Пересечение миров - Шамонт Евангелина

Пересечение миров
Евангелина Шамонт


Дневник души
Еще вчера Николас был молодым успешным гонщиком. Сегодня он – измученная невидимая душа, запертая в мире людей.

Влюбиться после смерти, разве это возможно? Это безумно, это невероятно и чувственно. Любовь к земной девушке Эмме заставляет Николаса перешагнуть через законы Вселенной, стереть границу между потусторонним миром и миром людей.





Пересечение миров

серия «Дневник души»

Евангелина Шамонт



© Евангелина Шамонт, 2015



Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero.ru




Пролог


Никогда в жизни я не вел дневники. Всегда считал это занятие бесполезной тратой времени. Но, как же я ошибался.

Вы когда-нибудь задумывались, что записанная однажды история необыкновенной жизни может перевернуть жизни людей и расширить законы Вселенной?

Кто бы мог подумать, что именно моя собственная смерть заставит меня начать записывать мою жизнь.




Запись 1. Рок


Жгучим июньским утром я снова был на трассе. Я так радовался, что наконец-то смогу обновить мой новенький красный Феррари.

Мои ладони крепко сжимали кожаную обивку руля. Правая нога давила на педаль газа. Я мчался на скорости уже больше ста километров в час.

Вокруг меня раскрывалась грандиозная картина бесконечной голой степи. День близился к закату и на горизонте появлялись облака цвета разбавленной крови. Я словно летел по дороге в небеса. Невероятно, как скорость могла наполнять меня адреналином. Как же долго мне этого не хватало.

С тех пор, как мой профессиональный уровень гонщика вырос до мирового уровня, у меня все меньше оставалось времени на уединенные свидания с трассой.

Последний год меня окружала куча людей, куда бы я ни направился. Поэтому встречи с обнаженной дорогой сопровождались любопытными репортерами и восторженными зрителями. И вот, настал тот день, когда мне удалось сбежать от сотни глаз.



Окна в машине были открыты настежь, мне нравилось, когда ветер дул в лицо и развивал мою густую шевелюру. В боковом зеркале сверкали мои счастливые глаза на фоне ясного багрового неба.

На миг я закрыл веки, чтобы насладиться обостренным чувством свободы. Это был роковой момент того дня. Мощный толчок сзади неожиданно встряхнул меня, отчего я ударился о руль головой и моментально вылетел из сознания.

Я был в отключке долго. Слишком долго. Открыв глаза, я не сразу понял, что происходит. Пытался вспомнить, почему дышал в асфальт, лежа посреди дороги. В голове была только давящая тишина. Я морщился, словно каждое воспоминание приходилось клещами вытаскивать из самых дальних уголков сознания.



«Меня зовут Николас… – мелькнуло в голове. – Уже хоть что-то.»

Я мутно слышал голоса людей и звуки сирен где-то недалеко. Поднявшись, я увидел толпу впереди рядом с машиной «скорой помощи» и пожарной машиной.

Воспоминания медленно начали заполнять мою голову. Я вспомнил, что ехал по этой дороге, но она была абсолютно пуста. Теперь же там было полно автомобилей и людей.

Машинально я двинулся к случившемуся впереди. Волочась по дороге, я не мог разглядеть, что же там происходит.

Подойдя ближе, мне не пришлось лезть через толпу. Я итак прекрасно видел все происходящее через коридор расступившихся людей, пропускающих пожарных.

Из моей груди вырвался пронзительный крик.

– Нет! Нет! Еще рано! Так рано… – отчаяние захлестнуло меня всего без остатка.

Я кричал изо всех сих, словно хотел разорвать свое горло изнутри. Но никто меня не слышал.



На склоне дороги стояла вдребезги разбившееся красная Феррари. Пламя съедало машину целиком. На водительском сидении находилось тело. Мое тело!

Я хватал ртом воздух, будто он вот-вот закончится. Но это было бессмысленно ведь, по сути, у меня уже не было легких.

В порыве эмоций и предшествующего беспамятного состояния я не обратил внимания на мое тело. Теперешнее тело. Оно было полупрозрачное. Мои мысли переключились на осознание того, кем я теперь являлся.

Я даже не заметил спускающийся сверху белый свет, который неожиданно окутал меня и начал уносить куда-то ввысь. Чувство несравненной свободы боролось с чувством страшного отчаяния.

То, что было позади, я уже потерял, а то, что ждало меня, впереди вызывало страх. Я читал о рае и аде и верил в их существование.

Но я не боялся того, что по моим заслугам я не попаду в рай. Я боялся того, что попав наверх, я уже никогда не окажусь на Земле.

