Третий поезд. Стихотворения - Казарин Дмитрий

Третий поезд. Стихотворения
Дмитрий Казарин


Библиотека журнала «Российский колокол»
Стихи Дмитрия Казарина располагают к размышлению, настраивают на внутреннее созерцание. В них – и напряжение, и боль, и любовь, и чуть подернутые дымкой времени воспоминания детства… Те чувства, что близки и дороги каждому из нас. А потому стихи этого талантливого автора всегда созвучны душе.





Дмитрий Казарин

Третий поезд

Стихотворения








Дмитрий Казарин родился в I960 году в Астрахани. Окончил профтехучилище связи, Астраханский морской рыбопромышленный техникум. Работал электромонтером, слесарем-сантехником, мастером тепловых пунктов, начальником котельной, главным механиком автотранспортного предприятия. В настоящее время – ответственный секретарь Интернационального Союза писателей.

Стихи пишет с 1978 года. В 1997 году принят в Союз российских писателей, через год перешел в Союз писателей России. Является членом бюро Астраханского регионального отделения СПР.

Стихотворения публиковались в журналах «Рабочая смена», «Аврора», «Арион», «День и ночь», «Наш современник», в «Литературной России» и др.

Дмитрий Казарин – автор четырех поэтических книг, дипломант Первого всероссийского совещания молодых писателей в Ярославле (1996 г.), лауреат Всероссийской премии имени В. К. Тредиаковского (2005 г.), первый лауреат учрежденной Интернациональным Союзом писателей премии имени Н. В. Ваганова (2015 г.), лауреат ряда региональных премий, в том числе имени Клавдии Холодовой (2000 г.), имени Михаила Луконина (2002 г.).




«Этот дом с виноградником и огородом…»


Этот дом с виноградником и огородом,
где родился я сорок лет тому назад,
мы его продали через полгода
после смерти отца…
А еще был сад.
Ну, не сад, а так, несколько деревьев,
но и их обработать – надобно сил.
Сливы, вишни и персик —
редкость в то время.
Первый раз у нас он плодоносил.
И последний. Под тяжестью урожая
раздвоился ствол его до самой земли,
и плоды зеленые на этой земле лежали
и уже дозреть не могли…
А в комнате, откуда беру начало,
в потолок был ввинчен стальной крючок.
На него вешали зыбку, и мама ее качала,
чтобы не приходил ночами
серый волчок.
Но он приходил, и я горько плакал.
Тогда папа быстро шел
в чулан за ружьем,
дедушка брал вилы, бабушка – скалку,
мама в ладоши била,
и волк не лез на рожон…

Дедушка давно похоронен на Старом,
бабушка и папа на Новом лежат.
То, что от продажи дома осталось,
в 92-м Сбербанк слизал.
Мама постарела, не поет больше песен,
их теперь жена моя дочке поет.
Не забыть бы поставить на даче
подпорки под персик,
обещает быть урожайным год.




«Отдай мне сапоги, кладбищенская грязь…»


Отдай мне сапоги, кладбищенская грязь.
На дармовых харчах и так ты растолстела.
Еще мой скудный ум на выдумку горазд,
а много ль даст тебе мое худое тело?

Отдай мне сапоги, кладбищенская грязь.
Не в этих кирзачах приду сюда я снова.
Тебе привычны плач и вопиющих глас,
а что ответишь ты на матерное слово?

Отдай мне сапоги, кладбищенская грязь.
Ведь мы с тобой родня по плоти и по крови…
Не чавкай как свинья. Прощай на этот раз.
Я смертное себе еще не приготовил.




Сон


Холодной ночью после дождя
не спит свинья во дворе соседа,
а воет хрипло, протяжно, жалостно,
как будто завтра ее прирежут.
Темно вокруг. Все давно уснули.
И все равны перед властью ночи.
Брожу один в переулках снов
и слушаю звуки вокруг и в памяти.
В парке листвою шумят деревья.
И шум их мудр, спокоен и строг.
Но где же мудрости могли они набраться,
когда всю жизнь на месте простояли?
Ворон не видно, но где-то в небе
хлопки тяжелые намокших крыльев,
И эта тяжесть на плечи давит
и пригибает меня все ниже…
…Так шел я снами во власти ночи
и был бессилен, как всякий спящий,
остановиться, свернуть с дороги,
а мне навстречу неслись виденья.
И только ты в мой сон не заходила.
Не потому, что так хотела ты,
а потому, что я тебя берег
от визга хриплого,
от шума веток острых,
от черного вороньего крыла,
от всех кошмаров, в сон мой
приходящих,
и от себя.
Я за себя во сне не отвечаю.




«По берегу вдоль ерика…»


По берегу вдоль ерика
тропинкой неприметной,
под шорохи подсолнухов,
что кланяются ветру,
дотопаю до тополя,
стоящего дозором
пред рощею, парящею
в туманности, где скоро




Читать бесплатно другие книги:

Стивен Скотт, владелец скаковых лошадей, безгранично доверял своему тренеру. И только на третий год обнаружил, что все э...
Предлагаем читателю ознакомиться с главным трудом русского писателя Даниила Лукича Мордовцева (1830–1905)?– его грандиоз...
Мало написать «люблю», чтобы читатель понял – герой полюбил, и мало написать «ужас», чтобы у нас по спине рассыпались му...
Дочь Евы Дункан исчезла при странных обстоятельствах. Посвятив жизнь поиску пропавшей малышки, Ева стала авторитетным су...
Этот грандиозный художественно-публицистический труд посвящен историям женщин, которые совмещали прелести древнейшей про...
Работа в офисе скучна и обыденна, это известно всем. Однако только не в том офисе, где суккуб поглощает конфеты в компан...