Парящая в небесах, или Вне зоны действия сети - Бузакина Юлия

Парящая в небесах, или Вне зоны действия сети
Юлия Юрьевна Бузакина


Когда ты – дочь известного писателя-историка, на тебя возлагается определенная ответственность. Перед родителями, перед факультетом, и даже перед однокурсниками. Но что делать, если ты из кожи вон лезешь, стараясь соответствовать своему статусу, а в итоге все равно попадаешь в глупые истории?





Парящая в небесах, или Вне зоны действия сети

роман

Юлия Юрьевна Бузакина



© Юлия Юрьевна Бузакина, 2015



Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero.ru




Глава 1


Маша приоткрыла глаза. Ей было очень холодно. Голова гудела так, будто она всю ночь слушала громкую музыку в наушниках.

– Надо же, зашевелилась! – услышала она насмешливый голос, и сразу же открыла глаза. С ужасом осмотрелась по сторонам, но так и не смогла узнать незатейливый интерьер тесной комнатки.

Через мгновение перед ней возник и сам обладатель голоса. Статный, высокий, голубоглазый шатен, казалось, секунду назад сошел с обложки самого модного мужского журнала. Потертое трико и видавшая виды майка впечатление совсем не портили, скорее наоборот, придавали ему неповторимый шарм.

– Руслан! – с облегчением выдохнула Маша и неловко села на кровати. Голова сразу же закружилась, и чтобы лучше рассмотреть свое утреннее видение рыцаря в потертом трико, девушке пришлось потереть виски. – Ты мне снишься?

– Очень хотел бы именно сниться! – недовольно буркнул статный красавец и развернулся в сторону столика, придвинутого к маленькому окошку. Там жизнерадостно закипал чайник.

Почему-то Маше в голову пришли стихи из детского букваря. «Чайник – всей посуде начальник!» – гласило всплывшее из подсознания двустишье.

– Руся, миленький, но как я здесь оказалась? – прогоняя прочь глупые стишки, посмотрела в спину видению Маша. – Я же вчера вечером собиралась вызвать такси? Это было во Дворце Спорта. А сейчас я в нашей общаге, да? Но почему я здесь?

– Ты что, совсем ничегошеньки не помнишь? – как на безумную, покосился на подругу Руслан.

– Нет. – Сокрушенно развела руками Маша.

– Маша, хочешь я дам тебе хороший совет? – с оттенком брезгливости фыркнул Руслан. – Заканчивай свои отношения с этим музыкантом! Ничего хорошего тебя рядом с ним не ждет. Конец апреля, сессия на носу, а ты пропустила половину занятий!

– Ладно, ладно, кончай читать нотации… – поморщилась Маша от дикой головной боли. – Лучше расскажи, как я попала к тебе в комнату?

– О, это отдельная история! Ты позвонила мне где-то ближе к полуночи. Всхлипывала и просила встретить тебя. Мне пришлось ехать в другой конец города.

– А почему я плакала, Руслан? Я же была с Максимилианом, и у меня хватало денег на такси, чтобы после концерта добраться до дома.

– Скорее всего, изначально так и было. Но твой Максимилиан по окончанию концерта остался на банкет. И ты вместе с ним. Как следствие, деньги у тебя из кошелька испарились, Максимилиан тоже. Оставался только последний спасительный звонок другу. Коим оказался я. – Прожег взглядом подругу Руслан. – Чай сделать?

– Да, пожалуйста. – Маша вновь потерла виски. Ее мозг понемногу начинал работать, восстанавливая в памяти неудачный вечер. – А почему ты не отправил меня домой?

– Маршрутное такси в полночь стояло только одно. И оно шло в сторону нашего общежития. – Терпеливо пояснял Руслан, опуская пакетик черного чая «Ахмад» в пластмассовую синюю кружку. – Я решил убить двух зайцев одним ударом. И тебя спасти, и домой добраться.

– Но можно было поймать такси… – Маша потихоньку подсела к столу.

– Еще раз повторяю, твой кошелек оказался пуст. А стипендия будет только через неделю. Лишних денег сейчас нет, Маша.

– Прости. – Придвигая к себе кружку горячего чая, с сожалением произнесла девушка.

– И вообще, Маша, тебе пора очнуться. Как ты за несколько месяцев отношений с рок-музыкантом могла докатиться до такого? Отличница, активистка нашей группы вдруг начала прогуливать учебу и не ночевать дома! А твои родители? Мне знаешь, какую тираду пришлось выслушать от твоей мамы прошлой ночью? Она плакала в трубку, между прочим!

