«Ой, Светка…» Детям великой войны посвящается - Шахова Инна

«Ой, Светка…» Детям великой войны посвящается
Инна Шахова


Книга известной поэтессы не просто очередной сборник стихотворений. Это книга-воспоминание, воспоминание о детских военных годах. Из этой книги мы понимаем, что народ, у которого четырехлетние дети говорят: «мы будем бить фашистов в пух и прах», победить нельзя. Книга адресована детям и их родителям, потому что настоящее искусство слова необходимо и доступно всем.





Инна Степановна Шахова

«Ой, Светка…» Детям великой войны посвящается



© И. Шахова, 2015

© Продюсерский центр Александра Гриценко, 2015

© Интернациональный Союз писателей, 2015




К читателю


Эта книга моих воспоминаний родилась после долгих раздумий как ответ на вопрос журналистки Ольги Юрьевны Мозговой из газеты «Вечерняя Москва», которая много писала о моём творчестве и однажды спросила: «А что сделало вас поэтом?» Сразу дать ответ на этот вопрос я не смогла.

Прошло несколько лет. Наконец я собралась с мыслями, привела в в порядок чувства, проанализировала все факты, встречи, беседы, своё творчество и теперь могу дать более или менее вразумительный ответ.

«Инна Степановна ШАХОВА – член Союза писателей России, лауреат международной литературной премии им. К. Симонова, автор девяти поэтических сборников. На ее стихи написано более 120 песен и романсов». Эти сухие строчки обычно печатают в альманахах и журналах перед подборкой моих стихов. Но я понимаю, что серьёзному и талантливому журналисту, который, если честно признаться, во многом способствовал моему становлению как поэта, писал обо мне и о моём творчестве, этого, конечно, недостаточно. Думаю, что журналиста интересует, как созревала, как трудилась и раскрывалась моя душа, как я вышла на тот необычный уровень, когда читатели и зрители, знакомящиеся с моими стихами, воспринимают их как ОТКРОВЕНИЯ СВОЕЙ СОБСТВЕННОЙ души. Что ж, готова рассказать вам все чистосердечно.

«Любовь управляет миром, а мир покоится на любви. Если любишь – ты живёшь, если не любишь – умираешь! К такому философскому пониманию жизни пришла И. Шахова после несчастья, которое обрушилось на неё, обрушилось, но не сломило. И основное, что помогало ей в это сложное время, время трудностей, была поэзия. Творчество стало частью её жизни. Поэзия помогает ей раскрыть эмоции и чувства, сокровенные и тайные желания сердца…» Это строчки из передачи Всемирной службы на английском языке «Голоса России», которая вышла в эфир 13.01.04 и по просьбе слушателей в англоговорящих странах повторялась неоднократно. А на следующий день после передачи из Канады пришло письмо, в котором поклонники из-за рубежа признались, что для них «поэзия И. Шаховой стала отражением русской души, а она сама – поэтом, возвращающим к воспоминаниям о прекрасной России…»

Да, действительно поэзия для меня это – не состязание рифмы, ритма и звуков. «Голос России» оказался прав в своей передаче, утверждая, что «поэзия помогает мне раскрыть эмоции и чувства, сокровенные и тайные желания моего сердца:

Я верю, поэзия – чувств объясненье,
Признание в чистой и верной любви…»

Моё желание писать стихи и моё вдохновение пришли не сразу.

Конечно, будучи девчонкой, как и многие в юности, я писала стихи, но они не были чем-то особенным или серьёзным. Я не придавала им значения и не слишком обращала на них внимания.

Но, как потом оказалось, на мои способности говорить стихами обращали внимание другие. Случилось совершенно невероятное. На одном из моих последних творческих вечеров ко мне подошла женщина и, протягивая старую пожелтевшую тетрадку, сказала буквально следующее: «Ты, конечно, не узнаёшь меня, да и не можешь узнать, мы расстались с тобой 60 лет назад. Я – Светка, твоя соседка по нашей старой коммунальной квартире. Та самая, любимая Светка, соседка, которая была старше тебя на шесть лет, дружбой с которой ты очень гордилась и к которой прибегала всякий раз, когда что-то сердило или волновало тебя, радовало или беспокоило. Твои эмоции всегда били через край, ты начинала рассказывать быстро, тараторя и захлёбываясь словами, но самое удивительное было то, что ты говорила стихами. Слова рифмовались сами собой и как будто пелись. Меня это удивляло, поражало, часто я просила тебя повторить свой рассказ, и ты без запинки, снова и снова, в рифму рассказывала всё то, что шло прямо от сердца, выливалось из твоей души. А я потом шла и записывала твои стихи. И вот сегодня я хочу подарить тебе эту старую, пожелтевшую тетрадку, тетрадку стихов твоего детства – начала твоего творческого пути. Бог одарил тебя большим талантом. Я всегда это знала и верила в тебя, но ты почему-то молчала до сорока пяти лет, а потом… потом… тебя вдруг прорвало. Ты правильно оценила свои стихи:

