Загадка волхва Праметея - Рыбников В.

Загадка волхва Праметея
В. Рыбников


Необычной и даже провокационной может показаться книга «Загадка Праметея» приверженцам традиционного взгляда на историю мира, лингвистику и философию. Но те, кто стремится к возрождению древнейшей на земле русской культуры, найдут у писателя, ученого и публициста В. Рыбникова широкую палитру гипотез и гениальных догадок о реальной и мистической сторонах жизни, казалось бы, давно известного героя древности Праметея.

«Многие важные слова нашего языка закодированы, и вы знаете об этом, но то, что известно вам, моим ученикам, будет откровением через три тысячи лет», – говорил своим ученикам гаруспик Праметей. Раскройте для себя и своих детей загадку Праметея!

2-е издание.





В. Рыбников

Загадка волхва Праметея





© Оформление.

ООО «Амрита», 2012





Исторический экскурс


Давно известно, что история полна иронии и парадоксов. В этом отношении история происхождения и деятельности ставшего легендарным волхва и друида Пра?метея служит наглядным примером. Веками люди знают, где жил Пра?метей, кто и зачем приковал его на Кавказе у открытой морским ветрам скале. Однако не задаются вопросами: когда, кому и какой «огонь знаний» передал Пра?метей? Какой народ его окружал и разнес его «огонь знаний» по всему белому свету?

Много разнообразной литературы возникло вокруг легендарного образа Пра?метея, но нас интересует не столько он сам, как его эпоха и люди, которые могли его окружать и принять то, что, согласно греческому трагику Эсхилу, мы и называем божественным «огнем знаний». Могли ли быть этим народом скифы, которых упоминает Эсхил? Нет, поскольку скифы не есть собственное имя народа или племени. Об этом писал «отец истории» Геродот, а замечательный исследователь древности Егор Классен утверждал, что «прозвания Славян Скифами и Сарматами отнюдь не составляли родовых или племенных названий, ибо в противном случае нельзя бы было сказать, что Сарматы Скифского племени или Кельтоскифы Кельтского племени. Зная же, что Руссов называли Скифами, Троянами и Славянами, мы переносим на первых, т. е. на Руссов, все те отличительные черты, которые засвидетельствованы порознь за всеми тремя относительными их названиями историками фригийскими, греческими, римскими и немецкими, и из сего сгруппирования свойств и развития одного и того же народа оказывается, что просвещение древних Руссов и старше и выше греческого» (1, с. 187–188).

Итак, самым выдающимся народом эпохи Пра?метея были Руссы, которых Эсхил называл скифами. Однако к древним Руссам-скифам можно отнести множество племен, которые различались не только по образу жизни, но и по уровню культурного развития. Не будет, вероятно, историческим преувеличением, если к соплеменникам Пра?метея мы отнесем самые выдающиеся племена, жившие в ту эпоху на Кавказе, – гетов-Руссов (этрусков) и кельтов-колхов, которые известны историкам, в отличие, например, от такого маленького кельтского племени, как жанеевцы. Это племя нас интересует потому, что оно жило на родине легендарного Пра?метея до XIX века и, несмотря на ассимиляцию абхазо-адыгейским этносом, сумело сохранить на реке Жане (Геленджик) свой язык и часть своей древней культуры. Об этом писал исследователь Кавказа в XIX веке Люлье. Об этрусках написано очень много. В данном случае сошлюсь на Ф. Воланского, который утверждал, что «Этруски были Русские Геты» (1, с. 266).

Неслучайно этруски союз родственных племен называли «Союз Расенов», а Этрурия у греков называлась Гетская Россия. Родственными племенами, имевшими общий язык и культуру, в эпоху Пра?метея были с этрусками кельты (колхи) и жанеевцы. Именно их можно назвать соплеменниками Пра?метея и, очевидно, они дали «огонь знаний» грекам, проникавшим на Кавказ с глубокой древности. Этрусков греки называли Пеласгами, Троянами, Дарданами, Скифами – это все названия, которые интересуют нас постольку, поскольку обозначали современников Пра?метея и наших далеких предков. Будем и мы, вслед за Эсхилом, обозначать соплеменников Пра?метея Скифами.

