Башня грифонов - Александрова Наталья

Башня грифонов
Наталья Николаевна Александрова


Роковой артефакт
В одном из дворов Васильевского острова, в старинном Квартале немецких аптекарей, стоит странная кирпичная башня, окутанная ореолом пугающей таинственности и хранящая множество неразгаданных секретов. Несколько столетий назад в этом месте находилась лаборатория фармацевта Вильгельма Пеля, который был одержим поиском эликсира вечной жизни и изобрел формулу исполнения желаний. До сих пор никто не может найти вход в его секретную лабораторию, тщательно оберегаемую, как гласит легенда, от посторонних глаз грозными крылатыми чудовищами – грифонами. Днем они прячутся в башне, а в полночь вылетают и наводят ужас на жителей квартала. В наши дни детективу-любителю Надежде Лебедевой, расследующей загадочную смерть рядового архитектора, удается приоткрыть завесу тайны Башни грифонов…





Наталья Александрова

Башня грифонов



© Н. Александрова, 2015

© ООО «Издательство АСТ», 2015


* * *


Дверной звонок зазвонил громко, требовательно, нагло.

Мужчина – высокий, широкоплечий, начинающий полнеть, но несомненно привлекательный – подошел к двери, выглянул в глазок, щелкнул замком, открыл.

В квартиру проскользнула женщина – блондинка лет тридцати, с голубыми, круглыми, как пуговицы, глазами, одновременно хитрыми и наивными. Она шагнула вперед, но мужчина стоял перед ней, покачиваясь с пятки на носок.

– Пропусти, – пробормотала блондинка, легонько ткнув его кулаком в грудь. – Что, мы так и будем торчать в прихожей?

– Нам вообще не стоило встречаться, – мужчина посмотрел на нее мрачно, но все же посторонился. – Тебя никто не видел?

– Это ты считаешь, что не стоило, а у меня на этот счет…

– Тебя никто не видел?! – повторил мужчина, повысив голос.

– Никто, никто, успокойся! – блондинка усмехнулась. – Какой ты пугливый!

– Я не пугливый, я осторожный.

Женщина прошла в гостиную, села на кожаный диван, закинула ногу на ногу и с интересом огляделась.

– Какая хорошая квартирка, – глаза блондинки сверкнули. – Это чья же, интересно?

– Не все ли тебе равно? И вообще – ты зачем пришла? Чтобы обсуждать эту квартиру?

– Нет, дорогой! – блондинка взяла мужчину за пуговицу, прижалась к нему бедром. – Я пришла поговорить с тобой…

– На меня это больше не действует! – мужчина отстранился, едва заметно поморщившись. – Пришла поговорить, так говори. Интересно, о чем?

– Ты же знаешь, я девушка одинокая, – промурлыкала блондинка, снова придвигаясь, – мне приходится самой о себе заботиться, самой зарабатывать на жизнь…

– Я-то тут при чем? Не понимаю…

– Ты? – глаза блондинки сузились, из голубых стали серыми. – А по-моему, ты очень даже хорошо понимаешь. И можешь мне помочь – если, конечно, не хочешь неприятностей.

– Что?! – мужчина посмотрел на блондинку, как на мелкое, но назойливое насекомое. – Ты хочешь еще денег?

– Да, я хочу денежек, – промурлыкала блондинка и снова завладела его пуговицей.

– Но я тебе уже заплатил! Сколько можно?

– Заплатил?! – прошипела блондинка и оторвала пуговицу. – Ты считаешь, что такой малостью можешь откупиться от меня?

– Малостью?! Я заплатил тебе большие деньги!

– Ох-ох-ох! – блондинка закатила глаза. – Ты называешь это большими деньгами? Я спросила знающих людей, сколько может стоить твой дом – тот, о котором я прочитала недавно в журнале, сколько могут стоить твои машины, да даже вот эти часы… ты заплатил мне гроши!

– Это были очень большие деньги! Неужели ты их уже потратила?

– Представь себе – потратила! Знаешь, какая сейчас дорогая жизнь? Особенно для такой девушки, как я…

– Не говори ерунды!

– Нет, милый, это ты не говори ерунды! – голос блондинки стал холодным и жестким. – Ты заплатишь мне в три раза больше, чем прошлый раз, если не хочешь, чтобы твоя чудненькая богатенькая жизнь треснула по всем швам!

