Паутина судьбы - Stenboo Doc

Паутина судьбы
Doc Stenboo


Библиотека журнала «Российский колокол»
Doc Stenboo – человек интересной судьбы. Его любовь к приключениям совпала с выбором профессии, что дало ему возможность увидеть самые разные уголки нашей необъятной страны. А благодаря таланту автора получили такую возможность и читатели.

Рассказы Doc Stenboo объединяет одно – Любовь. Любовь к природе, к братьям нашим меньшим и вообще ко всему живому, что нас окружает…





Doc Stenboo

Паутина судьбы



Моему большому другу, верному и надежному спутнику жизни Тамаре Узон посвящается.











Зоолог на пенсии.

Художник и фотограф с литературными данными.

Живет спокойной, размеренной жизнью на творческих островах Сибири и на Байкале.

В 2014 году начал литературное сотрудничество с Интернациональным Союзом писателей и Союзом независимых авторов и издателей.




Пауки на земле появились 300 млн. лет назад. Их на планете насчитывается более 40 тыс. видов. И не случайно у многих народов мира паук считается священным и божественным существом. Это сакральный символ процветания и счастья, благополучия и благоденствия. Защита от темных сил, от болезней и порчи. Спаситель и охранитель домашнего очага. С образом паука связывается творческая деятельность, профессиональные навыки, трудолюбие, благоприятные предзнаменования, мудрость и холодная рассудительность. Паутина плетется из центра, как символ Солнца и мироздания, как созидательная сила Вселенной. Паутина отсеивает все плохое и пропускает в жилище человеку все позитивное и светлое. Паук на паутине – это женское начало, Великая Мать, ткачиха судьбы. Это труднообъяснимое, фатальное хитросплетение жизней и судеб людей…




Морское крещение


Сколько помню себя, в дошкольном возрасте жил в деревне. Родители работали в городе. Дедушка с бабушкой целыми днями возились в саду, да в колхозе и я был отдан сам себе. По соседству с нашим садом простирался кустарниковый пустырь, заросший бурьяном. Я здесь всегда находил себе занятие с птичками, зверушками, жучками и паучками. Это был мой таинственный мир открытий и познания окружающей природы. В гнездах птиц кормил птенцов, подкармливал ежат и ласок. В стеклянных баночках жили разноцветные жучки. Но самым загадочным и животрепещущим было множество, почти на каждом кусте, паучьих сетей с большими пауками-крестовиками…

Когда подрос, родители меня забрали в город учиться. К городу, школе и к обществу людей так и не смог привыкнуть.

Все свободное время уединенно проводил в лесочках, на полях и на озерах. Здесь тоже меня как магнитом притягивали к себе паучки с их загадочными сетями-паутинами, и я часами наблюдал за этим таинством.

Закончив школу, уехал учиться в университет на биологический факультет.

В университете мне нравилось изобилие научных книг и лаборатории, где можно было не только учиться, но и проводить простейшие эксперименты. Старался досрочно сдавать экзамены и на все лето до осени уезжал на Белое море в Кандалакшский заповедник. Север меня очаровывал красотой дикой природы.

Привыкший с детства к вольнодумству и самостоятельности, здесь, на Севере, пристрастился к мореплаванию на байдарке. Ни от кого не зависишь, сел и поплыл вдоль берега залива к своим творческим островам.

Случилось так, что; когда я приехал в Кандалакшу, то стояла ветреная погода и по всей акватории залива было штормовое предупреждение, запрет на выход в море судов малого и среднего класса. Во время затишья мне все же удалось выбраться на попутном катере из порта до ближайшего островка заповедника. Катер ушел, а затишье продолжалось весь день и следующее утро. Улеглись «барашки», море как будто бы успокоилось. И мне не терпелось быстрее выйти в море.

Это было мое первое путешествие по морю на каркасной байдарке «Салют 2», обтянутой прорезиненной тканью. Замерил скорость ветра по анемометру, проверил замки крепления каркаса, загрузил байдарку снаряжением и продуктами. Поставил самодельный парус из треугольного куска брезента. Без всякого страха отчалил от островка и направился к материковому берегу, чтобы вдоль него безопасно идти к своим островам.








Светило солнце, ветер умеренный до сильного. Лодка быстро бежала под парусом. Морская романтика зашкаливала эмоциями. Восторг и впечатления неописуемые! Но осторожность и благоразумие все же были не излишни. Здесь приходится надеяться только на самого себя. Плыл уже продолжительное время Даже отошел дальше в море от материкового берега, скорее, ветром сдуло. Небо немного прояснилось, увеличилась видимость, появился какой-то островок, но к нему причалить было невозможно, со всех сторон буруны.) Потом на горизонте появился другой остров. С подветренной стороны мне на него и удалось высадиться. Отдохнул, перекусил, просушил вещи и снова в путь. Остров остался позади, лодка бежала быстро по морской глади. Небольшое волнение. Настроение чудесное. Какое-то странное состояние бесстрашия и уверенности перед этой грозной непредсказуемой водяной стихией. Однако я излишне увлекся катанием по волнам и не заметил, как берег остался далеко позади.