– Мама плакала?.. – совсем сникла Маша. Теперь ей придется выслушать бесчисленное количество лекций на тему «Дочери известных писателей так не поступают».

Допили чай с бутербродами из недорогого паштета, и Маша поспешила откланяться. Ей очень хотелось попасть домой до прихода мамы из университета.

– Спасибо тебе, Руслан. – Натягивая черную куртку с ярко-красными полосками, виновато пробормотала она.

– Ты хоть на занятия придешь сегодня? – сочувственно окинул ее взглядом однокурсник.

Маша взгляд перехватила, и от этого ей стало очень неловко.

– Приду. Только в порядок себя приведу. – Пообещала она и быстро выскользнула из комнаты.

Оказавшись на улице, Маша крепче застегнула замок на куртке и осмотрелась по сторонам. Весна в этом году не торопилась посетить их милый Ростов-на-Дону. Граждане, зябко поеживаясь от холода, торопились на работу, автомобили нервно сигналили друг другу в пробках, переполненные до отказа маршрутные такси постоянно нарушали правила дорожного движения, а одинокий регулировщик на проспекте Зорге отчаянно вскидывал руки и дул в свисток.

Заметив зеленый свет светофора, Мария хмуро покосилась на промерзшего от ветра регулировщика и шагнула на пешеходную дорожку. Ей была чужда вся эта звенящая суета. Впервые в жизни она вдруг почувствовала болезненный укол совести. Сокрушаясь собственной безответственности, Маша перебежала дорогу и влилась в поток граждан, гуськом тянущихся к остановке автобуса. Нужного транспорта никак не было видно, и она погрузилась в свои невеселые размышления.

Ее знакомство с миром музыки началось с задания, которое Маше поручил главный редактор факультетской интернет-газеты. К новому году требовалось взять интервью у рок-музыканта, и знающие люди посоветовали ей обратиться к Максимилиану. Музыкант из него был так себе – безвестный клавишник в обычной музыкальной рок-группе. Таких групп-однодневок в их городе – пруд пруди. Зато самомнения у Максимилиана было не занимать. Маше его заносчивость сразу не понравилась, но близился новый год, задание надо было выполнить, и она, скрепя сердце, назначила ему встречу в университетском кафе.

Удивительно, Максимилиан явился вовремя, поразив Марию своей пунктуацией. Невысокий, коренастый, в черном деловом костюме, безупречно сияющих лаковых туфлях, с дипломатом в правой руке – скорее, он был похож на начинающего профессора, чем на клавишника. Но больше всего Машу впечатлили его темные кудрявые волосы, и подстриженная по последней моде аккуратная бородка.

На вопросы Максимилиан отвечал адекватно, и в конце беседы даже оплатил кофе для Маши. Дома она кропотливо выстроила будущую статью, сдала интервью в редакцию и почти позабыла о своем случайном знакомом.

Новый год отмечали всей группой в одном из многочисленных полуподвальных баров в центре города. Шампанское лилось через край, всем было безумно весело, и никто даже не удивился, когда в разгар веселья к компании неожиданно присоединился Максимилиан. Так начались многострадальные отношения рассудительной Марии с эгоистичным и безответственным рок-музыкантом.

Ее жизнь полностью изменилась. Она принимала участие во всех его мероприятиях, которые заканчивались далеко за полночь, обычно бурной попойкой с близкими Максимилиану по духу местными рок-музыкантами.

Родители Маши, уважаемые сотрудники университета, впали в отчаяние. Их единственная дочь, умница и красавица, на которую мать и отец возлагали столько надежд, вдруг превратилась в совершенную противоположность себя самой. Она забросила учебу и перестала ночевать дома. Ее гардероб, так тщательно контролируемый матерью для создания образа будущей деловой леди, внезапно разбавили рваные джинсы, кожаные куртки с немыслимыми металлическими заклепками, и ботинки на тяжелой платформе. Мать заламывала руки, устраивала истерики и уговаривала свою девочку опомниться. Отец недоуменно фыркал в свою аккуратно подстриженную бородку и выжидал, когда же безумие Марии подойдет к концу.

– Это все оттого, Наденька, что ты не давала ей свободно вздохнуть в подростковом возрасте. Если бы она переболела этой болезнью в школе, сейчас мы были бы избавлены от всего этого каламбура!

– В школе?! Когда надо было поступать в университет?! Позволить ей такое в те времена?! – возмущенно взвизгивала мать в ответ. – Ну, уж нет! Я и сейчас не допущу ее морального падения!

– Ох, она и так уже упала ниже плинтуса. – С философским спокойствием хмыкал Федор Филатов. – У нее сплошные пропуски. Еще немного, и придется брать академ.

