Просто Рич: уроки жизни от одного из основателей Amway - ДеВос Рич

Просто Рич: уроки жизни от одного из основателей Amway
Рич ДеВос


В автобиографии Рич ДеВос рассуждает о работе, семье и ценностях, повествуя о своем пути основателя одной из самых крупных корпораций в мире – Amway. Известный бизнесмен, меценат, миллиардер, сделавший себя сам, спикер и автор бестселлеров – он как никто другой отражает предпринимательский дух Америки и всего мира. В этой книге он впервые рассказывает свою личную историю – захватывающую и вдохновляющую.





Рич ДеВос

Просто Рич: уроки жизни от одного из основателей Amway



Rich DeVos

Simply Rich

Life and Lessons from the Cofounder of Amway A Memoir



Издано с разрешения SIMON & SCHUSTER Inc и литературного агентства Andrew Nurnberg



Правовую поддержку издательства обеспечивает юридическая фирма «Вегас-Лекс»



© Richard DeVos, 2014

© Перевод на русский язык, издание на русском языке, оформление. ООО «Манн, Иванов и Фербер», 2015


* * *


Посвящаю эту книгу моей жене Хелен, без которой ничего не получилось бы. Я не смог бы написать ни строчки без ее любви, терпения и дружеских советов







Введение


Сколько себя помню, я всегда участвовал в группах поддержки. Со школьных времен я помогал людям использовать все возможности и реализовывать мечты. Стремясь помочь другим, я побывал почти во всех странах мира и встретился с сотнями тысяч людей. Эту книгу я написал для них, для миллионов человек, которые с помощью Amway организовали свой бизнес, для тысяч сотрудников компании, работающих по всему миру, для членов клуба Orlando Magic и его верных болельщиков, для бизнесменов, чиновников и депутатов, с которыми мне довелось сотрудничать в Гранд-Рапидсе и в Центральной Флориде, где я живу сейчас. Эту книгу я написал для собратьев-христиан, идейных вдохновителей политических и образовательных инициатив, и для многих других, с кем сталкивала меня жизнь, и для тех, с кем еще столкнет, ведь я до сих пор продолжаю активно ездить по миру. От души надеюсь, что всем им будет интересно ознакомиться с событиями моей жизни и извлечь из них те полезные уроки, которые в свое время извлек и я.

Эта книга – не скрупулезная автобиография, хотя в ней больше подробностей моей жизни, чем в Believe![1 - Издана на русском языке: ДеВос Р. Поверь! Вдохновляющая классика. – М.: Диля, 2010. Прим. ред.], Hope from My Heart[2 - Издана на русском языке: ДеВос Р. С надеждой от всего сердца. 10 уроков жизни. – М.: Диля, 2010. Прим. ред.], Ten Powerful Phrases for Positive People («Десять убедительных фраз для позитивно настроенных людей»). В ней упомянуты события, сформировавшие меня как личность, события, сохранившиеся в моей памяти и преподавшие мне важные уроки. Надеюсь, вам будет интересно взглянуть «изнутри» на некоторые из этих эпизодов (возможно, вы сыграли в них определенную роль). Я буду очень рад, если мои идеи окажутся полезными для вас и помогут вам лучше организовать свою жизнь.

В предыдущих книгах я подчеркивал значение упорства, веры, семьи, оптимизма, свободы и других ценностей. Их я касаюсь и здесь, но при этом, оглядываясь на восемьдесят восемь лет моей жизни, могу сказать, что один принцип превосходит по значимости все остальные. Люди, достигшие самых больших успехов – будь то в бизнесе, в семейной жизни или в воплощении жизненной цели, – это те, кто всегда интересовался другими людьми больше, чем самим собой. Я добился успеха только потому, что помогал преуспеть другим. Мы с моим другом и партнером Джеем Ван Анделом открыли для себя, что именно этот подход определил и успех Amway – компании, которую мы вместе учредили и построили. Если и есть хотя бы один полезный урок, который можно извлечь из моей биографии, то это способность видеть в каждом человеке уникальное творение, обладающее талантами и имеющее цель в жизни. Именно эта способность стала ключом не только к успеху, но и к радостной, наполненной и осмысленной жизни.




Часть первая

Атмосфера, побуждающая к действию





Глава первая

Родом из детства


Дедушкин талант продавца всегда казался мне почти чудом. Будучи мальчишкой, я всегда восхищался своим дедом и другими похожими на него жителями нашего квартала. Жизнь их семей в те трудные времена целиком и полностью зависела от их умения продавать. Дед разъезжал по улицам городка на стареньком чихающем и дребезжащем «Форде-Т» и продавал хозяйкам овощи, ранним утром купленные у окрестных фермеров. Он нередко брал меня с собой. Дед был общительным, компанейским человеком, и хозяйки, бросив готовку или уборку, вытирали руки о передники или полотенца и выходили на крыльцо не только для того, чтобы купить свежие овощи и зелень, но и чтобы просто поболтать с обходительным и остроумным торговцем. Иногда дед позволял мне самому что-нибудь продать. Заработал я не больше пары пенни, но тот опыт сыграл решающую роль в выборе жизненного пути.

