Счастливые дни - Грейди Робин

Счастливые дни
Робин Грейди


Любовный роман – Harlequin #535
Зак Харрисон, трудоголик и убежденный холостяк, не видит себя в роли примерного семьянина. Но, став пленником снежной бури вместе с очаровательной незнакомкой и трехмесячным младенцем, он понимает, что эти два дня стали самыми счастливыми в его жизни.





Робин Грейди

Счастливые дни



Robyn Grady

STRICTLY TEMPORARY



Пер. с англ. Е. Б. Романовой.



Strictly Temporary

© 2012 by Robyn Grady

«Счастливые дни»

© ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2015

© Перевод и издание на русском языке, ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2015




Глава 1


Зак Харрисон был воплощением невозмутимости. Ничто не могло вывести его из себя.

Даже сегодняшний снегопад в Денвере, который был чем-то из ряда вон выходящим в это время года, он считал скорее живописным добавлением к пейзажу, чем неудобством. Сегодняшняя неудача – это еще один вызов, а не причина для гнева. Решив, что для достижения цели необходимы усилия, он надел пальто, поблагодарил консьержа и взял портфель. Ему просто нужно стать более… изобретательным – вот подходящее слово.

Пресса всячески испытывала его терпение. Статейка, вышедшая в прошлом месяце, была смехотворной. В ней он был выставлен монстром, который лишал крова малоимущие семьи, чтобы расширить свою «империю зла». Автор недавней заметки сомневался в его порядочности по отношению к честолюбивой актрисе, с которой Зак встречался какое-то время. На самом деле он относится с уважением ко всем женщинам без исключения. Они с Элли с самого начала договорились, что их роман будет временным, ни к нему не обязывающим. Что она не станет угрожать, что подпортит ему репутацию, если он не подарит ей обручальное кольцо. В любом случае шантаж не сработал бы. В отличие от других Харрисонов ему было все равно, что о нем думают люди.

Однако, когда в этот апрельский полдень он, выйдя из отеля, садился в салон ждущего его такси, его спокойствие вмиг улетучилось. Какое-то время он изумленно смотрел на своего необычного спутника, после чего подался вперед и постучал по плечу шофера.

– Ваш предыдущий пассажир кое-что забыл.

Тот обернулся:

– Бумажник?

– Нет, – ответил Зак. – Ребенка.

В следующую секунду другая задняя дверца открылась, и в машину забралась женщина в вишневом пальто с капюшоном. Положив на колени сумку такого же цвета, она захлопнула дверцу и подышала на замерзшие ладони. Только после этого она поняла, что кроме нее и шофера в машине есть кто-то еще, и перевела любопытный взгляд своих фиалковых глаз с корзины с ребенком на Зака и обратно.

Он не встречал эту женщину раньше, однако что-то в ее блестящем взгляде заставило его в этом усомниться. Возможно, он просто хотел, чтобы они были знакомы.

– Я торопилась и не заметила, как вы сели в машину, – сказала она, соединив в замок пальцы с безупречным маникюром. – По правде говоря, я вообще мало что видела. Этот снегопад просто безумие, не так ли?

Он улыбнулся одним уголком рта:

– Да, безумие.

– Консьерж вызвал такси целую вечность назад. Я даже подошла к обочине, чтобы попробовать поймать другое. Думала, что это уже не приедет.

Улыбка Зака поблекла. Он сел в машину, вызванную для нее? Несколько минут назад он слышал, как консьерж вызывает для него такси.

Он решил, что сначала прояснит более простой вопрос, затем выяснит, откуда здесь ребенок.

– Вы приехали по вызову?

Поправив коричневый берет, шофер включил счетчик:

– Я только что отвез пассажира в аэропорт и решил заехать сюда и попытать удачи. В такую погоду хороший хозяин собаку на улицу не выгонит.

Женщина тоже подалась вперед:

– Мне тоже нужно в аэропорт. Я должна вернуться в Нью-Йорк к завтрашнему интервью. Я пишу очерки для «Стори мэгэзин». Вы, наверное, слышали об этом издании?

