Любимчик Судьбы - Маркелов Олег

Любимчик Судьбы
Олег Владимирович Маркелов


Любимчик Судьбы #1
Майкл Никсон – рисковый молодой парень из бедного квартала города Вандера, верящий в свой крепкий кулак и надежное плечо друга. Он мечтает изменить свою жизнь и вместе с друзьями и любимой девушкой выбраться из болота нищеты. Но в этом спектакле жизни Судьба является режиссером. И именно Многоликая меняет жизнь Майкла. Правда, совсем не так, как тот планировал. И вот уже щепкой в весеннем бурном ручье парня несет навстречу непредсказуемым поворотам Судьбы. Туда, где из таких, как он, куют настоящих воинов. И где желание «отдать долги» легко может осуществиться благодаря поддержке новых боевых друзей. Завтра будет день? Поживем – увидим.





Олег Маркелов

Любимчик Судьбы


Солдатская душа как пьедестал,
Где похоронены все розовые сны,
Где вольный ветер, женщины, мечты,
Упрятаны под монолит скалы.
Солдатская душа закалена клинком,
На слове надо, долге, и кровавых ранах,
Но потемневшая от крови сталь,
Сердца солдат скрывает в грубых шрамах.

    Хелгмар


– Слишком все красиво, – фыркнул один из четырех сидящих за дальним столиком захолустного бара парней, выпуская к потолку струю сигаретного дыма. – Что-то мне не верится, что те, кто ворочает таким баблом, на деле оказываются такими лохами.

– Я вам говорю, дело верное, – возразил болезненно худощавый парень с бегающими блестящими глазками. – Информация самая точная, так что ты зря, Санчес, напрягаешься.

– Если бы он не напрягался, его давно бы уже на обед червям отправили, – вступил в беседу косматый как хиппи и огромный, словно борец или боксер-тяжеловес парень, который до этого все больше молчал, размышляя. – Мне, так тоже странно, что все так легко выглядит. Думаю, не мы одни готовы задницами рискнуть. Вокруг крутых парней в достатке. И если бы инкассаторы из супермаркетов деньги не на броневиках с пушками перевозили, а на магазинных тележках, их бы даже старухи потрошить начали.

– Но тут не тележки из супермаркета, – усмехнулся тощий, успевая при этом показать толстой потасканной жизнью официантке на пустую кружку пива.

– Послушай, Крыса, ты считаешь, что для перевозки миллиона кредитов команды в три человека без прикрытия достаточно? – невесело усмехнулся детина, оглядывая полупустой в столь раннее время зал. – По-моему, это и есть тележка из супермаркета. Скажи мне, почему тогда я не вижу на улице очереди из желающих опустить этих лохов. Ты не выглянешь наружу, Парк, спроси, кто крайний?

– Не вопрос, Майк, – согласился тот, кого назвали Парком, однако с места не двинулся. – Боюсь, придется писать номер очереди на ладони и приходить по утрам на перекличку, как за куревом и бухлом в прошлогодний кризис.

– Вот так и все думают, если кто и знает о том, что бабки так возят, – не сдавался тощий, переводя взгляд маленьких глаз с одного товарища на другого. Официантка поднесла ему полную кружку, и он сделал возбужденно большой глоток. – Да еще и сам факт, что это деньги дона Лагара, тоже многим кажется смертельной опасностью.

– А это, по-твоему, не смертельная опасность? – спросил детина, изумленно уставившись на тощего. – По-твоему, обчистить карманы дона Лагара плевое дело? Воскресный пикничок с телками? Ты часом по пути сюда не падал, головой не стукался?

– Я не говорил, что это плевое дело, – поднял руки тощий. – Но и нереальным его называть не стоит. Надо хорошенько подготовиться, все продумать, рассчитать. А потом очень быстро валить отсюда как можно дальше и навсегда. Но ты только подумай, по двести пятьдесят косых на нос. Да с таким баблом в столицу податься. Там не найдет никто. Представь, Майк, какая жизнь начнется. Мы станем хозяевами этой сраной жизни.

– Не дели шкуру неубитого медведя, – покачал головой Майкл, хмурясь своим опасениям. – Тебе-то с чего так рисковать, Крыса? Тебя папик твой регулярно спонсирует, хоть ты и свалил из отчего дома. А наша жизнь может и сраная, но, на встречу с Богом не бывает опоздания. Я не очень спешу, тем более, вряд ли нам уготовано место в Раю.

Крыса Рик взвился, но не найдя чем возразить, а, может, просто не решившись, обиженно умолк. Он вообще очень болезненно реагировал на такие упреки, хотя они и были чистой правдой. Рик никогда особо не нуждался, все свое детство, проведя в довольно благополучной семье где-то в успешных кварталах Вандера. А потом юношеский гонор и желание стать крутым направили этого недалекого тщедушного подростка прочь из дома. Тогда он и обосновался в бедных кварталах. Правда и тут он сделал себе поблажку – проинформировал свою убивающуюся маму о месте своего пребывания. И вскоре та, проведя работу с отцом, добилась того, что Рик стал получать от своей семьи периодические «стипендии». Именно благодаря им этот оболтус сумел переселиться в отдельный запущенный домик на окраине рабочего района и обзавестись неплохим моногравом с небольшим пробегом. А уже вследствие всех этих приобретений, Крыса Рик, втерся в доверие к своим теперешним товарищам, хоть так и не стал для них совершенно равным.

