Завтра октябрь. Несветские истории - Есина Елена

Завтра октябрь. Несветские истории
Елена Есина


Современники и классики
Я захотела написать книгу и посвятить её родителям – моей маме и моему папе. Посвятить в качестве «спасибо» за то, что в своё время они соединились и, от их недолгого союза, получилась я. О чем мои записочки-заметочки? не о моей жизни, по-моему, нет. Моя жизнь, по большей части, это моя работа и моя семья.





Есина Елена

Завтра октябрь. Несветские истории






Елена Есина



Елена Есина, врач по основной специальности, препарирует желания, надежды и амбиции своих героев. Хороший психолог, она забирается к ним глубоко в душу – будь то «сильно богатые» москвичи или простые уральцы. Хороший, видимо, врач, она делает это как-то мягко и очень сочувственно. Их всех – видишь: отпускников в Таиланде, раковую больную в России, близких друзей или случайных гаишников. Как и саму главную героиню – женщину умную и ироничную, вообще – очень женщину и очень человека. Человека, которому искренне интересно с другими людьми. В радости, как говорится, и горе. Так что будет смешно и грустно, но – одинаково увлекательно. Рассказы выпущены в свет со страниц дневника и – идут на хорошей скорости, может, даже и превышая иногда допустимую.

Почему все же из клана врачей – великая традиция Чехова, Вересаева, Булгакова, нынешних П. Вадимова и А. Сен-Сенькова – выходит столько хороших писателей? Такая же загадка, как некоторые новеллы Е. Есиной…



Александр Чанцев —

литературовед-японист, критик, прозаик.



Я захотела написать книгу и посвятить её родителям – моей маме и моему папе. Посвятить в качестве «СПАСИ БО» за то, что в своё время они соединились и, от их недолгого союза, получилась я. Получилась и, может, соединила их навечно. Соединила в себе, своих детях и детях моих детей… Получилась я у них такая, какая получилась – сама не знаю какая, и они не очень знают какая я. Хотя нет, что я говорю, конечно, они то – родители – точно знают что я, поскольку я единственная у обоих, я самая хорошая! ВОТ! и за это им большое СПАСИБО! Обязательно (мне, во всяком случае) нужно, чтобы кто-то знал, что я – самая хорошая! Я понимаю, что это очень обязывает, поэтому пусть не много людей знают об этом, но знают точно!

О чем мои записочки-заметочки? Не о моей жизни, по-моему, нет. Моя жизнь, по большей части, это моя работа и моя семья.

О работе есть немного, но что о ней писать, там – бери, да делай… О семье? Пишу, конечно. Только когда все нормально – проживу момент и счастлива, а психану иногда и вот тебе рассказ, хороший такой, темпераментный фрагмент. Поэтому в книжку скорее всего не войдут эти эпизоды… Вот правильное слово подвернулось: скорее мои записки о фрагментах жизни. Они как фотографии: щелкнул – есть кадр, записала – есть рассказ. В записках нет визуального образа происходящего, но хорошо читается мой эмоциональный жизненный фон. Фон пестрый – то светлый, то темный, переход из цвета в цвет иногда резкий, неровный, нервный – из холода в жар. Это иногда, а чаще спокойный и теплый. Потому что писать мне больше нравится о хорошем и добром. Я верю – там, где мои мысли, там я сама.




Осень








Завтра октябрь


Завтра октябрь – второй месяц осени, а значит – нет уже надежд ни на какое, даже бабье, лето. Мы неизбежно будем ждать зимы и холодов. Что неплохо, но, согласитесь, зябко даже при мысли. А сегодня 30 сентября, мой день рождения. Стукнет мне пятьдесят, значит, не будет уже даже этой дурацкой, но спасительной соломинки, брошенной народными прибаутками – «сорок пять – баба ягодка опять». Какой-то короткий срок, наверно, выдают побыть ягодкой. Думаю, и он прошел.

Все! Ягодный сезон окончен. Теперь уже в варенье или в компот. В консервы. Консервачка!

О! Кстати, надо доехать до косметолога и заправить лицо консервантами, да и красители нынче не только пищевые. Так что внешне вроде все и ничего – ни морщин, ни седины. Тело в полном порядке – спасибо зарядке и хорошей генетике.

Но почему-то вспоминается пошленькое такое…

Подружка моя в период, когда ее бросил муж, жила у нас на даче. У мужа был разведенный приятель, тогда он только появился в нашей компании. Смотрю, Леля пьяная сидит и слушает, что ей этот приятель нашептывает. Не проследила я и тот момент, когда они собирались покинуть коллектив. И я заняла позицию.

– Нет, – сказала я, – проспится, станет вменяемой, тогда договаривайтесь. А сейчас – нет!

Отвела Лелю спать к себе в комнату, под свой контроль.

– Ну, и что ты людям не дала получить то, что оба хотели? – спросил меня муж другой моей подруги.

– Зачем? Потом будут встречаться у нас, вдруг не сложится, неудобства испытывать будут…

– Да ладно! – возразили мне. – Ловить ведь надо такие моменты! Сколько ей их осталось? Возраст уже.

– Леле-то? Да она, как хорошее вино, со временем только лучше становится.

– Да не-ет! – парировал муж подруги. – Даже на хорошем вине написано: «Употребить до…»

А употребители, конечно, думают про себя, что до семидесяти шести будут потреблять, чередуя молоденькое вино с более выдержанным, сами совершенно не теряя в качестве. Ахха-а! Ну, это ладно, это к слову.