Маша, по своей природе девушка немного взбалмошная, но на недостаток разума никогда ранее не жаловавшаяся, на этот раз никого не слышала. Она потратила многие месяцы на убеждение себя в том, что на самом деле в душе Максимилиан Расторгуев очень тонкий и ранимый человек, и нуждается в ее поддержке.

Однако события прошлого вечера доказывали совсем обратное. Каким бы ранимым не был Максимилиан, он не имел права оставлять Машу без денег на другом конце города.

От холода и ветра Маша не чувствовала пальцев на руках. В кармане куртки она нащупала кошелек бордового цвета и нетерпеливо раскрыла его. В кошельке оказалось всего восемнадцать рублей. Сокрушаясь собственной глупости, Маша запрыгнула в отходящий троллейбус. Ехать придется очень долго, но так она хотя бы согреется.

Дома никого не было. «Повезло!» – обрадовалась Мария, и, сбросив с себя верхнюю одежду, направилась прямиком в ванную комнату. Горячие струи душа постепенно приводили ее в чувство, и вскоре Маша совсем оттаяла. Хорошо, что занятия сегодня начинаются с обеда. Так у нее есть шанс их не пропустить.

Закутавшись в теплый пушистый халат с сиреневыми цветочками, она бодро протопала в свою комнату. Включила компьютер и приготовилась просматривать интернет-почту. «Аська» ничего интересного не показывала, и мысли вновь закрутились вокруг событий прошлого вечера. Перед Русланом было невыносимо стыдно. Он полностью прав. Машу очень изменили отношения с безответственным Максимилианом. Приняв его образ жизни, она оказалась в изоляции от своей привычной среды, где на первом месте стояла работа над собой, написание статей, и участие во всех факультетских проектах. И с этим надо что-то делать. Пока не поздно, изо всех сил постараться вернуть доверие семьи.

Хлопнула входная дверь. Это мать вернулась с работы.

– Маша, ты дома? – задала свой громкий вопрос из прихожей она.

– Дома. – Чувствуя себя, как перед расстрелом, нехотя выглянула из комнаты Мария.

– А на занятия тебе сегодня разве не надо?

– С двух часов.

– А почему ты вчера вечером не приехала домой?

– Не хватило денег на такси. Пришлось остаться в общежитии. – Монотонно воспроизводила свой не очень честный ответ дочь.

– Я же давала тебе деньги! Как можно так безответственно относиться к собственной семье? Мне за тебя очень стыдно, Маша! Если в ближайшее время ты не стряхнешь с себя глупое наваждение, принимаемое за любовь, придется брать академический отпуск! Ты хотя бы об отце подумай! Его репутация страдает больше всего!

– Я знаю. – Виновато буркнула Маша. Отца она очень любила, и намек на то, что она портит его репутацию известного писателя, был просто невыносим. – Обещаю с сегодняшнего дня взяться за голову. Буду заниматься только учебой. Вопрос личной жизни на ближайшее время полностью закрыт.

Мать недоверчиво покачала головой и направилась в сторону ванной комнаты.

Но слова произносятся так легко! А попробуй воплотить их в реальность – сразу же обломаешь зубы о трудности выполнения. До сессии всего месяц, пропусков у нее по всем занятиям больше, чем посещений, и знаменитая фамилия родителя вряд ли поможет переломить ситуацию в выгодную сторону. Придется поселиться в университетской библиотеке. Или в Городской Публичной, которая находится прямо напротив их института.

Горестно вздыхая, к обеду Маша добралась до здания института журналистики. В кафетерии заметила Руслана. Рядом с дымящимся кофе на столике лежал почерканный лист. Руслан чему-то хмурился, черкал, снова хмурился и строчил замечания.



Читать бесплатно другие книги:

 – это ваши «карманные консультанты» в решении самых разных проблем деловой, да и повседневной жизни. Ничего лишнего – т...
Книгу графа Н. Адлерберга о путешествии в Иерусалим в 1845 году можно назвать образцовым сочинением в ряду литературных ...
Дмитрий Антонович Скалон (1840–1919) военный историк и мемуарист, адъютант великого князя Николая Николаевича Старшего, ...
В заглавие книги архимандрита Леонида не вынесено слово «Путеводитель», хотя сам он и называет свой труд именно так. Это...
«Путешествие по Святой Земле в 1835 году» Авраама Сергеевича Норова одно из самых популярных произведений XIX века в Рос...
 – это ваши «карманные консультанты» в решении самых разных проблем деловой, да и повседневной жизни. Ничего лишнего – т...