Мужчина молчал, с ненавистью глядя на нее, блондинка усмехнулась и продолжила:

– Заплатишь как миленький, иначе те бумаги попадут сам знаешь к кому! Уж я об этом позабочусь!

Мужчина все еще молчал, нахмурившись и что-то обдумывая.

– Заплатишь! – уверенно повторила блондинка. – Заплатишь, если не хочешь потерять все!

– А потом ты снова придешь и скажешь, что деньги опять кончились? И что тебе нужно еще?

– Ну, милый, тебе придется поверить мне на слово, – блондинка хихикнула, – дай мне больше денег – тогда их хватит надолго!

– Тебя никто не видел, когда ты шла сюда? – снова спросил мужчина.

– Да никто, никто, я же тебе сказала… – вдруг в глазах блондинки сверкнул страх. – Что это ты все время спрашиваешь? Что ты задумал?

Она встала, двинулась к двери, но мужчина опередил ее, оказался у нее на пути.

– Это хорошо, что тебя никто не видел…

– Не пугай меня, – блондинка истерически засмеялась, попробовала обойти его, но мужчина снова заступил ей дорогу.

– Не пугай меня, – повторила она, но на этот раз ее голос дрогнул, – ты не способен на такое…

– А вот мы сейчас это проверим…

– Не дури! Если со мной что-то случится, эти бумаги попадут к тому, кто…

– Не верю! – мужчина пристально, холодно смотрел в голубые глаза, как будто читал в них мысли блондинки. – Не верю! У тебя нет друзей, ты никому не доверила бы те бумаги. Конечно, ты спрятала их в надежное место, но там они и останутся…

– Нет, это не так! – истерично вскрикнула блондинка. – Бумаги у очень надежного человека…

Она вздрогнула всем телом, потом искоса взглянула на своего собеседника и усмехнулась одними губами:

– Ты просто пытаешься меня напугать! Ты не сможешь… ты ни за что не сможешь!

– Не смогу, считаешь? А вот сейчас мы это проверим…

Блондинка метнулась в сторону, оказалась на кухне. Мужчина протянул руку, схватил молоток для отбивания мяса, замахнулся.

Блондинка вскрикнула, глаза ее расширились от ужаса.

– Ты сошел с ума! – пролепетала она, отступая к стене. – Тебя поймают! Меня видели, когда я входила в этот дом!

– Видели? – мужчина криво усмехнулся. – Надо же, какая незадача! Только я тебе не верю, ты мне несколько раз повторила, что проскользнула сюда незамеченной! Но даже если тебя кто-то видел – это не играет никакой роли, потому что меня-то тут нет!

– Как – нет?!

– А вот так: нет – и все. Я сейчас вообще в другом городе, у меня там важные дела. Так что извини, дорогая, ты больше не получишь от меня ни копейки…

Мужчина замахнулся и ударил блондинку молотком. Она заслонила лицо руками, и первый удар получился слабым, но он ударил еще раз и еще…

Женщина уже не могла кричать, она хрипло, тяжело дышала, кровь стекала по ее лицу, глаза из голубых сделались темно-серыми, а потом они вообще потеряли цвет, стали мутными и непрозрачными, как грязное стекло. Ноги у женщины подогнулись, она упала на кафельный пол, пару раз дернулась и затихла.

Мужчина стоял над ней, тяжело дыша, как будто только что пробежал большую дистанцию или сделал большую и важную работу.

Впрочем, в каком-то смысле так оно и было.

– Вот так, – проговорил он, пристально разглядывая бывшую блондинку. – Ты думала, что сможешь обставить меня?



Надежда глубоко вдохнула влажный, пахнущий свежей зеленью воздух и зажмурилась от удовольствия. Только на мгновенье, потому что в следующую секунду она передвинулась на скамейке так, чтобы ноги попали на солнце.

Конец мая, солнце светит ярко, но не жарит. И как соскучились все по теплым дням за долгую унылую зиму!

Ночью прошел сильный теплый дождь, и теперь растения благодарно тянулись навстречу весеннему солнцу. Деревья раскрывали клейкие листочки, трава бодро топорщилась, с Надеждиной скамейки была видна большая круглая клумба нарциссов – желтые, белые, махровые. Как красиво…

Надежда лизнула мороженое с ностальгическим названием «Как раньше» и усмехнулась про себя. Ей не показалось, что вкус такой, какой был раньше, в детстве или в юности. Но возможно, это оттого, что раньше все казалось вкуснее. Так или иначе, в данный момент она вовсе не хотела брюзжать и вздыхать по прежним дням.