– Конечно, – кивнул Зак, сдерживая раздражение, которое охватывало его всякий раз при упоминании о прессе.

Затем она сняла капюшон, и у него захватило дух. Ее кожа была гладкой и безупречной, на щеках играл здоровый румянец. Ее лицо обрамляли густые каштановые волосы, фиалковые глаза блестели. Их свет проникал в потайные уголки его души, о существовании которых он даже не подозревал.

У него были женщины, которые, входя в помещение, приковывали к себе восхищенные мужские взгляды, полностью осознавали свою привлекательность и умело этим пользовались. Но Зак не встречал прежде ни одной женщины, которая поразила бы его так сильно, что у него захватило бы дух. Причем дело было не только во внешности. Эта женщина выглядела одновременно невинной и чувственной. Она излучала сияние, и оно шло откуда-то изнутри.

После сегодняшней безрезультатной встречи с владельцем этого отеля ему хотелось поскорее добраться до дома и расслабиться. В этих краях у него был небольшой двухэтажный домик в уединенном месте, где он жил, когда приезжал в город по делам. Но очаровательная незнакомка, похоже, тоже спешит, так что он готов повести себя как джентльмен и подождать другого такси. Это означает, что проблему с ребенком, который, к счастью, все еще спал, придется решать ей и водителю.

Только он собирался извиниться и выйти, как женщина посмотрела на ребенка и сказала:

– У вас чудесная малышка. Ради ее удобства я уступлю вам это такси и попрошу консьержа вы звать мне другое.

Когда она повернулась и взялась за дверную ручку, Зак схватил ее за рукав. Женщина неуверенно посмотрела на него, и он, отпустив ее, хрипло рассмеялся и ответил:

– Это не мой ребенок.

– И не мой, – пробурчал таксист.

Губы незнакомки дернулись, словно она хотела улыбнуться, но в последний момент передумала.

– Она недостаточно взрослая, чтобы путешествовать в одиночестве.

– Откуда вы знаете, что это девочка?

Корзина, одеяльце и шапочка были белого цвета, поэтому пол ребенка трудно определить на первый взгляд.

– У нее ротик как розовый бутон, – улыбнулась женщина, легонько погладив ребенка по голове. – Она слишком хорошенькая, чтобы быть мальчиком.

Шофер постучал по рулю костяшками пальцев:

– Счетчик крутится, ребята.

– Хорошо, – сказала женщина. – Езжайте. Я выйду.

Во второй раз за день спокойствие Зака улетучилось. Его пульс участился, во рту пересохло. Он предполагал провести оставшуюся часть дня в кресле перед камином, а не в полиции.

– Что мы будем с ней делать? – спросил он.

– Не мы, приятель, – ответил таксист, заводя мотор.

– Я же сказал, что это не мой ребенок, – сказал Зак, – проигнорировав его фамильярность.

Женщина посмотрела на него:

– В таком случае как эта малышка здесь оказалась?

– Понятия не имею. Кто был вашим последним пассажиром? – спросил Зак шофера.

– Восьмидесятилетний старичок с тростью. Я вез его в аэропорт. Он собирался в Нью-Джерси к своим родственникам. Никакой корзины с ребенком у него не было, – ответил таксист. Выражение его лица, которое Зак увидел в зеркале, говорило: «Не знаю, что ты задумал, приятель, но не пытайся свалить свои проблемы на меня».

Зак тяжело вздохнул. Сколько еще раз ему нужно повторять, что это не его ребенок?

В отличие от таксиста женщина, похоже, ему верила.

– Думаете, ее кто-нибудь бросил?

– Полагаю, власти это выяснят.

Заку не нравилась ситуация, в которой он оказался. Он ничего не знал о маленьких детях и не хотел знать, но разве у него есть выбор? Женщина спешит на самолет. К тому же малышку нашел он. Шофер либо умело притворяется, либо на самом деле не знает, как ребенок оказался на заднем сиденье его автомобиля.