В мое сознание проникла доля смирения, отчего я почувствовал себя легко и свободно, поднимаясь ввысь. Но из головы не выходила мысль о моей смерти. Все произошло слишком рано, слишком быстро. От размышлений хрупкая доля смирения разбилась вдребезги об устойчивую панику в моей голове.

Я безумно не хотел покидать Землю и начал бороться, как мог. Я не знаю, с какими силами я боролся, но, в конце концов, они отпустили меня и я вырвался из объятий белого света.

Упав на землю, с чувством облегчения я наблюдал, как высоко в небе растворяется белая дымка. Я победил. Это была маленькая победа по сравнению с тем, что ждало меня впереди.




Запись 2. Агония


Сидя на земле посреди пустыни я долго приходил в себя. Я был погружен в мысли лишь о том, что я все еще на Земле, что мне удалось здесь остаться. Страх выветривался, уступая место облегчению.

«Я на Земле. Я на Земле… – успокаивающая мысль вертелась в голове».

Краем глаза я заметил свою руку и вскочил, словно увидел гремучую змею. Осознание того, что теперь я не человек постепенно заполняло мое сознание. Я разглядывал свое полупрозрачное тело, как диковинку из другой планеты.

Я протянул ногу вперед в сторону лежащего булыжника. Нога прошла насквозь.

«Круто! – подумал я. – Теперь могу проходить сквозь предметы, как человек со сверхспособностями из фильмов». Но загвоздка в том, что я уже не был человеком…

Эта мысль снова выбила меня из равновесия. Если я мог проходить сквозь предметы, тогда и люди не могли меня видеть. Напряжение во мне росло с невероятной скоростью.

«Значит, я остался совсем один на Земле полной людей? – бегло размышлял я».

Мне нужно было срочно в этом убедиться.

Оглядевшись, я наткнулся взглядом на дома, стоящие вдалеке, крыши которых почти сливались с горизонтом. Недолго думая, я сорвался с места и помчался вперед наобум.

Через несколько секунд я понял, что лечу, причем с неимоверной скоростью. Меня окутало невероятное ощущение легкости полета и свободы, подобно тому, что я испытывал на трассе, нажимая на педаль газа.

Я уже не мог ощущать, как на скорости ветер треплет мои волосы, но закрыв глаза, я мог представить себе все прелести быстрой езды по голой трассе.

Не успел я насладиться полетом, как передо мной появились разноцветные здания. Странно, при жизни я не замечал столько оттенков цветов.

Стоя на перекрестке, я наблюдал за жизнью в этом маленьком городке. Я видел не людей, я видел их души. Я видел людей без шелухи и масок.

Яркость и оттенки души говорили о человеке больше, чем его физический облик. Очень жаль, что многие люди не могут видеть себя такими, какими их видишь ты.

Бульвар жил. Люди спешили по своим делам, машины ездили взад вперед, лишь на мгновение, уступая место пешеходам. И только я стоял посреди дороги не боясь быть сбитым машиной или человеком.

Я подошел к продавцу газетного лотка на краю дороги. Грузный мужчина с отрешенным взглядом сидел за прилавком, не обращая на меня никакого внимания. Я дотронулся до его руки, но он даже не шелохнулся.

К горлу подступала паника. Я дернул продавца за руку, но безуспешно, я пытался разбросать аккуратно сложенные газеты, и ничего, наконец, я собрал все силы, чтобы опрокинуть на него открытую бутылку коньяка, спрятанную под прилавком, но тщетно.

Мои действия не привели даже к легкому дуновению ветерка. Продавец жил своей скучной рабочей жизнью, перелистывая газеты. Все вокруг жили своей жизнью, а меня словно не было.

Я будто смотрел в окно другого мира, где меня не существует. Уже второй раз за тот злополучный день из моего горла вырвался крик отчаяния.

«Как я мог опять поддаться риску и лихачить, да еще с закрытыми глазами? Я здесь по своей же глупости. Как бы я хотел все исправить, – ругал я себя».

Угрызения совести взяли меня в плен, опускаясь все глубже ко дну моего сознания.

Я двинулся вдоль дороги, не различая улиц, зданий, людей, машин. Не знаю точно, сколько времени я шел вперед, переключаясь на агрессивный полет, в моменты, когда самоедство достигало моих душевных нервов.

Дома, парки, машины, люди пролетали перед моим взором, как мешающие дискомфортные тени.