Тем временем небо нахмурилось. Низкие рваные облака над морем совсем закрыли горизонт. Шторм разыгрался во всю свою силу. И я оказался в центре этого шторма, совершенно не осознавая серьезность и опасность ситуации. Горло Кандалакшского залива считается самым опасным местом на Белом море. Штормовые волны с моря, заходя в сужение залива, набирают крутизну порою до десятка метров. На огромных крутых волнах моя лодка то взлетала вверх, то потом обрушивалась куда-то вниз. Вокруг ничего не видно. Море смешалось с тучами. Одно занятие – изучать ритмы и динамику движения волн. Важно держать лодку поперек волны, всходить на ее вершину и разрезать бурлящий гребень. Обычно после крутой волны идут поменьше волны а потом «замешательство» их (успокоение). В это время можно и экстрим-перекус сделать, что-то поправить на лодке, фотиком пару кадриков снять и просто расслабить руки от весла. В Заполярье белые ночи, и поэтому иногда сбиваешься со времени суток. Кажется, плывешь бесконечно долго. Потом вдруг ветер резко изменил направление и волны как «побесились», потеряли свой обычный ритм. Началась волновая чехарда. Объектив фотика залило водой, но старая добрая «Смена-2» с автоспуском и механическим затвором работала безотказно даже в соленой воде. (Небо стало проясняться, крыло шторма ушло в сторону. Прилично уставший, ориентируясь по компасу, я наконец приблизился к своему острову.

После благополучной высадки как будто бы и сил прибавилось. Но море все еще штормило. Волны мощными накатами с грохотом разбивались о прибрежные скалы. Обследуя остров, увидел огромное количество бревен плавника, выброшенных штормом. Даже ужаснулся, что такое бревно могло в шторм налететь на байдарку! А в лодке, как потом оказалось, из спасательных принадлежностей не было даже надувной подушки. В таком случае столкновения с бревном шансы на спасение равнялись нулю. Как писала газета: «Студент-биолог исследователь был полностью отдан на милость морской стихии. Огромные волны шторма терзали утлое парусное суденышко. Как щепка оно носилось по волнам кипящего моря… Но выдержал он это адское морское испытание!» Ознакомившись с островом, я стал устраивать лагерь. При разгрузке лодки обнаружилось, что у меня в полости носа байдарки паутинка, а в ней небольшой паучок. Тоже путешествовал со мной по морю…

До глубокой осени я под руководством научных сотрудников заповедника В. В. Бианки и В. Д. Коханова на острове проводил наблюдения за гнездованием и миграциями водоплавающих птиц в Кандалакшском заливе. В октябре вернулся в университет из своей научной экспедиции, продолжил учебный процесс и обрабатывал собранный материал. По итогам экспедиции сделал доклад на научной конференции в своем университете и потом по приглашению выезжал еще с докладами на научные студенческие конференции в Петрозаводский, Псковский и Ленинградский университеты. Через некоторое время меня ждала неприятная новость. От директора Кандалакшского заповедника на имя ректора университета пришло письмо, где говорилось, что за нарушение правил морской безопасности мне дорога в заповедник была навсегда закрыта…




Поцелуй волка


Смутные сталинские времена. Шло раскулачивание зажиточной деревни.

В дом к молдавскому фермеру, имевшему трактор и свою мельницу, ворвались солдаты. Хозяйка спряталась на скотном дворе, убегающего хозяина застрелили в спину, а молодоженов Ивана и Елену с маленьким ребенком погнали на железнодорожную станцию, где вместе с односельчанами погрузили в товарные вагоны с дощатыми перегородками для перевозки грузов и скотины. В послевоенные годы начиналась большая эпопея по освоению Дальнего Востока. Всех неугодных и раскулаченных граждан отправляли на ударные стройки социализма. Трудно даже представить, как люди в таких скотских условиях, да еще с детьми, могли полмесяца ехать на самую окраину страны. В Амурской области их расселили по баракам. Создавались колхозы для освоения целинных земель.

Иван был трактористом, а Елена колхозницей. Здесь у них родились еще двое детей. Жизнь как будто бы налаживалась. Но как всегда неожиданно грянула беда. Весной Иван на тракторе проваливается в реку и погибает. Елена, очень любившая мужа, в помешательстве теряет рассудок и попадает в советскую психушку.



Читать бесплатно другие книги:

Алисия Хименес Бартлетт – испанская писательница, чьи книги переведены на пятнадцать языков и отмечены многими националь...
Гордость славного Гетланда – могучие воины, лучший среди которых – король Атиль. Стать частью непобедимой армии – мечта ...
Решая приобрести самое дорогое поместье в Восточном Хэмптоне, миллионер Круз Родригес и не подозревал, что главной конку...
В книге представлена история иконологии как метода интерпретации, сложившегося в современном искусствознании благодаря А...
Эта книга представляет собой пособие по применению универсального Принципа Жизни, который объясняется настолько простыми...
Генри Розовски в течение 11 лет был деканом факультета гуманитарных и естественных наук Гарвардского университета. В сво...