Не служил бы я на флоте… (сборник) - Бойко Владимир

Не служил бы я на флоте… (сборник)
Владимир Николаевич Бойко


Морские истории и байки
Воспоминания о своей учебе в Севастопольском ВВМИУ и последующей службе на атомных подводных лодках ВМФ СССР и РФ, ветеран – подводник Военно-Морского Флота России Владимир Бойко, впервые в литературе постсоветского пространства оформил в юмористической форме.

Книга «Не служил бы я на флоте…» не является попыткой очернить флот или его представителей, а предназначена для людей, способных по достоинству оценить флотский юмор. Байки, анекдоты, крылатые выражения и изречения, приведенные в книге составляли, составляют и будут составлять неотъемлемую часть Военно-морской службы. По этим байкам, выражениям и изречениям, пусть не всегда тщательно обдуманным, а порой и высказанным сгоряча, можно судить о специфике службы на подводных лодках, представить будни подводников ВМФ.

В книгу также включены дополненные и переработанные байки и смешные рассказы юмористического характера рассказанные друзьями и товарищами автора, а также автобиографические миниатюры и зарисовки с натуры, анекдоты от подводников.





Владимир Николаевич Бойко

Не служил бы я на флоте… (сборник)





БАЙКИ БОЙКО


















ПРИКОЛЫ НАШЕГО ГОРОДКА


Севастопольское высшее военно-морское инженерное училище. Третий курс, по курсантской терминологии – «Веселые ребята». Сентябрь. Стою дежурным по 132 роте, набираю телефон дежурного по 1 факультету и от имени заместителя начальника училища по МТО приказываю дежурным по ротам всего факультета набрать трехлитровые банки воды и отнести в лазарет на анализ в связи с распространением холеры в районе Черной речки. Это же распоряжение прозвонил и остальным факультетам. Дежурный народ он очень исполнительный и инициативный. Через полчаса дневальные с банками воды (трое пришли с пожарными ведрами – ничего подходящего в роте не оказалось) со всех факультетов (примерно 50 человек), строем, под руководством помощника дежурного по первому факультету, пошли в лазарет. Еще через минут пятнадцать в районе лазарета наблюдался всемирный потоп и очень громкие выражения на медико-матерном языке начальника медицинской службы училища.








Севастопольское ВВМИУ. Пятый курс, по курсантской терминологии – «Отцы и дети». Сентябрь. От нечего делать (диплом был написан еще на 4 курсе) звоню во все три факультета и от имени то го же заместителя начальника училища по МТО приказываю собрать все огнетушители в ротных помещениях и принести в рубку дежурного по училищу для перезарядки.

Как всегда среди всех дежурных по ротам училища оказывается самый инициативный и исполнительный, который через десять минут бежал по нашему трапу в 283 ступеньки с огнетушителем в руках. С ним он и влетел в рубку дежурного по училищу с докладом: «Товарищ капитан 1 ранга! Дежурный по 132 роте старшина 2 статьи Х. Голландский прибыл для перезарядки огнетушителя!».








Капитан 1 ранга, доцент кафедры вспомогательных механизмов офонарел: то, что огнетушители перезаряжают по истечении срока зарядки, он знал, но не в рубке же дежурного, и, в конце концов, никаких распоряжений и телефонограмм ему по этому поводу не поступало. На всякий случай он уточнил по команде и, выяснив, что это вроде бы прикол со стороны курсантов, «обласкал» дежурного по 132 роте и очень «нежно» выставил его.

Обиженный и оскорбленный наш курсант Х. Голландский с огнетушителем поплелся вниз, в ротное помещение. Навстречу ему по трапу поднимались пятьдесят человек с такими же огнетушителями на плечах. Они, конечно же, задали ему вопрос: «О, ты уже перезарядил так быстро? Куда идти-то?». На что старшина 2 статьи Х. Голландский бодро ответил: «В кабинет заместителя начальника училища по МТО!». В конце концов, не ему же одному получать звездюлей и видно знал он шутливо – жестокую поговорку на флоте «Нет лучше радости для моряка, чем неприятности у товарища!».

Дальше в кабинете заместителя начальника училища по МТО все произошло по картине Репина «Не ждали», но до полотна Верещагина «Апофеоз войны» дело не дошло.




…ГРЕБЕМ НА ЯЛИКЕ С КРОВЬЮ НА РУКАХ…


Севастопольское ВВМИУ. Второй курс, по терминологии курсантов – «Униженные и оскорбленные». Поддавшие в меру, возвращаемся из увольнения через бухту Апполоновку. На последний катер опоздали, озираясь по сторонам, увидели недалеко от пирса расположенный яхтклуб. Просим сторожа дать ялик, чтобы в училище добраться, опаздываем, мол, из увольнения. Сторож – гнида, не дает. Вдвоем выписываем ему пару звездюлей, запираем его в сторожке намертво, обрываем провода электрические и телефонные, вырываем из земли кол, к которому привязан ялик и гребем на ялике в училище.