Я ж сегодня про себя, мой же день рождения, мой праздник и мое шоу, которое, как поется, – must go on.

Я вообще сейчас не парюсь этим вопросом, гораздо меньше, чем даже, например, год или два назад. Может, правда, уже ослабевает острота мировосприятия. По-крайней мере – сексуальная острота. Другая какая-то чувствительность обостряется. Душевная. Просто тепла хочется. А тепло – оно не от фейерверков, оно от более постоянных источников.

Ой, в жизни так все интересно! Я не очень люблю коктейли алкогольные или безалкогольные, тяготею к простым напиткам. А вот жизненные ситуации, по опыту, чем сложнее в плане сочетаний несочетаемых факторов, тем богаче ощущения от них.

Ругаюсь вот на маму. Купит непонятно где пшенку грязную и сидит перебирает от камушков мелких, промывает по двадцать раз.

– Мам! – говорю, – ну продается же сейчас пшенка желтенькая и красивенькая, дороже может рублей на двадцать! Что ты мне грязь здесь разводишь?

– Невкусная эта твоя красивая пшенка! – отвечает мне мама.

Вот сидит мудохается, но вкусно ей.

Вот и в жизни, попробуй почувствовать к ней вкус без всякой ерунды, без примесей и добавок. Пока не перемешаешь главное с неглавным, нужное с ненужным, хорошее с плохим, веселое с грустным… Перемешать, взбить погуще, а потом украсить и подать – и вкусно, как мама говорит.

Помните, Сократа, что ли, слова приводятся в «Мюнхгаузене» по сценарию Григория Горина: «Повезет в браке – станешь счастливым человеком, не повезет – станешь философом».

Я не-зна-ю – повезло мне или нет. Это я про всю жизнь, не только про брак. На протяжении жизни я это по-всякому чувствовала.

А сейчас чувствую себя на границе счастья и философии, ныряю оттуда сюда.

Может быть, это и есть счастье, пусть и вместе с философией. Незаурядно так все, прикольно. Все есть в жизни – есть радость, есть сожаления, есть труд, есть отдых. Скуки ради зашла в Интернет, стала что-то записывать – тоже интересно. Иногда сложишь свою душевную муть в слова, прочтешь и рассмеешься – расплакаться над своими бедами не получается. Сейчас уже не получается. Потому что понятно – не все то, над чем плакала в молодости, стоило слез. Теперь я распознаю в любом событии оттенки и полутона. Я знаю, что и в плохом есть хорошее – ибо урок, ибо преодоление и воспитание, которое не прекращается по сей день. А своей потерянной наивности, наверно, жалко. Жалко, как своей теряющей молодость кожи.

Но, но, но… Невозможно оставаться вечно юной ни телом, ни умом… Хорошо, как поет Земфира: «я буду сдержанной и взрослой». Главное – быть. Быть здоровой. И чтобы все, кто мне близок и дорог, чтоб тоже были здоровы! Чего себе от всей своей нестареющей души и пожелаю!

И про записи: не моя идея сделать книгу, не моя идея, как ее назвать, не моя идея сделать ее в виде календаря.

Но все три идеи мне очень понравились.

За что всем трем авторам этих идей большое спасибо!

Зачем-то же вела я этот дневник? Правда… сама не знаю, зачем. Возможно, наивно пыталась не дать бесследно исчезнуть времени – своему времени, которое так щедро мне дается, наполненное людьми, событиями, эмоциями, значениями и смыслами… Дается и тут же забирается… И растворяются во времени и события, и значения, и смыслы, а что уж говорить об эмоциях. Остаются люди, взрослеют, но остаются. Но некоторые уходят от меня… Ну что ж, и без меня можно жить… А две подруги ушли навсегда, их больше нет в объективном пространстве… а в моем субъективном пространстве они есть, и в записках они есть… Есть, и может, не один раз появятся еще… и будут продолжать жить в моих воспоминаниях и в воспоминаниях тех, кто их любит до сих пор…



Я попробую собрать что-то в брошюру и подарить маме и папе, другим родственникам, своим друзьям… Посвятить ее в качестве «Спасибо» родителям за то, что в свое время они соединились, и от их недолгого союза получилась я. Получилась и, может, соединила их навечно. Соединила в себе, своих детях и детях моих детей… Получилась я у них такая, какая получилась – сама не знаю какая, и они не очень знают, какая я. Хотя нет, что я говорю, конечно, они-то – родители – точно знают, что я, поскольку я единственная у обоих, я самая хорошая! Boot! и за это им большое спасибо! Обязательно (мне, во всяком случае) нужно, чтобы кто-то знал, что я – самая хорошая! Я понимаю, что это очень обязывает, поэтому пусть не много людей знают об этом, но знают точно!

О чем мои записочки-заметочки?



Читать бесплатно другие книги:

Знаменитый поэт Алексей Нередин отправился на Лазурный Берег поправить здоровье, но размеренное течение жизни в санатори...
Нет ничего прекраснее любовных писем – и ничего хуже, если они попадут в руки ловкого шантажиста. А если автор посланий ...
Семейство Амалии разорено! Вот если бы она удачно вышла замуж… Девушка не сомневалась, что будет иметь успех в свете, и ...
Когда Амалия, секретный агент русского императора, оказалась на Диком Западе, ей пришлось усвоить несколько правил. Во-п...
Под силу ли одной девушке, даже очень красивой, помешать войне между двумя могущественными державами? Да, если это Амали...
Ее знают все, но лишь немногие знают ее подлинную историю. Она была одним из самых влиятельных модельеров XX века. Ее ст...