Надежда Николаевна вообще никогда так не делала – что толку, только характер портить. И если честно, то ничего такого особенно хорошего и не было раньше, только что были все моложе и, если перефразировать классика, «лучше качеством».

Надежда снова передвинулась в погоне за солнышком и вздохнула. День был будний, хоть время и обеденное, но в парке народу было мало. Две-три мамаши с колясками, бабушки, прогуливающиеся небольшими компаниями.

Напротив, чуть наискосок, на скамейке сидели двое мужчин, очень увлеченные разговором. Один – молодой, лет тридцати, одет просто, волосы длинные, в хвост завязаны. Другой… собственно, Надежда потому и обратила внимание на этих двоих, что смотрелись они странно, как-то совершенно не сочетались.

Второй мужчина был пожилой и неопрятный. Начинающие редеть волосы были подстрижены очень плохо, сам рыхлый, и ощутимый животик некрасиво нависает над ремнем давно не глаженных брюк. Сверху какая-то допотопная кофта на пуговицах, причем одна висит на ниточке, скоро оборвется.

Надежда Николаевна потому так хорошо разглядела людей на скамейке, располагавшейся вовсе не напротив, что была сегодня в темных очках.

Зрение у Надежды было не то чтобы плохое, но для дали доктор несколько лет назад выписал ей очки. Надежда Николаевна очки не любила и надевала их только в кино, когда свет погасят, и дома, перед телевизором.

Иное дело – темные летом. Ей сделали стекла с диоптриями, и теперь в темных очках все было видно отлично.

Двое напротив продолжали оживленно беседовать, причем, как отметила Надежда, говорил больше пожилой. Он размахивал руками, что-то доказывал вполголоса, так что услышать Надежда Николаевна ничего не могла. Молодой слушал своего собеседника без всякой ухмылки, серьезно и внимательно. Стало быть, по делу говорят, а не просто так треплются.

Вот молодой человек покачал головой и даже рукой махнул, прищурившись. Не верит, значит, словам пожилого. Тот не обиделся, поднял с земли веточку и принялся чертить что-то под ногами на песчаной дорожке. Причем наклонялся, как с внутренней усмешкой отметила Надежда, с большим трудом. Еще бы, через такое-то пузо.

Надежда невольно подумала, что мужчина, наверное, не такой уж и пожилой, просто выглядит старше своих лет, потому что запущенный и не следит за собой. Питается небось кое-как, гамбургеры с жареными котлетами, магазинные пельмени и дешевые сардельки из мяса неизвестных науке животных – вот его меню. А нужно есть кашу и творог, а также нежирное мясо и зеленые овощи.

Как раз недавно прочитала она в каком-то журнале, что если хочешь не иметь лишнего веса, то овощи разрешается есть только зеленые и ни в коем случае не корнеплоды, то есть те, которые растут под землей. К примеру, капусту брокколи – можно, а морковку – нельзя, кабачки – можно, а свеклу – нельзя, сахара в ней много. Про картошку все ясно – нельзя ни в коем случае, а вот как быть с тыквой и помидорами? Как-то плохо в той статье все объяснили.

Надежда тяжко вздохнула. Прежде чем других людей критиковать, на себя бы посмотрела, а то, как говорится, в чужом глазу соломинку увидишь, а в своем и бревна не заметишь.

Уже много лет Надежда Николаевна вела борьбу с лишним весом. Не подумайте плохого, лишних у нее было килограммов пять-шесть, ну максимум семь, но Надежда справедливо полагала, что, чем лечить болезнь, лучше ее предупредить. Поэтому она старалась ограничивать себя если не во всем, то во многом.

Но человек, как известно, слаб, и сила воли Надежду иногда подводила. Вот как сегодня – не удержалась и купила мороженое. А сколько в нем калорий? Лучше не думать.

Проблема еще была в том, что муж Надежды Сан Саныч был не по возрасту подтянут, худощав, в движениях быстр и ловок, хотя спортом не занимался – много работал. Так что у нее перед глазами всегда был пример… а легко ли это, сами посудите!

Надежда снова посмотрела на пожилого мужчину и подумала, что он, несомненно, холостяк. Ни одна женщина не выпустит мужа из дома в такой кофте. Да еще и пуговица висит.

