Клуб анонимных наблюдателей - Васильева Виктория

Клуб анонимных наблюдателей
Виктория Васильева


«Клуб анонимных наблюдателей» – сборник коротких рассказов о людях, настоящих и не очень: от жизненных зарисовок до полного абсурда.





Клуб анонимных наблюдателей

Виктория Васильева



© Виктория Васильева, 2015



Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero.ru




Две короткие истории про мужчину и женщину


Женщина на бесконечных ногах идет по тротуару. Рядом – мужчина, который только что шёл в другую строну, но уже повернулся и быстро шагает рядом с ней. Мужчина улыбается женщине, она в ответ хмурится и спрашивает:



– И долго Вы будете рядом со мной идти?

– Нет, совсем недолго, – улыбается он.

– Ну… И сколько?

– Всю жизнь!



***



– Извините, можно у вас попросить телефон позвонить? У меня разрядился, а мне очень надо, – девушка умоляюще смотрит на мужчину, так, что сразу видно: ей надо.



– Говори телефон.

– Дадите, да?

– Дам, номер говори.

– 8 968 … ……



Мужчина набирает номер и крепко берет девушку за руку. В другую руку дает ей телефон. Девушка берет трубку и удивленно смотрит на него.



– Убежишь еще. Я вас таких знаю, – отвечает он на взгляд.



Пока она разговаривает, он крепко держит её за руку. Когда она заканчивает разговор и возвращает трубку, отпускает.



– Спасибо, – говорит девушка.



Оба чуть замирают, вроде как надо еще что-то сказать.



– А дай телефон, – говорит он.

– Так я же вот отдала только что.

– Да нет, номер. Твой. Я позвоню. Кофе там попьем. Или не кофе.

– Записывай, – отвечает она. И крепко берет его за руку. – А то убежишь ещё… Я вас таких знаю.




Фантазия о кармической столовой


Карма Романовна – женщина средних лет с пышной грудью и не менее пышной прической, именно такая, которая должна работать в столовой на линии раздачи. Она и работает – с утра до вечера, а иногда и в ночную смену Линия раздачи у нее в столовой просторная, очередь не застаивается.



Я сегодня зашла впервые и сразу поняла: занятное местечко. Большие окна с видом на будущее, подвесные потолки, деревянные столики в несколько рядов. Присмотрела себе подходящий столик, взяла поднос, и на раздачу. Стою, ищу глазами котелки с супами и котлетками. Не видно котелков. Подошла к Карме Романовне, и не успела рот открыть, как она кинула мне в тарелку что-то не понятное – густую кашу с неприятным запахом и пирожок (вроде).



– Это, – говорю, – что?

– То, чего ты достойна на сегодня. Вонючее пюре из непойми чего и пирожок с повидлом.



«Пирожок – это хорошо, – подумала я. – Пирожок – это мне надо». И осторожно начала пытаться убрать с подноса вонючее пюре из непойми чего, но оно чудесным образом все равно оказывалось передо мной.



– Карма Романна, – спрашиваю. – Как мне от этого избавиться?

– Ешь, – говорит. – Что дают. Заслужила, значит ешь.

– Я вообще-то не хочу.

– Ну разве же я тебя спрашиваю, чего ты хочешь? Сказала – это тебе, значит, ешь.

– И что, все так и едят то, что Вы решили?

– Едят, пьют. Для каждого своё.

– А если Гитлер зайдет, например? Чем Вы его угостите?

– Что значит если, милочка? Вон он стоит в углу на горохе, уж я ему от души насыпала. С прошлого понедельника стоит, и еще не срок ему уходить.



Вот надо же, а я и не заметила. Действительно, стоит в углу – маленький, грустный, на птичку похож. Ну раз он покорно стоит, так чего бы и мне тарелку пюре не съесть. Взяла поднос и пошла села. Специально поближе к раздаче, интересно же, что кому предлагают.



Подходит дядька, лицо смутно знакомое. Вспоминаю – точно, диетолог из телека. Жирный такой.



– О, – радуется карма, – для всех ваших один набор.

– Для наших?

– Ага, для ваших, которые ни в чем не разбираются, а другим советуют. Тебе, еще вот паре теток разведенных, которые советы о семейной жизни раздают, менеджеру по рекламе, который рассказывает дизайнеру, как рисовать… Много вас таких, всем одно: отруби, сало, лимон.



– Что? И где тут логика?

– Нет логики. Есть майонез. Держи.



Достав большую бутылку майонеза, Карма Романовна выливает ему на тарелку здоровый шлепок.



– А майонез хотя бы легкий? Я на диете.

– Легкий. 200 грамм всего.



Дядька явно недоволен, но не спорит: видимо, уже в курсе, что бесполезно. Садится за стол и ест.



– Эй, дама, на меня обратите внимание!



У стойки стоит женщина в деловом костюме и на каблуках. Карма Романовна вытирает руки о передник, берет тарелку, кладет гречку. Женщина кривит лицо:



– И все? Это все, что я заслужила?

– Ну на хлеба кусок. Нормальная еда, с голоду не помрешь. Что не так?

– Но я же всю жизнь стараюсь! Высшее образование получила. На работу не опоздала ни разу! Меня повысили, я теперь начальник отдела по персоналу. Каждое утро встаю на час раньше, чтобы накраситься. На права сдала, машину купила. Шубу ещё. Сама, не у мужика выпросила.

– Ну, и чего? Я так и не поняла, чего ты хорошего-то сделала?



И тут что-то я задумалась – а мне за что эту дрянь? Ну я-то точно ничего плохого не сделала. И ведь даже не спросила. Надо будет завтра уточнить, когда брать еду буду.



На следующий день я пришла рано утром, но на двери висела табличка «ВЫХОДНОЙ». Отдыхает. Так я и знала, что есть такие специальные дни, когда нет в мире справедливости.