Какими качествами отличались люди, которые получали от Пра?метея «огонь знаний» и разносили его по всему миру? Вот только маленькая часть исторических свидетельств по этому вопросу. «Геродот говорит, что самые умнейшие люди, которых он знал, были Скифы. Страбон защищает Скифов, говоря, что если они приняли что-либо дурное в свой обычай, то заимствовали это у Греков и Римлян. Дит и Дарет говорят, что Руссам Троянским известны были музыка, живопись, механика, комедия и трагедия. Адам Бременский утверждает, что Скифам известен греческий огонь, называемый у них «вулкановым горшком». Все историки единогласно подтверждают, что Скифы лучшие воины, а Свидас свидетельствует, что они издревле употребляли знамена в войске, чем доказывается регулярность в их ополчениях. По Эфору, Анахарсис-Скиф причислен был к числу семи мудрецов. По сказанию многих писателей, в 670 году до Р. Х. некто «Скиф или гиперборей-Аварис творил чудеса в Греции. Промышленность Скифов также опережала таковую же у всех прочих народов; ибо известно и приведено нами в первых выпусках наших материалов, что Скифы изобрели сталь, огниво, нелинючие краски, выделку кож сыромятных и юфти; им известно было бальзамирование трупов, что они и исполняли над трупами царей своих; им же принадлежат и первые горные работы и разные другие открытия и изобретения. Астрономия Скифов (Халдеев) есть, сколько известно, старшая у всех народов.

Скифские письмена, сохранившиеся в некоторых скандинавских и всех поморских рунах, а также и по левому берегу Енисея, повыше Саянского отрога, свидетельствуют, что служили образцом для древних греческих письмен, равно для Кельтских и Готфских алфавитов. Скифы верили в бессмертие души и в будущую загробную жизнь, а равно и в наказания загробные. Их определение и идея о Творце вселенной не сделает стыда и христианам…» (1, с. 188–189).

Как видим, соплеменники Пра?метея были для своего времени удивительно культурны и образованны. Если греков обучал многому знаменитый мудрец и прозорливец Пра?метей, то им, вероятно, очень повезло, и греки не могли не увековечить имя Пра?метея с его «огнем знаний». К сожалению, их Царь и Бог великий Зевс не посчитал старания Пра?метея за благородные и нужные дела. Однако оставим вопрос отношений Зевса и греков самим грекам. Нас интересует другой вопрос, когда же гетруски (этруски) и близкие к ним кельты (колхи) двинулись с предгорий Кавказа и степей Великого Турана в Переднюю Азию и Грецию, а затем на Апеннинский полуостров? На этот вопрос ответил австрийский ученый Шахенмейер, который утверждал, что имела место «волна переселенцев с Черного и Каспийского морей во II тысячелетии до н. э. Эти племена являлись также предками скифов-сколотов и протославян» (2, с. 36). Они приняли участие в этногенезе этрусков на Апеннинском полуострове и, естественно, стали известны древним грекам. Неважно, что греки этрусков называли пеласгами, поскольку точно так же они могли называть пеласгами и кельтов.

Слишком малы были в эпоху Пра?метея различия между кельтами (колхами) и гетрусками (этрусками) по языку, внешнему виду и образу жизни. Более важными представляются другие вопросы. Например, был ли северо-западный Кавказ, от Черного до Каспийского моря, прародиной этрусков и кельтов? Или они пришли сюда на рубеже IV тысячелетия до н. э., создали в этом богатом природными ресурсами регионе с IV по II тысячелетие до н. э. металлургическую промышленность, развили ремесла и искусства, создали мегалитическую культуру и затем с металлическими боевыми топорами в руках, сидя на колесницах, разъехались по всей Евразии? На этот вопрос утвердительно отвечает Теренс Пауэлл, который в монографии «Кельты. Воины и маги» пишет о том, что «металлические боевые топоры с отверстием для рукоятки могли попасть в руки европейских скотоводов эпохи неолита – с Кавказа через понтийские степи. Земли к северу от этих гор и к западу, до Нижнего Дуная, также принадлежали племенам скотоводов.