– Знаешь, Майки, а Рик, похоже, прав, – неожиданно поддержал тощего Санчес. – Я вот подумал… Если все прокатит мы просто в шоколаде будем.

– Скорее в цинке, – набычился гигант, туша в пепельнице окурок и про себя опасаясь, как бы товарищи не подумали, что он просто боится. – Ладно, парни, что попусту мозоли на языках набивать. Надо подумать, посмотреть, проверить. А если все реально, как Крыса говорит, без подготовки соваться глупо. Какими бы лохами они не были, а отправить на тот свет такую босоту, как мы, для людей дона Лагара будет в удовольствие. Так что не будем сами лохами, подготовимся, а там и поглядим…

– Конечно. Посмотри. Подумай, – закивал Крыса Рик, радостно скалясь. – Я ведь не зову прямо сегодня. Тем более они деньги каждую неделю возят. Все проверим, а когда будем готовы, все обделаем в лучшем виде. И только нас и видели. Дело верное…

– Заткнись, Рик, – оборвал тощего Парк, соглашаясь с решением детины, который по своему статусу был в этой компании явным лидером. – Майк ведь ясно сказал, поживем – увидим. Не мельтеши, все будет тип-топ. Тут ко мне Плешивый подходил. Предлагает нам небольшой заработок.

– И что ему от нас надо? Он же, вроде, скупкой занимается, да деньги ссужает, – удивился Санчес, вспоминая все, что слышал раньше о Плешивом.

Особо много вспомнить ему не удалось, как, впрочем, и всем остальным. Общеизвестно было лишь одно – Плешивый, как звали парня неопределенного возраста с шишковатой головой и растущими на ней клочьями волос, был человеком довольно неприятным в общении. Именно из-за этого с ним и общались только по крайней необходимости. К тому же сам Плешивый водился с людьми совсем уж «плохими» – ворами, грабителями, да еще теми, кто оказался в полной заднице, и готов был одолжить денег хоть у дьявола.

– Он предлагает обычную работу, – пожал плечами Парк. – Там ему кто-то бабла задолжал. Не то, что бы много и давно. Короче, серьезных ребят напрягать, что бы мочить должников еще резона нет, но напомнить о долге уже пора.

– А нас он считает несерьезными? – обиженно насупился Санчес.

– Не придирайся к словам, брат, – успокоил его Майкл. – У нас за плечами еще ни серьезных дел, ни серьезных людей. И всем плевать, на что мы сами по себе способны. До той поры, пока не докажем обратное, мы так и будем мелюзгой.

– Правильно Майк сказал, – согласился Парк. – Нам мелкую работу предлагают. Просто пойти и начистить нюх неплательщикам. Вот опустим дона Лагара, тогда и станем достаточно серьезными.

– Угомонись, Парк, – нахмурился гигант. – Мы закрыли на сегодня эту тему. Чего зря языки чесать. Так кому там надо мозги вправить?

– Парни, которые задолжали Плешивому, обитают в квартале оптовиков Нью-Сити, – начал рассказывать Парк. – Там у них небольшой офис. Вот туда-то нам и надо наведаться. Пугануть всех, кто будет в офисе, а одному, которого зовут Линкер, хорошенько бока намять. Только не переборщить, что бы он сумел потом самостоятельно долг принести.

– Сколько Плешивый за это нам обещает? – уточнил Майкл.

– Я сказал, что нас четверо, – довольно ухмыльнулся Парк. – Так он пообещал, что если все будет чики-чики, то он по сотне кредитов на нос отстегнет.

– Странно что-то, – покачал головой Майкл, не разделяя веселости друга. – А что это он так расщедрился? За четыре сотни ему этих ребят нафаршируют и в консервах привезут. Что-то не просто там, наверное.

– Просто, непросто, какая разница? – удивился Парк. – Ты ведь не со стволом туда поедешь. В худшем случае нам хулиганство пришьют…

– В худшем случае нас в крематорий отправят, – усмехнулся, наконец Майкл, отгоняя от себя подозрительность, которая сегодня явно решила не оставлять его в покое. – Дело действительно стоящее. Помахать кулаками и по сотне на нос получить. Ты Рик идешь с нами?

Майкл не зря спрашивал одного Крысу Рика. Он ни на миг не сомневался в двух других друзьях, но с Риком все было иначе. Слишком труслив, слишком осторожен.

– А чего не пойти, – надулся Крыса Рик, которого сам этот вопрос друга уже ставил в безвыходное положение. Не будь этого прямого вопроса, он уж нашел бы способ не пойти на дело. Что за удовольствие получать по соплям. – Я что, не один из вас?