Но мое внимание привлек старый безобразный заброшенный дом. Такой же одинокий, как и я. Он стоял на большом, на половину загнившем, земельном участке, подальше от соседей и определенно портил весь вид.

Его архитектура напоминала мне дома начала девятнадцатого века. Было видно, что в нем уже давно никто не живет. Окна были забиты досками, стены были облупившиеся и грязные, а на крыше огромная расщелина.

Это именно то, что мне тогда было нужно. Темное одиночество в заброшенном пыльном углу.

Этот дом стал моим родным пристанищем. Я передвигался по нему изо дня в день, и мне становилось легче оттого, что я не видел за окнами людей и не слышал мотор машин. Время для меня будто остановилось.

Сначала я пытался отогнать всевозможные мысли о своей смерти, и следующие за ними самобичевание. Я ругал себя за то, что оставил своих родных так резко, так рано, так быстро. Я не мог заставить себя навестить их. Мне было безгранично стыдно. Увидеть маму в черной одежде со слезами на глазах напротив моей фотографии… Я бы не выдержал такой боли.

Меня все чаще начала посещать мысль о том, что, возможно я сделал не правильный выбор. Может мне стоило позволить небесному свету унести меня наверх.

Возможно, там я бы сразу успокоился. А может все бы просто закончилось для меня, и не было бы не боли ни сожалений.

Я не мог думать о том, что может ждать меня впереди. Я не мог отпустить то, что было позади. Я верил в реинкарнацию души и, возможно, в конце того небесного тоннеля я мог бы попасть на реинкарнацию.

Но тогда я бы уже не был собой, я был бы кем-то другим с другим телом, с другой жизнью. Было невыносимо думать о потери той счастливой и полной жизни, которую я имел.

Несмотря на все мои терзания, где-то глубоко, на дне, в углу таилось необъяснимое чувство, что произойдет что-то исключительное.




Запись 3. Луч


Слишком солнечным за последнее время утром я сидел в темном углу, из которого не выходил уже несколько дней.

Яркий луч света пронзил щель между прибитыми к окну досками. Я покосился вправо, поворачиваясь спиной к окну. Но луч света был настойчивей, чем я ожидал, перемещаясь следом за мной.

Звонкий смех за окном напомнил мне о моем одиночестве и о том, что за стенами дома кипит жизнь. Раздраженный, я поднялся, чтобы перейти в другую комнату, в другой угол, где время снова остановится для меня.

Щель между досками на окне была достаточной, чтобы мой взгляд остановился на луче, ярко играющем на солнце. Луч оказался душой девушки, которая шагала вдоль дороги в сопровождении веселой компании.

Я не мог оторвать от нее взгляда и смотрел так, будто она уносила с собой то, что принадлежало мне.

Первый раз за то бесконечно мучительное время на Земле в качестве души, я почувствовал что-то приятное. Это было сладкое притяжение.

Ее душа была гораздо радужней всех людей, которых я видел на Земле, точное воплощение одной из изумительных картин известных художников, где гармония красок передает истинные ощущения, которые мы не можем выразить в словах.

Походка была так грациозна и легка, она будто порхала, еле касаясь земли. От нее веяло чем-то необычайным, словно она оставляла лучистый след после себя. Во мне проснулось непреодолимое желание проследить за ней и выяснить, в чем секрет ее души.

Девушка уже скрывалась за углом, когда я сорвался с места и бросился следом за ней.

Веселая компания в сопровождении этой яркой девушки минула квартал и остановилась около невысокого белого здания. Девушка быстро попрощалась с друзьями и направилась внутрь здания.

Я не отставал от нее, но держался на расстоянии. Она не могла меня видеть, но, когда я вышел из своего само заточения, я забыл о том, что я не человек и прятался, как маниакальный преследователь за углами.

Внутри здание оказалось таким же современным и ухоженным, как и снаружи.



Читать бесплатно другие книги:

Данное методическое пособие предназначено для воспитателей дошкольных учреждений, учителей начальной школы и направлено ...
Насколько велика вероятность осуществления сценария «конца света»? Можем ли мы изменить и развить свое сознание настольк...
Черчилль – великий государственный деятель, премьер-министр Великобритании (1940–1945 и 1951–1955), реформатор, лауреат ...
Мир полон тайн. Но в своей повседневной суетной жизни мы забываем об этом. И лишь в минуты относительного покоя, где-ниб...
В книге собраны ответы на часто задаваемые вопросы начинающих предпринимателей. Материалы книги позволят вам пошагово ор...
Впервые на русском – книга года, по мнению и , «лучшая семейная сага со времени выхода „Поправок“ Джонатана Франзена» ...