…эмоции, боль иль душевный порыв,
и вот он, готов поэтический взрыв…
Стихи – водопадом, как страсти накат,
Не надо мне рифму искать напрокат…

…Мои стихи – не истины источник,
Сама я только прикоснулась к ней
Они – не мудрость жизни, это точно…
Мои стихи – озёра чувств скорей».

Вы не поверите, но для меня Светкина тетрадь стала настоящим подарком! Такой силы эмоциональный всплеск, что я чуть не задохнулась от нахлынувших чувств. Сквозь слёзы пытаюсь разобрать старые выцветшие на свету строчки и… всё проявляется в моей памяти, нет не в памяти, а в моём сердце. До этого я не вспоминала своё трудное военное детство, а теперь оно нахлынуло на меня.

Каждую нашу встречу, каждый наш разговор, каждое словно Светки, моей умненькой, рассудительной Светки, к которой я прибегала, конечно, каждый день и всё спрашивала, спрашивала, спрашивала. А она, одиннадцати-двенадцати летняя соседка, давала мне разумные советы, подсказывала верные решения. Наверное, в те тяжкие тревожные военные дни так и росли наши дети. Родители вставали на защиту Родины: отцы уходили на фронт, а матери с утра до ночи – работали в тылу, чтобы разгромить врага, уничтожить зло, отвоевать свободу и своё будущее, чтобы сохранить, защитить свою землю, чтобы дети могли жить дальше и радоваться жизни. А воспитателями малышни становились старшие ребята.

Могу честно признаться, сегодня восстанавливаю все странички заново, весь свой самый первый детский период жизни с того самого момента, как начала себя сознавать и понимаю, что проживаю все эти дни моего детства заново. Вы не поверите, я только теперь начала понимать, что наше военное детство было счастливым. Оно научило нас правильными глазами смотреть на жизнь. Именно там, в трудном военном детстве, мы начинали понимать, что без помощи соседей, друзей просто невозможно выжить, что думать надо не только о себе, но ещё и о других людях, о сверстниках, о соседской бабушке, у которой в войну убило шестерых сыновей, а помочь ей, кроме соседей, некому, о совсем крошечной двухлетней недотёпе, которую чуть не прикрыло свалившемся с неба полотном от дирижабля, да просто обо всех тех, кто живёт рядом с тобой, делит трудности и беды, помогает тебе и другим в несчастье.

Думаю, вернее правильнее сказать – я уверена, что появление моей любимой Светки было совсем не случайным. Вообще-то в жизни ничего случайного не бывает. И то, что она вернула мне воспоминания моего детства, дала возможность снова пережить все эти эмоции: боли и радости, страхи и восторги, заставила меня уже взрослого, повидавшего жизнь человека, окунуться в начало, вновь показала мне истоки моей жизни.

И поскольку в своём творчестве, в стихах я отражаю состояние своей пожившей души на сегодняшний день, рассказываю о взглядах на жизнь сегодня, о сиюминутных чувствах и переживаниях, то, наверное, взглянув на запись своей памяти, какой ты была в детстве, а уж в детстве, в самых первых, осознанных днях, дети всегда чисты и невинны, ты сможешь увидеть все искажения, что произошли за долгие годы жизни, сможешь оценить всю свою жизнь с более правильных позиций.

А если вдруг осознаешь, что слишком часто спотыкалась, порой выбирая более лёгкий путь решения каких-то проблем и вопросов, но не всегда более правильный, то, возможно, воскликнешь: «Стоп! А не пора ли остановиться и задуматься, посмотреть на себя со стороны. Может быть, придёшь к выводу: «Хорошо ли, плохо – всё случилось, прошлое вторично не прожить. Как бы ты теперь ни суетилась, только завтра можно изменить».

«Иди подаренной судьбой с любовью, увлеченьем, и будь всегда самим собой – вот наше назначение!»