Про любовь (или про это уже было?)


– Привет, – сказал он, открыв дверь.

– Привет, – ответила она.

– Проходи. Раздевайся. Чаю?

– Нет, спасибо.



Она прошла в комнату и начала расстегивать рубашку.



– Опять в джинсах? – спросил он, Ты же знаешь, от них следы на теле остаются. Мне не нравятся.

– Большое дело. Просто представь, что их нет.



Она кинула рубашку на спинку стула и начала стаскивать джинсы. Он вздохнул и продолжил наблюдать, как она раздевается. Ловко заведя руки назад, она расстегнула лифчик и аккуратно пристроила его поверх висящей на стуле рубашки. Стянула трусики.



Она приходила к нему каждые выходные уже месяца четыре. По будням не могла – работа, потом вечерние курсы. Училась монтировать видео. Хотела снимать кино, но не знала, с чего начать, поэтому начала с монтажа.



Познакомились они в баре, он подошел и сказал, что хотел бы ее нарисовать.



– Художник, что ли? – рассмеялась она.

– Да, – ответил он. – У меня студия тут недалеко. Приходи завтра.

– Завтра? – улыбнулась она. – Не сегодня?

– Сегодня я выпил. Я не рисую, когда выпил.



Он оставил ей номер телефона и адрес. Уверенная, что идет на свидание, она пришла. Однако это не был оригинальный способ предложения свидания, и в тот же день он начал рисовать её. Обнаженной. Она не знала, почему согласилась. Возможно, потому, что сделала полную депиляцию и купила новое нижнее белье – не пропадать же добру.



Он рисовал ее каждые выходные уже месяца четыре, а она сходила с ума от любви.




Семидневная сансара


Один буддист постоянно говорил себе, что с понедельника начнет новую жизнь.



Начнет принимать жизнь такой, как она есть, перестанет суетиться. Будет наслаждаться природой и самим бытием. Может быть, даже начнет курить. Хотя насчет таких перемен в жизни он не был уверен.



Однако наступал очередной понедельник и наш буддист опять просыпался без будильника в семь утра и шел варить овсяную кашу. Казалось бы, что такого – варить с утра овсяную кашу? Но дело в том, что он никогда не покупал хлопья быстрой варки, только полезную олдовую овсянку, которую варить нужно минимум минут 15.



Пока варится каша, ему нужно было непременно себя чем-то занять. Руки обычно так и тянулись проверить рабочую почту. Иногда он держался до самого обеда, но чаще срывался еще во время завтрака. Жадно прочитывал новые мэйлы, радовался, если видел конфликт между коллегами, и ввязывался в бой с подробными комментариями по каждому вопросу. Иногда после этих срывов у него начинала болеть голова, но он все равно не мог себя остановить.



Как бы плохо не обстояли дела с головой, ровно в девять утра он уже протискивался в вагон метро, бодро ругаясь с каждым, кто протискивался так же бодро, как он. Потный, но довольный, полдесятого он прибывал в офис. До начала рабочего дня оставалось полчаса, можно немного расслабиться, написать в общий чат что-нибудь по поводу невымытых со вчерашнего дня кружек или слишком активного использования коллегами туалетной бумаги. По обстоятельствам.



Рабочий день пролетал стремительно. Одни только совещания порой продолжались по четыре часа, а ведь еще и поработать надо! Иногда не успеешь оглянуться – а уже восемь вечера.



И тогда он замечал, что понедельник подошел к концу, а новая жизнь так и не началась. Ничего, будут еще понедельники. Не во вторник же начинать? Да и вообще, он же буддист. Может и после смерти новую жизнь начать.




Необычайный случай с Вуди Алленом


Вуди Аллен сидел на берегу моря и смотрел вдаль, мечтая о заморских странах. Он размышлял о том, что еще очень многого не видел в этом мире.



Внезапно перед ним, откуда ни возьмись, появился продавец-консультант.



– Вам что-нибудь показать? – спросил он.

– Нет, спасибо, я сам посмотрю.

– Но как же вы посмотрите, если я Вам ничего не покажу?

– Действительно… А знаете что, покажите мне настоящий абсурд! Я всю жизнь нахожусь в поисках того, что можно назвать совершенным абсурдом.

– Хорошо. Закройте глаза.



Вуди Аллен отставил в сторону стакан с яблочным соком и в предвкушении закрыл глаза.



– Открывайте! – раздался бодрый голос



Вуди Аллен открыл глаза и посмотрел на книгу в своих руках:



– Это что?

– А Вы что хотели увидеть? Фигурное катание? Бейсбол? Пьесу «Не пейте эту воду»?

– Ну хотя бы.

– Это книга. Сборник рассказов Виктории Васильевой, называется «Клуб анонимных наблюдателей».

– Какой Васильевой? Той, которая пишет этот рассказ?

– Ага.

– А не слишком ли нагло с ее стороны сунуть свою книгу в руки мне, да еще как образец совершенного абсурда?



Читать бесплатно другие книги:

Основная цель книги – раскрыть специфические аспекты творческой личности художника, то, что отличает его от творцов в об...
Глерд Юджин, известный в мире меча и магии как Улучшатель, не желает довольствоваться ролью улучшателя прялок, он намере...
Новая книга эссе Марии Степановой – о современности и ее отношениях с историческим временем. Страх перед будущим, недове...
Книга, написанная на основании широкого круга источников – дневников и воспоминаний, архивных документов и публикаций, –...
Трактир «Кофейная гуща» стоит на границе между новорожденной реальностью и непознаваемым хаосом ещё неосуществленных воз...
Основу сборника «Татьянин день» составляют стихи, написанные Татьяной Ивлевой в первое десятилетие нового столетия – в п...