– Я отвезу малышку в полицию, – тихо произнес он, схватившись за ручку непристегнутой корзины. – Полицейские сами обратятся в службу опеки.

– Но может пройти много времени, прежде чем за ней приедут.

– Я только знаю, что малышка скоро проснется, а у меня нет в кармане подгузников.

Женщина отогнула край одеяла:

– Здесь есть бутылочка, упаковка смеси и не сколько подгузников.

– Полицейские будут этому рады.

Она подняла бровь:

– Уверена, они будут вам благодарны по гроб жизни.

Зак прищурился. На что она намекает? Он бизнесмен, а не нянька.

Шофер поправил зеркало заднего вида:

– Мне высадить голубков у кафе, чтобы они смогли договориться?

– Мы не голубки, – процедил сквозь зубы Зак, крепче вцепившись в ручку корзины.

Незнакомка встретилась с ним взглядом. Она долго не отводила глаз. Ее подбородок был слегка вздернут, ноздри раздувались. Затем она неожиданно накрыла его руку своей. По его коже тут же побежал электрический разряд, сердце учащенно забилось. Он обнаружил, что он нее исходит легкий цитрусовый аромат и что на ее безымянном пальце нет кольца. Мысль о том, что она не замужем, обрадовала его.

– Езжайте, – сказала она, и ее пальцы соскользнули на ручку корзины. Зак неохотно убрал руку. – Я вернусь в отель вместе с ней. Я не могу допустить, чтобы она находилась в полицейском участке, пока за ней не приедут. Там каждый день бывает много ужасных типов.

Зак хотел возразить. Ей нужно успеть на самолет. Но насчет полицейского участка он не мог с ней не согласиться. Это место действительно не подходит для младенца. Внутреннее чутье, которое редко его подводило, говорило, что этой женщине можно доверять. Малышка будет в хороших руках, пока за ней не приедут представители органов опеки. Но сейчас этой доброй женщине понадобится помощь.

– Я вам помогу, – сказал он.

– В этом нет необходимости.

Открыв дверцу, женщина выбралась из машины. Держа в одной руке свою сумку, другой она помахала швейцару. Раскрыв огромный зонт, тот неспешно направился к ней.

Джеймс Деркинс, нынешний владелец отеля, отказался от предложения, сделанного «Харрисон хотелз», но в данный момент Зак был настроен более решительно, чем до сих пор. Когда он купит этот отель, он его закроет. Неудивительно, что в нем так мало постояльцев.

Передав швейцару сумку, женщина вытащила из салона корзину и успела улыбнуться на прощание Заку, прежде чем швейцар захлопнул дверцу.

– Вас отвезти в аэропорт? – спросил шофер.

– Нет, по частному адресу, – пробормотал Зак, глядя на фигуру в вишневом пальто, растворяющуюся в плотной снежной пелене.

– Вы хотите, чтобы я угадал?

Зак его не слушал.

Он даже не узнал имени очаровательной незнакомки.

– Счетчик крутится, сэр. Не то чтобы я жаловался…

Зак прислушался. Это завывание ветра за окном или детский плач?

Он редко чувствовал себя загнанным в угол, но сейчас был как раз такой случай. Достав из кармана банкноту, он бросил ее на переднее сиденье и сказал шоферу:

– Ждите здесь моего возвращения.



Тринити Мэттьюз отдавала себе полный отчет в том, что делает.

Ей придется много часов провести одной в городе, где она никого не знает. Натуропат, у которого она сегодня брала интервью, не в счет. Все же, двигаясь по мраморному полу к стойке администратора, она не жалела о своем решении.

Какое-то время назад она работала в органах опеки и попечительства, но этот опыт был недолгим. В стране было слишком много брошенных детей и тех, с которыми плохо обращались родственники. Ей хотелось улучшить жизнь каждого из них, но это была невыполнимая задача. Несмотря на все старания, органы опеки не справлялись со своими обязанностями из-за большого числа проблемных детей и недостаточного финансирования.