Не знаю, откуда приходят эти мысли, как говорят читатели, – «мудрые», но только они приходят постоянно, и мне некуда от них деться. Наверное, их рассыпают по белу свету ангелы-хранители человеческих душ, те самые, что отвечают за всё земное Человечество, за то, чтобы наше Человечество не погибло, не вымерло… А вот принимает их только тот, у кого воспитатели в детстве настроили душу, сделали её мягкой, нежной, прорастили в душе ростки, которым близки и понятны именно такие общечеловеческие мысли и истины, а подобным мыслям удобно и приятно расположиться в его душе.

Здесь, я невольно возвращаюсь к тем людям, которые окружали меня в дни моего трудного военного детства и формировали мою душу, старались такой, чтобы душа могла легко принять все праведные мысли и настоящие жизненные истины. Мы оказались вместе после того, как наши дома, стоявшие в центре Москвы, попали под бомбёжку поздней осенью 1941 при наступлении немцев. Фашисты сбрасывали бомбы почти каждую ночь, было разрушено огромное количество домов. Многих москвичей из разрушенных домов в те дни эвакуировали, а некоторых переселяли на окраины Москвы, где они ожидали эвакуации. Наша семья – на то время: мама и две её дочки четырёх лет и одного года, отец был на фронте, в эвакуацию так и не поехала. Мама говорила, что ей одной с двумя такими малышами не перенести дорогу и переезд, а здесь хотя и было холодно и голодно, но всё-таки на одном месте, а значит «приладиться», как говорила наша ближайшая соседка тётя Маруся, будет гораздо легче. Вот мама со своими крохами и прилаживалась. Всю войну мы прожили в Москве, на этой самой окраине.

Что осталось в памяти от тех страшных лет? Я считала, если честно признаться, только отрывочные воспоминания. Теперь пытаюсь вернуться к тем своим первым дням детства, которые засели в моей голове тогда и не желают покидать так хорошо обжитое место.

Я стала себя сознавать именно с этих минут. Возможно, кто-то и скажет: это ж надо такое придумать – в четыре года она стала себя осознавать. Наверное, если бы не Светкина тетрадка с пожелтевшими листочками, я бы всё это не вспомнила, но… Как видите, случайностей не бывает. Зачем-то попались моей соседке по квартире старые записи в старой тетрадке, зачем-то стала Светланка разыскивать меня через друзей-однокашников, и… через шестьдесят лет всё-таки разыскала.



    Инна ШАХОВА




Пролог



Люблю тебя, жизнь! Наслаждаюсь тобою!
Люблю всё в тебе: и тоску, и печаль,
Надежду и радость, минуты покоя.
Готова принять и конец, как ни жаль.
Ты мчишь на лихих скоростях, увлекая
Нас всех, и мы рады быть вместе с тобой.
Ты даришь нам краски то ада, то рая.
Цвет жизни для нас – ежечасно другой!
Мы знаем, в природе цвета – безупречны.
А выбор по жизни – всегда за тобой!
Оттенки, расцветки, тона – бесконечны,
Но вот результат и итог – только твой!
Цвет жизни, он – нашей души отраженье,
Божественный дар краткой жизни земной.
Цвет жизни – мозаика чувств и стремлений,
Звучанье души твоей, вечно живой!




Обо всём расскажу


Расскажу всё, что было дано мне судьбой,
Тайны сердца сама вам открою,
Все подробности жизни нелегкой одной,
Жизни той, где была я героем.
Я познала и горечь, и радость труда,
Мне по нраву любая работа.
Жизнь летела стрелой, торопились года,
Но жила от души и с охотой.
Не просила красивых хором и дворцов
Мне по нраву шалаш даже в поле,




Читать бесплатно другие книги:

Зрение – великий дар. 90 % информации человек получает с его помощью. Именно поэтому глаза надо беречь. Но бывает, что з...
Предлагаемая читателю книга прослеживает историю развития парусного судна на протяжении шести тысячелетий – от древних в...
Настоящее издание посвящено исследованию уголовно-процессуальных проблем, связанных с доказыванием в суде присяжных, и п...
Книга воспоминаний члена политбюро ЦК КПСС, председателя Президиума Верховного Совета СССР А.А. Громыко охватывает более...
Разговаривать умеет и любит каждый, но правильно выбрать тему и интонацию, четко сформулировать и ясно выразить свои мыс...
«После того, что случилось с Варей накануне свадьбы, личная жизнь ее не складывалась. Мало кому могла она доверять, а до...