Надежда заметила, что мороженое потекло, и выбросила остатки в урну. Пока она оттирала руки влажной салфеткой, рядом остановилась молодая мама с коляской. Ребенок выронил пластмассового зайчика к ногам Надежды и залился плачем, когда мама не дала ему запачканную игрушку. Надежда предложила маме влажную салфетку, та поблагодарила, они перекинулись парой слов.

Когда же коляска с умиротворенным младенцем благополучно уехала, Надежда увидела, что двое на скамейке напротив быстро пишут что-то на дорожке. Парень включился в дискуссию, теперь он выглядел таким же увлеченным, как его пожилой собеседник. Надежда Николаевна только головой покачала, когда пожилой так увлекся, что едва не свалился со скамейки.

Очевидно, это слегка привело его в чувство, потому что он посмотрел на часы и хлопнул себя по лбу. После чего поднялся со скамейки с видимым трудом и пошел к выходу из парка, сердечно попрощавшись со своим собеседником. Молодой же парень перекинул через плечо сумку на ремне и ушел в другую сторону, не оглядываясь.

Надежда посмотрела вслед пожилому. Он торопился, походка была тяжелой, небось дышит тяжело. Она достала из сумочки косметичку и накрасила губы. Пожалуй, ей тоже пора.

Надежда Николаевна Лебедева хоть и не работала в последнее время, но не было у нее так заведено, чтобы рассиживаться по садикам просто так. Дела всегда находились, если не свои, то друзья и знакомые что-нибудь попросят сделать. Причем в такой манере, что никак нельзя отказаться. Ну, в конце концов, Надежде не трудно.

Но сегодня она оказалась в этом районе по своим делам. Очень захотелось к весне поменять занавески в гостиной. Там висели плотные, тяжелые, темноватые, а хотелось чего-то полегче. И чтобы цвет был золотистый, солнечный.

Эту фирму посоветовала приятельница, она как раз недавно закончила ремонт. Фирма называлась «Эдем», но пускай тебя это не смущает, предупредила приятельница. Вполне приличные там работают дизайнеры, прислушиваются к словам клиента, свои вкусы им не навязывают.

Дизайнер Елена и правда попалась, как теперь выражаются, вполне вменяемая. Вежливая, внимательная и в своем деле понимала. Они с Надеждой подобрали ткань, но по ходу дела выяснилось, что нужно менять и карнизы. Выбрали и карнизы, после чего Надежда честно ждала две недели.

Не обманули, на пятнадцатый день позвонил мастер и сказал, что готов приехать в любое, удобное для Надежды время, чтобы установить карнизы и повесить занавески. Порадовавшись, что в фирме работают ответственные люди, Надежда назначила день.

Мастер приехал и все сделал. Но оказалось, что красивые латунные набалдашники, которые накручиваются на концы карнизов, категорически не подходят. Просто размеры не совпадают, они гораздо больше, чем нужно. Как уж так получилось, кто переврал размеры, разбираться не стали, Надежда договорилась привезти набалдашники в офис, чтобы поменять на нужные.

Мастер предлагал повесить занавески просто так, без набалдашников – мол, если не дергать сильно, то не свалятся.

– Обязательно дернет, – вздохнула Надежда.

– Кто – муж? – изумился мастер.

Вместо ответа Надежда показала на шкаф, где размещался рыжий котяра внушительных размеров.

Бейсик на шкаф забирался редко, в силу своего немолодого возраста и солидного веса. Сегодня, однако, в квартиру пришел чужой человек, который шумел, сверлил и сыпал опилки. В общем, никакого покоя. Поэтому кот был очень недоволен и злобно сверкал со шкафа изумрудными глазами.

Мастер оценил кошачьи размеры и сказал, что если это повиснет на занавесках, он ни за что не ручается. Таким образом, Надежда осталась с голыми окнами, а мастер ушел, не получив чаевых.

Надежда созвонилась с дизайнером Еленой, та работала не каждый день, стало быть, говорила она скороговоркой, завтра никак не могу, послезавтра целый день у швей, потом на склад нужно заехать… Условились на послезавтра, только не с утра, а к двенадцати. Нет, лучше к часу, так будет вернее.

Вечером пришел с работы муж и, увидев голые окна, сказал, что они теперь будут жить, как на сцене, – при включенном свете все видно.