Следы по кругу - Бычковский Вениамин

Следы по кругу
Вениамин Бычковский


Библиотека журнала «Российский колокол»
Вениамин Бычковский – удивительный автор. Он умеет простыми словами сказать о самом главном – «прикоснуться к душе». Он напоминает нам о том, о чем мы в наших сумасшедших буднях порой забываем – о доброте, бескорыстии, великодушии и любви к людям…





Вениамин Николаевич Бычковский

Следы по кругу










Бычковский Вениамин Николаевич родился в России, в Уфе. Занимался спортом, работал в сфере туризма, много путешествовал. С 1995 г. проживает в Беларуси. Творческие пристрастия – литература и краеведение.

Член Союза писателей Беларуси и кандидат Интернационального Союза писателей.

Лауреат конкурса «Золотое Перо Руси», лауреат Общества любителей русской словесности имени Л. Толстого, Гран-при журнала «Российский колокол», дипломант Международного конкурса имени А. Платонова; награжден медалью имени Адама Мицкевича.

Изданные книги – сборник рассказов «Печальник» (1995), сборник стихов «Звонарь» (1997); публиковался в журнале «Лауреат», в сборнике «Светлые души» Всероссийского конкурса имени В. Шукшина, в альманахе «Российский колокол».

Как краевед изучает прошлое Полесья: создал два музея, разработал ряд экскурсий, строит часовню-памятник, награжден медалью «За личный вклад в сохранение памятников военной истории».




Следы по кругу





Пирамида


М-ский треугольник – зона аномальных явлений на границе Пермской и Свердловской областей… Двадцать лет назад об этом месте было много публикаций в газетах, телевизионных сюжетов, но со временем все стихло. То ли там явлений стало меньше, то ли люди уже привыкли к ним. И это неудивительно: кажется, не осталось на Земле города, района без аномальных зон, появлений НЛО, инопланетян. Однако весь этот калейдоскоп чудес мало продвинул вперед человеческие познания о Вселенной, да что там Вселенной, даже о земной жизни ничего нового человек не узнал. И в этом ряду я не исключение. Выросло только количество гипотез и фотоснимков. Имея на руках сотню снимков аномальных явлений и постоянно наблюдая в пространстве иную жизнь, я боюсь делать какие-либо выводы, тем более для большой аудитории читателей. Но одним и, по-моему, самым главным в моей аномальной истории, я решаюсь поделиться только сейчас, спустя двадцать долгих и трудных для меня лет. В моей судьбе М-ский треугольник сыграл особую роль, он точно пометил меня, и пометил так сильно, что клеймо «треугольника» врезалось каждым своим углом не только в сознание, но и в сердце. Что такое геометрический угол? Это прямая линия до определенной точки, где линия ломается и дальше пролегает в ином направлении. Точно так же ломалась прямая линия моей жизни, ломалась в каждом из трех углов этого «треугольника». Первый – боль, страх, ужас, второй – покой, тишина, одиночество, третий – вдохновение, посвящение в тайны бытия.

А началось все просто. Под впечатлением публикаций об аномальных явлениях в М-ском треугольнике зимой 1989 года, собрав компанию из четырех друзей, я сам отправился за чудесами. И, признаюсь, был сильно разочарован. Ничего особенного мы не увидели и не ощутили. Только одно показалось мне немного странным и непривычным – покалывание в теле, но это неудобство испытывал один я, и объяснение этому нашлось простое – так может реагировать травмированный позвоночник на сильный мороз. В итоге мы вернулись с иронией к М-ской зоне.

Но в первую же ночь по возвращении в город мне приснился необыкновенный сон. Во сне я опять оказался в М-ской зоне, где легко узнал место нашей стоянки, лесную поляну. Здесь же увидел трех незнакомцев со спины, удивила их легкая одежда в виде комбинезонов. Когда же они обернулись ко мне, я еще больше удивился: на меня смотрели бледные, холодные лица с чертами людей, но явно неживые, точно маски. Затем возникло яркое свечение с их стороны. Завороженный, я стоял и смотрел, как оно медленно росло и приближалось ко мне. Когда же свет коснулся меня, то вмиг прожег мою грудь и, кажется, спалил в ней все. От нестерпимой боли и ужаса я с криком проснулся. Казалось, комната наполнилась бесшумным ужасом, к тому же в груди все горело, голову охватил тяжелый туман. Я сидел на кровати при включенном свете, но ощущал себя в М-ской зоне, где опять увидел человекоподобных существ и опасный луч света. Только на этот раз луч медленно растворился, и вместе с ним исчезли существа, оставив после себя небольшое серое облачко. Скоро я пришел в себя и ощутил такое бессилие, что долго не мог сделать ни одного движения. И еще удивлялся, почему нет ожога на груди, ведь мое тело продолжало гореть.