Несколько слов о моих корнях. Я рос во время Великой депрессии в маленьком городке Гранд-Рапидс на Среднем Западе, в штате Мичиган. В том, что касалось денег и материальных благ, мы, что называется, едва сводили концы с концами. Но детство свое я вспоминаю как счастливое, богатое самыми разнообразными переживаниями время. Я рос в дружелюбном окружении, и жизнь была легкой и радостной. Даже необходимость тяжко трудиться и жертвовать самым необходимым закалила меня, сделала сильнее и многому научила. Мне повезло родиться и расти в такой атмосфере. Я воспитывался дома и в домах друзей, на улице, на игровых площадках, в школе и на церковной скамье. На меня влияли родители, бабушки, дедушки, учителя и пасторы. Работать я научился, став продавцом газет. До сих пор вспоминаю вознаграждение за свои первые успехи на этом поприще от деда, который сам всю жизнь торговал вразнос овощами. В школе я научился писать и произносить речи, будучи старостой класса, а христианская вера была привита мне довольно набожными родителями и занятиями в воскресной школе. Меня всегда любили и поддерживали папа и мама. Уверенность в себе и оптимизм я черпал из общения с отцом, который всегда поощрял и подбадривал меня, а думать о себе как о потенциальном лидере я стал под влиянием своего доброго и мудрого школьного учителя.

Гранд-Рапидс, где я родился 4 марта 1926 года, был самым обыкновенным заштатным американским городком. Жажду славы и известности его жители утоляли, называя свой городок «Мебельградом». У нас было несколько компаний, производивших домашнюю мебель. Я помню выпущенную в те годы открытку: «Добро пожаловать в Гранд-Рапидс, мебельную столицу мира!» Вдоль берега реки Гранд, протекавшей через город, стояли кирпичные корпуса мебельных фабрик, на трубах которых красовались названия фирм: Widdicomb, Imperial, American Seating, Baker и другие. По улицам Монро-авеню и Фултон-стрит громыхали трамваи, ездили допотопные автомобили, а по железному мосту через Гранд то и дело проносились чадящие поезда. К востоку от Фултон-стрит находился наш квартал, застроенный двухэтажными домами с тремя спальнями, стоявшими вдоль улицы, обсаженной деревьями. Здесь были семейные магазины; рядом, в лесу, находился кампус колледжа Aquinas, а в самом квартале было полно парков, где мы играли в детстве.

Моя семья, как и многие другие семьи Гранд-Рапидса, имеет голландские корни. У меня в ушах до сих пор звучит сильный голландский акцент, с которым говорили почти все наши соседи – эмигранты в первом поколении. Эти люди вспоминали свою «прешнюю штрану», произносили «дж» как «й», а «с» как «з». («Йонни, нарешь залат».) Голландцы, которые сначала приезжали в городок Холланд в Мичигане, а потом перебравшиеся в Гранд-Рапидс в поисках работы, были в большинстве своем трудолюбивыми, бережливыми, практичными и твердыми в вере протестантами. Америка привлекала их не столько экономическими выгодами, сколько возможностью стать тем, кем захочешь. До сих пор сохранились письма голландских эмигрантов на родину, в которых они хвастались, что в Америке они могут наслаждаться свободой, немыслимой в Нидерландах того времени. Там если ты родился сыном пекаря, то наверняка и сам будешь пекарем – никакого иного выбора у тебя не было.

Преподобный Альбертус ван Раальте, основавший в середине девятнадцатого века город Холланд (жители которого до сих пор, в праздник тюльпанов, вспоминают свое происхождение, одеваясь в традиционные народные костюмы и обувая деревянные кломпы[3 - Кломпы (klomp) – старинная национальная обувь голландцев: деревянные башмаки с носками, чуть устремленными вверх. Прим. ред.]), писал на родину, в Нидерланды, что большинство голландцев, ищущих работу в Гранд-Рапидсе, – необразованные люди, не имеющие никакой квалификации. К счастью, многие из них смогли обучиться профессии на мебельных фабриках, став квалифицированными столярами и плотниками, а многие девушки нашли место прислуги в богатых домах. Но были и другие голландцы, которых привел на чужбину столь характерный для этого народа дух предпринимательства. Три крупнейших религиозных издательства в стране были учреждены голландцами – выходцами из Гранд-Рапидса. Именно голландцы основали в городе штаб-квартиру реформатской христианской церкви и учредили кальвинистский колледж. Бисквитная компания Хекмана начала работать именно в Гранд-Рапидсе, а вскоре превратилась в большую Keebler Company. Возможно, вы знакомы с сетью супермаркетов Meijer в штатах Среднего Запада и с международной сетевой компанией Amway. Обе эти компании были основаны в Гранд-Рапидсе американцами голландского происхождения. Так что я многим обязан моим корням: любовью к свободе, приверженностью трудовой этике, предпринимательским духом и твердостью в вере.