– Не обижайся, Рик, – примирительно ответил Майкл. – Значит, совсем нет проблем. Плешивый назначил какое-нибудь время?

– Нет, Майк, – качнул головой Парк. – Только просил не затягивать, если мы согласимся.

– Хорошо. Тогда ты ему скажи, что мы сделаем это. И, если никто не возражает, смотаемся туда прямо завтра утром, – подвел итог Майкл. – Сбор здесь в девять утра. Не проспите.

– Кто рано встает, тому Бог подает, – нарочито браво выкрикнул Крыса Рик. – Не проспим, Майк, не переживай.

– Ладно, парни, – поднялся с места лохматый гигант. – Вы тут отдыхайте, а я пойду, Кэт проведаю. Надо разгрузиться, что бы мыслить трезво.

Он, не оборачиваясь, зашагал к выходу на улицу, где стояли их моногравы, чьи предки, мотоциклы, неутомимо носили своих седоков несколько веков назад. Уже на пороге его вдруг догнал Санчес.

– Майки, я мозги тебе парить не собираюсь, но у нас сейчас совсем черная полоса, – заговорил он, шагая на полшага позади. – Никакой работы давно, никаких дел… Нам нужен этот груз.

– Вот и не парь мне мозги, Санчес, – усмехнулся Майкл, отмахиваясь от товарища. – Ты ведь не Крыса, верно? Иди лучше тёлку какую-нибудь трахни. Для этого не надо везения и денег. Или надо?

Не задерживаясь более, детина уселся в седло своего потрепанного монограва, намерено лишенного декоративного обвеса, и толкнул клавишу стартера. Едва заметно содрогнувшись, аппарат глухо взвыл, плавно приподнимаясь над дорогой. Шутливо козырнув стоящему в дверях бара товарищу, Майкл крутанул ручку газа, срывая монограв в крутой вираж и стремительно разгоняясь. Через мгновение о нем уже ничто не напоминало. Санчес еще несколько секунд постоял на крыльце, глядя в след скрывшемуся товарищу. Затем, махнув рукой, толи в запоздалом прощальном жесте, толи выражая свои эмоции, вернулся в бар.

– Тёлку трахни… – ворчал он, возвращаясь к сидящим за столиком друзьям. – Да мы скоро совсем без копья останемся. Серьезное дело, а он… Кэт проведать.


* * *

– Что делает такая красотка одна в таком безлюдном месте? – строго спросил Майкл, оставивший свой монограв поодаль и бесшумно подобравшийся к миниатюрной молодой брюнетке, одиноко стоящей у подъезда недавно жилого дома, как две капли воды похожего на еще десяток точно таких же облезлых и расписанных граффити домов рабочего квартала города Вандера.

– Ждет одного молодого человека, опаздывающего на назначенное свидание, – едва заметно вздрогнув ответила девушка не оборачиваясь.

– Тогда к черту этого болвана, – могучие руки легли на хрупкие плечи. – Может, красотка согласится составить компанию молодому и красивому мужчине?

– Может… – девушка, наконец, повернулась, поднимая на здоровяка искрящиеся смехом глаза. – Я уже не надеялась тебя дождаться.

– Ты могла бы подождать меня наверху, – перестав картинно хмурится, ответил Майкл. – Там нет ничего, что я мог бы от тебя скрывать.

– Ты же знаешь, я не люблю это место, когда в нем нет тебя, – возразила девушка, кладя ладошку в протянутую руку. – Я соскучилась.

– Я тоже, детка, – согласился Майкл, увлекая подругу к подъезду.

На лестнице он пропустил девушку вперед, любуясь точеной фигуркой. Он в очередной раз неожиданно поймал себя на мысли, что действительно сильно соскучился по ней. И даже больше. Наверное, это было больше чем скука. Он думал о ней, любил ее огромные темные глаза, так сочетающиеся с волосами, ее пухлые губки, то, как она восторженно и искренне встречала его, как прогибалась, прижимаясь, как смотрела на него….



Читать бесплатно другие книги:

XVIII век. Гавриил Лодья – найденыш, воспитанный семьей рыбаков-поморов, повзрослев, покидает приемных родителей и отпра...
Минуло почти пятнадцать лет с той поры, как фрегат «Надежда» благополучно бросил якорь на рейде Кронштадта, завершив пер...
Два супербестселлера одним томом. Трогательная исповедь самых прекрасных женщин XX века. Сердечные тайны и сокровенные с...
Могущественная Империя объединила почти весь обитаемый космос. Ей не могут противостоять ни пираты Вольного Мира, ни оби...
Империя собралась с силами, чтобы заплатить по всем счетам, разрубив все проблемные узлы. Война с Гранисом и бесконечно ...
Повесть и рассказы, о жизни детей в оккупированных и прифронтовых селах и городах в годы Великой Отечественной войны 194...