Тринити посмотрела на спящую в корзине малышку, и у нее сдавило горло от захлестнувших ее эмоций. Никто не заслуживает, чтобы его выбросили, как ненужную вещь. Особенно такой ангелочек.

За спиной у нее раздались чьи-то шаги, и она обернулась. Это был тот самый незнакомец из такси с удивительными глазами цвета ночного неба, бархатным голосом и улыбкой, которая показалась ей знакомой. Прядь темных волос упала ему на лоб, полы длинного пальто развевались у него за спиной.

Когда он остановился перед ней, у нее снова возникло такое чувство, будто она уже где-то его видела.

Возможно, ей не следует ему доверять.

– Я забыл представиться, – произнес он, криво улыбаясь. – Меня зовут Закери Харрисон.

Глаза Тринити расширились. Ну конечно же! Кто не читал об этом алчном эгоистичном мерзавце с внешностью кинозвезды и манией величия? В реальности он, правда, оказался еще сексуальнее, чем на фото.

Но, разумеется, она не могла ему сказать, что о нем думает, поэтому взяла себя в руки и тоже назвала свое имя:

– Я Тринити Мэттьюз.

– Мисс Мэттьюз, – произнес он важным тоном. – Я обдумал ситуацию и хочу помочь.

Тринии насторожилась:

– Почему?

Он снова улыбнулся:

– Потому что у меня есть свободное время, а вам нужно возвращаться в Нью-Йорк.

– Я полечу другим рейсом, – возразила она. – Может, я и не эксперт в области ухода за новорожденными, но весьма вероятно, что я подхожу для этого больше, чем вы.

Разумеется, женщины разбираются в таких вещах лучше, чем мужчины.

Когда Закери Харрисон сложил руки на груди, ей захотелось сдаться и уехать в Нью-Йорк, но что-то заставило ее поставить корзину с малышкой на пол и скопировать его позу.

– Я не уеду, пока не буду убеждена, что она в надежных руках.

– У меня есть дом неподалеку отсюда…

– Я сказала «нет».

– В мое отсутствие за домом присматривают мои соседи, – продолжил он, не обращая внимания на ее слова. – У миссис Дейл десять внуков. Она обожает малышей. Она воспитала несколько приемных детей.

Тринити внутренне содрогнулась. В мире определенно много прекрасных приемных матерей, но собственный горький опыт мешал ей в это поверить. Нора Эрншо, ее приемная мать, была чудовищем.

– До недавних пор у миссис Дейл был свой частный детский сад. У нее все еще остались манежи, высокие стульчики, игрушки – в общем, все, что нужно ребенку. Уверен, она будет рада по мочь. – Его темные глаза заблестели. – Вам нужно успеть на интервью.

Тринити опустила руки. Работа значит для нее все. Она дает ей возможность путешествовать, знакомиться с интересными людьми. Проживя большую часть жизни в маленьком городке в Огайо, она обожала Нью-Йорк. Она обрела там друзей и считала этот город своим домом.

В ее профессиональной области существует сильная конкуренция.



Читать бесплатно другие книги:

Когда к психологу приходит человек, то он говорит о том, какая у него проблема и чего он хочет достичь в результате рабо...
Как часто с людьми в отпуске случаются невероятные истории? Часто! И довольно часто. Семейная пара приезжает отдыхать на...
Фребель – замечательный немецкий педагог, разработчик идеи и основатель первого «детского сада». В этой книге представле...
По вашим многочисленным просьбам мы решили посвятить отдельный сборник науке и искусству. Нас ждут интересные и неожидан...
Еженедельная программа Сергея Корзуна «Без дураков» выходит в эфир с 2006 года. Сергей Корзун – один из основателей ради...
Леонид Юзефович – известный писатель, историк, автор романов «Казароза», «Журавли и карлики» и др., биографии барона Р. ...