Я родился в «ревущие двадцатые», но совершенно не помню то сумасбродное время, когда Америка, казалось, безостановочно мчалась к вечному процветанию. Первые мои воспоминания связаны с периодом, известным как эра Великой депрессии. Когда мне было десять лет, президент Франклин Делано Рузвельт был избран на второй срок и в своем инаугурационном обращении напомнил американцам: он до сих пор видит, что треть народа живет в ветхих домах, плохо одевается и испытывает нехватку средств на пропитание. Четверть американцев – и это в те времена, когда вся семья, как правило, зависела от одного кормильца, – не имела работы. Мой отец, электрик, тоже стал безработным и в течение трех лет перебивался случайными заработками. Мы не могли больше содержать построенный им дом на Хелен-стрит, где я провел чудесные годы раннего детства.

Я родился дома, потому что в те времена очень немногие семьи могли позволить себе роды в больнице. Вторым моим домом стал особнячок на Уоллинвуд-авеню, где натирка полов была нашей почетной обязанностью. Мы очень гордились тем, что у нас паркетный, а не дощатый пол. На втором этаже было три спальни, единственная же ванная комната с туалетом находилась внизу, на первом этаже, как и в большинстве домов того времени в нашем квартале. Когда мой отец – его звали Саймон – потерял работу, нам – отцу, матери Этель, младшей сестре Бернис и мне – пришлось переехать обратно на Хелен-стрит, в верхние комнаты дома бабушки и дедушки. Я хорошо помню, как спал на чердаке, под стропилами. Дом на Уоллинвуд-авеню отец сдал за двадцать пять долларов в месяц. Этот переезд был серьезным испытанием для моих родителей, мне же он показался веселым приключением – мне страшно нравилось спать на чердаке. А еще мне нравилось проводить время с бабушкой и дедушкой. Много позже благодаря опыту тех лет я смог по достоинству оценить достигнутый успех, который обеспечил мне и моей семье намного более комфортные условия жизни.

В доме на Хелен-стрит мы прожили пять самых тяжелых лет Великой депрессии. Мы были бедны, но не беднее большинства наших соседей. Мы не находили ничего необычного в том, что стриглись у соседа-парикмахера, устроившего салон красоты в собственной спальне. В те времена десять центов считались целым состоянием. Я помню, как к нашему дому однажды пришел подросток, торговавший газетами. Он плакал, потому что, не продав все до последнего экземпляра, не смел вернуться домой. Отцу пришлось честно сказать парню, что у нас самих дома нет ни цента. Но для меня как для мальчишки это было не самое плохое время. В нашей небольшой, но сплоченной общине[4 - Община – это самоуправляющаяся организация жителей какой-либо территориальной единицы (село, город и т. д.). В немецкой традиции в этом смысле говорят о населенных пунктах (Gemeinde F?nfhausen); французский аналог – «коммуна» (Парижская коммуна). Прим. ред.] я чувствовал себя в полной безопасности. Мы жили в этническом сообществе американских голландцев, и я чувствовал себя его полноправным членом. Восточная окраина города называлась «кирпичным двором», так как там стояли три кирпичных завода – рядом находился глиняный холм, и из добываемой там глины делали кирпичи и черепицу. На этих заводах работали новоприбывшие трудолюбивые голландские иммигранты, большинство из которых не умели говорить по-английски, но нашли приветливых земляков на «кирпичном дворе», так что никаких трудностей с общением новички не испытывали.

Наша община была сплоченной не только из-за общности происхождения и из-за того, что мы жили большими семьями, но и потому, что мы все жили очень близко друг от друга. Дома были высокими и узкими, в большинстве своем двухэтажными и стояли на крошечных участках, разделенных узенькими дорожками, так плотно, что соседи могли одалживать друг другу вещи и деньги, не выходя на улицу, через окно. Кроме бабушки и дедушки, в этом же квартале жили мои двоюродные братья и сестры. Я помню наши семейные обеды за большим столом, помню и товарищей по играм, ожидавших меня во дворе.



Читать бесплатно другие книги:

Снайпер шел в Кремль, надеясь на то, что его все еще ждет там девушка с глазами цвета чистого неба.Он шел в Кремль…А поп...
Энтони Хопкинс – один из самых разноплановых и интересных актеров нашего времени. По кассовым сборам и профессиональному...
В номере анализируются различные стратегии формирования и развития государства и нации в мультиэтнических и мультикульту...
Рассматриваются специфика взаимоотношений человека и окружающей среды в политическом развитии и роль политики в области ...
Два титана бизнеса подчеркивают настоятельную необходимость приобретения финансовых знаний и указывают широкому кругу чи...
Учебник разработан с учетом федерального компонента государственного стандарта общего образования.По заключению экспертн...