Именно этот «сон» произвел во мне первую перемену. Я не относил себя к мистически настроенным людям, но в этом случае что-то во мне поменялось, по крайней мере, в отношении к М-скому треугольнику и подобным аномальным зонам, с которыми пришлось столкнуться в дальнейших странствиях. Тогда я всем существом воспринял близость какой-то великой тайны и ее огня в своей груди. С той самой ночи меня не покидала странная подавленность, частые головные боли, покалывание в теле. А спустя какое-то время мое покалывание начало передаваться семье. Стоило мне побыть с ними вместе более 15 минут, как жена и дочь начинали чувствовать покалывание в себе. После этого мне пришлось обследоваться в больнице, но никаких отклонений в моем здоровье не обнаружилось.

Но все эти переживания, чувства, совершенно ничего не объясняющие, существовали днем. А ночью приходили страшные видения и с ними ни с чем не сравнимый страх: мысли, желание, воля – все поглощалось им. И то, что страх приходил вместе со сном, сливался с ним воедино, делало его непреодолимым и ужасным. Засыпая, я как глухой стеной отделялся от всего мира и оставался наедине со страхом, и явь темноты всеми свечениями, вспышками, звуками приводила в полное содрогание и на мгновение останавливала всякую жизнь вокруг.

Это мучительное состояние не могло продолжаться бесконечно, и спустя два месяца после первого посещения М-ской зоны я вновь отправился туда. Именно второй поход спас меня от неминуемой беды, поскольку в таком состоянии я вряд ли долго протянул. Что интересно: по мере приближения к зоне я лучше себя чувствовал. Ослабевало покалывание в теле, спадало внутреннее напряжение, уходил страх. Затем стал видеть чудеса в виде светящихся и прозрачных шаров, странные туманности, которые на глазах меняли цвет, слышать необъяснимые звуки, но все это уже не пугало, а забавляло меня как ребенка. Но с наступлением темноты во мне опять оживал страх.

Мне в жизни нередко приходилось испытывать страх смерти. И всегда или почти всегда удавалось его преодолеть, потому что еще в юности я приучил себя к мысли, что в известных обстоятельствах необходимо принимать смерть как неизбежность. И все-таки настоящий, всепоглощающий страх смерти я испытал не в горах, когда оступался на горной тропе, не в море, когда попадал в сильный шторм, а здесь, в М-ском треугольнике.

В первый же день моего пребывания в зоне я еще днем, до сумерек, нагляделся разных чудес, поэтому, казалось, ко всему привык и уже вряд ли испугаюсь новых явлений. Но когда в полночь надо мной завис светящийся объект размером с футбольный мяч, я испугался не на шутку. К тому же появилась сильная подавленность и тяжесть в голове. Объект висел примерно на высоте 10 метров, и все представление продолжалось минут 10–15. Мне хватило времени даже сфотографировать этот шар. Затем он медленно поднялся и уплыл за лес. Вскоре меня потянуло в сон, и я скрылся на ночь в теплом спальнике. И хотя был уже в каком-то дремотном состоянии, ощутил, как мое тело наливается свинцом и я не могу сделать ни одного движения, а на мою грудь, на лицо наваливается невидимая тяжесть и скоро не позволит мне даже дышать. И после короткой борьбы за хотя бы еще один вздох я понял, что это и есть конец. В накрывшей меня темноте вмиг пронеслась вся моя жизнь, потом яркий свет – и ад мой кончился. Я был свободен! Так я умер.