О сравнительном достатке и непомерных притязаниях тех, кто жил на берегах Терека и Кубани, свидетельствуют гробницы их вождей. Близость, с одной стороны, к важнейшим металлургическим источникам Кавказа, и с другой – к торговым путям городов-государств Малой Азии и Верхней Месопотамии, могли сделать их в некотором роде наставниками и просветителями скотоводов, обитавших на пастбищных землях, которые лежали севернее и западнее» (3, с. 3–31). Как видим, очень разные ученые и исследователи происхождения этрусков и кельтов указывают на скифский регион, который именуется сегодня северо-западным Кавказом и считается местом жительства легендарного Пра?метея.




Часть I

Появление Пра?метея





Рождение Пра?метея


Каким же был Пра?метей и как он жил среди своих соплеменников, в землях древних кельтов и этрусков?

Кельтское племя жанеевцев было не менее древним, чем многочисленное племя этрусков, живших на северо-западном побережье великого Этрусского моря еще в третьем тысячелетии до христианской эры. Часть этрусков ушла на своих ладьях дальше на юг и построила знаменитую Трою, где великое искусство волхвов и ведьм древних славянских родов стало известно всему миру. Однако многие этруски остались в насиженных местах и вместе с жанеевцами и колхами продолжали строить храмы богини Мары, которые сегодня называются дольменами. Рядом с храмами богини Мары часто ставили кумиры богу Роду, которые внешне походили на каменный фаллос и называются сегодня «менгиры». Жанеевцы и родственное им племя колхов уважительно называли этрусков «расенами» за то, что они присвоили союзу племен Белой Расы, проживавших в северо-западной части Кавказа, краткое и звучное название – «Союз Расенов».

Не только этруски, но и кельтские племена этой части Кавказа и побережья Этрусского моря славились особой любовью к богу солнца Ра (Яриле) и своими жрецами, которых они называли ведунами – волхвами. Были у них и жрицы, которых они называли ведуньями – ведьмами. Между племенами этрусков, колхов и жанеевцев были небольшие различия, но все они одинаково верили, что при рождении ребенка его будущая судьба записывается в невидимую книгу бога Рода. Поэтому они говорили: «Что на Роду написано, никому не миновать». Однако человеческий род должен быть славен, а мать – «честной», чтобы в роду рождались «светлые» личности, способные стать великими волхвами Белой Расы.

Мать Пра?метея происходила из племени этрусков, живших на берегах великого моря, и не сразу привыкла к жизни скотоводов жанеевцев, предпочитавших тишину леса и пастбища гор бесконечному шуму моря. Мать звали Крадой, она была стройной, голубоглазой и белокурой. Часто она с удовольствием вспоминала времена, когда вместе со своими подругами легко и быстро скользила по морской глади, собирала ракушки и ловила под камнями крабов.

Отца Пра?метея звали Славером, и происходил он из жреческого сословия друидов кельтского племени жанеевцев. Славер мог стать жрецом, но поскольку он после второй ступени обучения не давал обет безбрачия и поселился среди жанеевцев, то никто не возражал против того, чтобы он женился. Отец и мать Пра?метея познакомились на игрищах-хороводах в честь светлого бога Купало (Купала). Купалу почитали как бога, наставляющего на радостную и счастливую жизнь.

Славяне до сих пор любят этого бога, поскольку он дает человеку возможность сотворять всякие омовения, очищает тело, дух и душу от различных хворей-болезней. Жанеевцы, занимавшиеся не только скотоводством, но и полеводством, почитали бога Купалу наравне с богиней Макошью и богом Велесом. На празднике жанеевцы, а также гостившие у них колхи и этруски, свои бескровные жертвы и требы бросали в огонь Священного Свастичного Жертвенника. Делали они это для того, чтобы все принесенное в жертву появилось на праздничных столах богов и предков. При этом все они, представители единой Белой Расы, одинаково говорили: «Слава богам и предкам нашим!!!»