Подгребли к шлюпочной базе кафедры морской практики (по терминологии курсантов – «Кафедра весла и уключины») и сделали подарок родному училищу, оставив плавсредство на слипе, затем бегом в рубку дежурного по факультету докладывать, что из увольнения прибыли и замечаний не имели. На следующий день нас опознал сторож, прибывший для кровной мести в училище, пожаловавшийся начальнику СВВМИУ на наши уголовные действия. Разбор полетов происходил в кабинете у начальника училища, где на ковре стоим вместе с командиром нашей роты батей Покатило. Пошло чтение морали, выявление остатков стыда-совести и прочая чепуха. Когда начальник училища выговорился, начал говорить Максимыч: «Товарищ адмирал! Мои ребята, отличники учебы, непьющие и некурящие, возвращались из увольнения и опоздали на катер. Обладая высокоразвитым чувством ответственности, попросили у сторожа яхтклуба лодку, чтобы быстро добраться в училище. Пьяный сторож избил их, бросил бездыханные тела в ялик и оттолкнул от берега. Ребята очнулись посреди бухты и, не обнаружив весел, начали грести бескозырками. Они выполнили свой воинский долг, не опоздав из увольнения, товарищ адмирал!».

После этого монолога нас отправили учиться дальше, а сторожа с позором изгнали с территории Севастопольского ВВМИУ. Начальник Кафедры весла и уключины ялик так яхтклубу не отдал. Дары моря, все таки! Морской трофей!




МАГЕЛЛАНЫ


Севастопольское ВВМИУ. Четвертый курс. По курсантской терминологии – «Женихи». 8 марта. Возвращаемся в училище где-то после 15 часов к разводу на вахту.

Зашли на катер. Сели. Ждем, когда чалки отдадут. С нами на катере до полусотни штатских лиц. Катер тогда ходил от Графской пристани в Инкерман через бухту Голландия, где располагалось всеми нами любимое, а для кого и горячо любимое училище, каждые полчаса.








Просидев какое-то время без толку, пошли выяснять, чем вызвана задержка рейса. Обнаруживаем в ходовой рубке в полном отрубе капитана катера, а в моторном отделении – моториста с матросом не подающих признаков жизни все по той же причине. И даже не мычат. Привести в чувство никого из команды катера не удалось. Корешок и говорит, давай Вова, заводи дизель на винт – как никак в инженерном ВВМУ обучаемся, а ты, Петя, по моей команде отдашь швартовы. Я, говорит, как учившийся в гражданской мореходке на штурмана, буду командовать.

Разошлись мы по боевым постам, и Петя дает команду «Осторожно, двери закрываются!». Это он, наверное, от волнения метро вспомнил. «Катер следует по маршруту Графская – Голландия». Тут народ завизжал «А нам и в Инкерман надо!». На что по матюгальнику и было сказано: «Команда катера очнется и в Инкерман вас доставит. Не плачь девчонка, пройдут дожди! С праздником вас, дорогие женщины!».

Так мы и дошли до портопункта «Голландия». Привести в чувство команду катера не удалось, и по просьбе трудящихся потопали мы в Инкерман. Там история повторилась, а нам в училище обратно «…надо позарез…».

Пошли обратно. Всю дорогу до училища главстаршина Петя, ставший на это время матросом швартовной команды катера, поливал из шланга водой эту пьяную троицу и пытался с ними разучить комплекс упражнений утренней физической зарядки №-1, что ему и удалось сделать при швартовке в портопункте «Голландия».




ПАТРУЛЬНАЯ СЛУЖБА


Однажды сидим в курилке вчетвером: я, Толик, Петя и примкнувший к нам мой корешок по кличке «Пельмень» из соседней роты. В училище очередной оргпериод, но слинять в город уж очень хочется. Мне в голову приходит гениальная мысль и говорю Анатолию: «У тебя вчера рота стояла в наряде. Повязки «Патруль» сдал или нет?». «Нет, не сдавал». «Зашибись, давай тащи сюда». Принес он повязки «Патруль», повязали мы их друг другу и потопали на катер в город с чистою душою – кто же остановит идущий на развод в комендатуру Севастополя патрульных. Так и произошло. Даже расставленные «писатели» (офицеры, выставляемые на караванных курсантских самоходных тропах для предотвращения самовольных отлучек, и записывающие курсантов в записную книжку для заклада) и те торопили нас: «Давай ребята быстрее, вон уже катер подходит!».