Забегая вперед, скажу, что подобную «смерть» мне пришлось пережить еще три раза. Точно неведомая сила таким образом учила меня жизни. И здесь я не ошибаюсь в словах: не смерти, а именно жизни. Правда, эта «учеба» стоила больших страданий, и всякий раз, когда приближался урок «смерти», я умирал с покорностью и послушанием. Понимая, что только на этом уроке мое сознание постигает самое важное и необходимое для дальнейшей жизни. Действительная смерть покуда отступала. Что-то не позволяло мне обрести свободу в полной мере, и чья-то сила возвращала меня снова к жизни, чтоб начинать все сначала, с учетом полученных знаний. И первое правило в этой учебе – только смертью осмысливается человеческая жизнь. Отсюда укрепилось в моем сознании решение не отделять жизнь от смерти, не исключать смерть как нечто инородное. Я стал еще с большим усердием изучать эту невидимую и не освещенную нами сторону жизни и постепенно приближался к новому осмыслению нашего бытия. Скоро понял, что именно смерть является самым верным ориентиром и направлением в вечном движении человеческой жизни во Вселенной. Смерть – только порог истинной жизни, нет ни этого, ни того света, есть лишь огромное единство! И наше бытие мы невольно разделяем как с ушедшими из жизни, так и с теми, кто в жизнь еще не вступил. И в этом самом «бытие» пребывают все без исключения, не говорю – «одновременно», ибо как раз отсутствие времени и обуславливает то, что все пребывают в вечности.

Но вернусь к первой своей «смерти» в М-ской зоне, которая закончилась, к счастью, утренним пробуждением без каких-либо следов насилия, более того, сердце было наполнено неземной радостью. Словно ничего ужасного и тревожного накануне не было. В тот момент во мне жила только радость, от которой я даже забыл на время, где нахожусь. Но увидев в пространстве россыпи и гирлянды мелких «шариков», тут же вспомнил многое, в том числе и последнюю ночь. Теперь же это совсем не беспокоило, ведь мое тело ни снаружи, ни изнутри не испытывало каких-либо неудобств: покалывание, тяжесть, страх – все ушло. А то, что мельтешило перед глазами, не отражалось на моем самочувствии, напротив, даже забавляло. Тогда же я сделал первые снимки того, что вижу по сей день и, конечно, продолжаю фотографировать.

За семь дней моего пребывания в зоне было много чудес, и большая часть из них уже не раз описывалась в печати, так что нет смысла повторяться. Расскажу о других «чудесах» – аномалиях в моем сознании.

Первое время моя жизнь в городе шла спокойно. Покалывание прошло, ночные кошмары прекратились, и к походам в М-ский треугольник я скоро относился как к обычным путешествиям, не более. Правда, на память о них осталась способность видеть «шарики». Но вскоре что-то стало твориться с моим настроением, оно менялось мгновенно. Казалось, оно черпало тоску из «пустого» пространства и заполняло мое сердце тоской доверху. Вид незнакомого прохожего мог стать причиной того, что мое сердце начинало разрываться от боли и тоски за этого человека. Повсюду я невольно видел только несчастные судьбы. В такие моменты меня будто выталкивало из меня самого и вталкивало в их жизнь, протаскивало сквозь их жизнь, сквозь все их тяготы и выбрасывало на улицу, на тротуар, под ноги прохожим. Теперь я боялся не ночей, а светлых дней и людей, казалось, что я безнадежно обречен стать одним из них помимо моей воли. Любой резкий разговор, а тем более плач потрясали меня до глубины души, от крика во мне что-то падало и разбивалось и заполняло мою душу осколками, которые беспрестанно кололи и резали. Эти чувства, эта душевная боль терзали меня каждый день, вызывали сотни других переживаний, и все это восставало против меня и моей жизни, и я уже не мог из этого вырваться. Целыми неделями я думал о тех, кто успел умереть раньше, и завидовал им. Во мне подымались тревога и чувство безысходности. Черные дни в настроении возникали сами собой и тянулись все дольше. Скоро стали хватать за горло острые приступы необъяснимой и беспредметной тоски.

Я пытался приурочить это тяжелое самочувствие к различным внешним обстоятельствам, но сам же чувствовал, что дело не в них.



Читать бесплатно другие книги:

Невероятные химические превращения, загадочные физические явления, непредсказуемое поведение насекомых и растений – с по...
Адепт радикального индивидуализма Жан Жене – пожалуй, самая яркая фигура 20-го века. Поль Валери, прочитавший «Богоматер...
Вторая половина XVIII века. Российская империя стремительно расширяет сферу своего влияния. Главным ее противником в сре...
В остросюжетном романе «Заклятие Лусии де Реаль» рассказывается о трагической судьбе испанского галеона, нагруженного со...
Работа, предлагаемая читателю, является первой книгой на русском языке, посвященной роли гуморальных факторов в организа...
В книге на национальных и международно-правовых актах и примерах из отечественной и зарубежной практики мореплавания рас...