Естественно, что никакие дары не помогли бы Славеру и Краде, если бы боги не были благосклонны к их семейному союзу. Во время праздника Славер вел хоровод юношей по Солнцу вокруг Огненного Коловрата, а Крада вела девичий хоровод в обратную сторону, вокруг Огненной Посолони. В это время волхв Радогост читал ведический гимн богу Роду. При последних словах гимна «Воля богов» оба хоровода сближались и, когда кто-то из двух хороводов сталкивался спинами, движение хороводов останавливалось. Широкоплечая фигура и белозубая улыбка Славера понравилась Краде, но она не знала, чем закончится хоровод и будут ли они со Славером пореченной парой. Волхв Радогост всего девять пар отбирал в день бога Купалы и шестнадцать – в день бога Перуна.

Хороводы проводились на широкой площади у храмов из каменных плит, имевших круглое отверстие в передней плите, вырезной портик и две ломанные линии, изображавшие миры Яви и Нави. Лесостепные племена кельтов называли эти храмы дольменами. Жанеевцы и этруски эти дольмены называли х(Ра)мами богини Мары.

Богиня Мара – это богиня Вечного Сна и Вечной Жизни. Именно в храме богини Мары человеческая душа встречается с богом. Мара считалась богиней ночи, которая порождает день. Она являлась матерью бога Ярилы (Ра). Мара и Ярила неразрывно связаны между собой, как Ночь и День, как Смерть и Жизнь. Поэтому храмы Мары (дольмены) имели солярную символику и служили не только для ритуалов и жертвоприношений, связанных с культом Ярилы, но и для проведения праздничных дней бога Купалы.

У храма Мары Славер и Крада столкнулись друг с другом и весело рассмеялись. В это время уже трижды прошли хороводы и шесть пар стояло спиной к спине между священными огневищами, Коловратом и Посолонью. Когда Крада и Славер встали спиной друг к другу, то вся присутствующая на празднике молодежь, хлопая в ладоши, произнесла три слова: «Явь», «Навь» и «Правь». Согласно древнему обычаю, на слове «Правь» каждая испытуемая пара поворачивала свои головы, направляя свой взор влево или вправо. Волхв Радогост при этом говорил, что молодым людям надо научиться «смотреть в одну сторону». Неизвестно, в какой мере помогал молодым людям Купала или они сами заранее договаривались, но обряд имел глубокий смысл, поскольку предлагал молодым людям жить в согласии.

Если бы Славер и Крада на слове «Правь» не посмотрели в одну сторону, то считалось бы, что сию пару черт столкнул, а не Бог. Они не договаривались между собою, но одновременно повернули головы в одну сторону, и в этом увидели волю бога Рода.

Третье испытание, которое должны были пройти пореченые пары, – это прыжки, взявшись за руки, через купальский огонь. Мало было решиться прыгнуть через большой костер, но и надо было не разнять рук во время прыжка. Взявшись за руки, Крада и Славер прыгнули через огонь костра, и каждый из них почувствовал, что уже никакая сила не сможет их разлучить. Вскоре Крада и Славер поженились и стали ждать своего первенца. Волхв Радогост не только благословил их союз, но и предсказал, что у них родится удивительный ребенок, который затмит своею славой всех волхвов славянских родов и друидов кельтов.



Читать бесплатно другие книги:

«Итак, ребятишки, на чем мы вчера остановились?.. Анализировали маршрут экспедиции Клауса Гердера. Насколько я помню, пр...
«И Адам явился к Создателю и спросил у Него: «Отец, закончено ли Творение Твое?» – «Закончено», – отвечал Создатель. И т...
В этой книге систематически изложено основное содержание курса лекций по богословской антропологии, в течение ряда лет ч...
Это случилось в день, когда Джон собирался сделать предложение любимой женщине. Остановив машину, он отлучился на пять м...
Мало кто задумывается о здоровье желудочно-кишечного тракта, если он функционирует безупречно. А зря! Здоровье всего орг...
Описывается новая модель бизнеса, которая, по мнению авторов, является наиболее многообещающей для большинства людей в п...