На катер мы сели, но он оказался в противоположную сторону – в Инкерман. А нам то что – еще лучше. Сошли на Троицкой пристани (магазинчик рядом) берем портвейн №-142 (стоимость рубль сорок два) и «Билэ мицнэ» (по-русски «Белое крепкое», всего лишь рубль две копейки цена), батон колбасы докторской и банку икры заграничной (баклажанной). Забираемся на косогор в траву и предаемся кайфу.








Посидели, поели и попили, пошли дальше. Первым по пути домой попался пивной ларек у стадиона «Металлист». Попили пивка (22 копейки кружка!), пошли дальше. Через полчаса образовались на площади у Малахова Кургана. Продолжили питие алкоголя. На третьей рюмке обратили внимание на отсутствие Пети. Пошли искать.

Обнаружили Петра на площади, делающим замечание матросу Черноморского флота за неотдание воинской чести. Подошли и слушаем, как Петя раздолбывает нарушителя. Подходит флотский капитан 2 ранга и, обращаясь к Пете, говорит: «Товарищ мичман! Когда делаете замечание матросу, окурок выньте изо рта!». О!!! Тут-то мы и обнаружили, что повязки «Патруль» мы так и не сняли (вот почему нас никто не останавливал), а подошедший капитан II ранга в таком же состоянии, как и мы.

Ладно, пошли дальше. То ли нам весело стало, то ли привитая дисциплина сработала, но мы начали отлавливать младших нас по воинскому званию, делать им замечания (а замечания всегда найдутся) и записывать эти замечания матросам-старшинам в увольнительные записки. Поисполняв обязанности патрульной службы еще с час, попили пива и разошлись по домам.

Через два дня во все войсковые части гарнизона Севастополь была разослана телефонограмма за подписью коменданта гарнизона с просьбой выявить четверых курсантов пятого курса, действующих от имени патруля и переписавших половину Черноморского флота, задержать, скрутить и бросить в каталажку.








Ларчик открывался просто: матрос он дисциплинирован в большинстве своем (хотя навряд ли) и, возвратившись из увольнения, немедленно докладывал о сделанных ему замечаниях. Дежурные проверяли эти записи, звоня дежурному по гарнизону, где все это и открылось.

Но, объявленный на нас всесоюзный розыск закончился безрезультатно.




ВТОРАЯ ПРОФЕССИЯ









Из этой же оперы, но современнее. 12 августа 2007 года собрались однокашники по Севастопольскому ВВМИУ (252 рота 1975 года выпуска) вместе со своим Батей – Евгением Максимовичем Покатило. Сказали мне ребята: «Ты, Чех, приехал ты и собирай, мы ведь работаем». Я и собрал семнадцать человек (80 % от числа наших ребят, проживающих в Севастополе). Что делают на встречах однокашники, не видевшиеся 20–30 лет, описывать не буду. Витя Злобин работает в Балаклаве в 9-й горбольнице Главным энергетиком (СВВМИУ заканчивал все-таки!). Коля Саков (тоже однокашник и еще не потерявший проскальзывающую иногда наивность) спрашивает у меня: «Чех! А кем Витя Злобин в больнице работает?». На что на полном серьезе отвечаю «Главврачом, Коля!». У Николая глаза на лоб полезли, а затем последовал возглас: «Ни хрена себе!», затем спокойное рассуждение: «А что? Мы и это можем».




ИСТОРИЯ АТОМНОГО ФЛОТА


На кафедре Ядерных Реакторов Севастопольского ВВМИУ нам преподавал сей предмет капитан 3 ранга Владимиров, начинающий лекцию словами: «Товарищи курсанты! В историю советского атомного флота вошли два человека: академик Александров с парадного входа, а я – с черного».

Рассказываю почему.



Читать бесплатно другие книги:

Уильям Гибсон прославился трилогией «Киберпространство» («Нейромант», «Граф Ноль», «Мона Лиза овердрайв»), ставшей краеу...
Научные исследования доктора Батмангхелиджа показали, что так называемые хронические боли часто есть не что иное, как по...
Болит поясница?Горький привкус во рту?Печень не справляется с нагрузкой?Врач поставил неутешительный диагноз «цистит» ил...
Известный ученый-натуралист и популяризатор науки приглашает в грандиозное путешествие длиной в четыре миллиарда лет – к...
Прошло некоторое время с момента выхода книги «Песни» (2006). Стихов (песен) у Вероники Долиной сделалось скорее два том...
От молодого преуспевающего архитектора Чарли Уотерстоуна после десяти лет счастливого супружества уходит жена. В один ми...