Амстердам. Город любви, каналов и велосипедов - Антонова Юлия

Амстердам. Город любви, каналов и велосипедов
Юлия Владимировна Антонова


Исторический путеводитель
Столица тюльпанов и велосипедов, деревянных башмаков и бриллиантов, свободной любви и сыра. Изумительная архитектура, бесчисленные мосты, извилистые каналы и уникальные музеи – пожалуй, именно так можно охарактеризовать самый либеральный, толерантный и свободомыслящий город на свете: Амстердам. «Самый расслабленный город Европы» столь многолик, что каждый найдёт здесь что-то по вкусу: уютные кафе, средневековая архитектура, необычные музеи, водные прогулки – в гордой столице Нидерландов действительно есть всё, от лучшего искусства и нового дизайна до старого доброго рок-н-ролла.





Юлия Антонова

Амстердам. Город любви, каналов и велосипедов





В книге использованы фотографии М. Чичуги, Ю. Антоновой, Р. Королёва, Р. Булатова, Н. Булатовой, а также Amsterdam Municipal Department for the Preservation and Restoration of Historic Buildings and Sites (bMA)

© Антонова Ю.В., 2013

© Бурыгин С.М., автор идеи и проекта, 2013

© ООО «Издательство «Вече», 2015

© ООО «Издательство «Вече», электронная версия, 2015

Сайт издательства www.veche.ru





Стереотипное и типичное



Когда речь заходит об Амстердаме, в сознании неизменно возникают велосипеды и тюльпаны, а на память приходят представления о вседозволенности, безграничной терпимости и полной свободе. Однако насколько верны наши стереотипы о голландской культуре? Что из них – миф, а что – чистая правда? И что ещё есть в столице столь обыденного и повседневного, успевшего превратиться в типичное и неотъемлемое для каждого амстердамца?




Велосипеды


Велосипедисты – это то, без чего нельзя себе представить не только Амстердам, но и всю Голландию. В одной только столице насчитывается около 555 000 велосипедов (при этом лишь 220 000 машин!); для них создано почти 225 000 парковочных мест, из которых 2500 расположились у центрального вокзала. Как-то статистики пришли к такому выводу: если бы в Амстердаме проживало 100 человек, то у 53 были бы велосипеды, у 21 – машины и у 26 – ни того ни другого. А вот ещё один интересный подсчёт: если собрать вместе столичные велосипеды, они заполнят городской парк Вондела.

Несмотря на то что ежегодно продаётся около 1,5 млн велосипедов, около 150 000 крадут в одной только столице, причём 40 % воров – это «профессионалы-рецидивисты», 30 % – наркоманы и оставшиеся 30 % – это случайные воришки (как правило, студенты).

Многие туристы, попадая в Голландию, приходят в ужас: им кажется, что велосипедисты мчатся со всех сторон, не обращая никакого внимания ни на машины, ни на пешеходов. В какой-то степени это наблюдение верно: люди на «железных конях» и впрямь нередко ощущают себя хозяевами дороги. Они игнорируют красный свет светофора, словно рассматривая его как очередное украшение города. В случае аварии в суде зачастую проигравшим оказывается автомобилист. Мешают велосипедистам и туристы, которые почему-то очень любят останавливаться на велодорожках, чтобы в очередной раз изучить карту. Известный английский писатель-фантаст Терри Пратчетт однажды так отозвался об этом голландском феномене: «Моё впечатление от Амстердама – это велосипедисты, которые едут, где им вздумается, а разозлившись, устремляются на всех пешеходов, громко трезвоня в свои звоночки. Это способ устранить незнакомых им людей». Если же пешеход не реагирует, велосипедист прибегает к крайним мерам и начинает кричать «Hallo!», что многие иностранцы воспринимают как радостное приветствие местных жителей. На самом же деле, издавая подобный возглас, голландцы вовсе не здороваются, а буквально по-русски восклицают: «Алё!»






Амстердам – город велосипедов, среди которых встречаются и так называемые велосипеды для конференций



Американский деятель искусств Эрик Сталлер, 15 лет проживший в Амстердаме, настолько проникся велосипедной культурой, что изобрёл так называемый велосипед для конференций (ConferenceBike): это 220-килограммовое сооружение длиной 2,5 метра, рассчитанное на 7 человек, один из которых является «рулевым», другие крутят педали. На сегодняшний день существует 300 таких велосипедов в 18 странах. Конечно, большинство из них используют вовсе не участники конференций, а туристы.

В 2002 г. Сталлер немного «модифицировал» свою модель, назвав её Мирным танком (PeaceTank): так он хотел заставить лидеров семи держав, которые в перспективе могли бы собраться именно за таким круглым столом-велосипедом, двигаться к миру.

Ещё одним изобретением стал пивной велосипед (иногда называемый велосипедом для вечеринок): все участники «праздника на колёсах» вынуждены крутить педали; единственный, кто освобождён от такой нагрузки, – это непьющий «рулевой» (на моделях, рассчитанных на 12 человек, присутствуют также 2 бармена). Последнее время, правда, такие велосипеды становятся всё популярнее среди туристов.




Бриллиантовая столица


Как известно, лучшие друзья девушек – это бриллианты. В Нидерландах эту простую истину поняли ещё в 1490-х гг., когда еврейские умельцы, изгнанные из Испании, поселились сначала в Роттердаме, а потом и в Амстердаме и стали заниматься обработкой драгоценных камней. Первые алмазы поступали из Бразилии, тогда ещё португальской колонии, и более 600 еврейских семей жили исключительно этим промыслом. Проведённые недавно исследования установили одного из первых огранщиков столицы: его звали Вильгельм Вермет, и свою мастерскую он открыл около 1586 г.

До 1870-х гг. голландские бриллианты не пользовались особым спросом на мировом рынке, но производство росло, и уже спустя 60 лет эта индустрия снабжала работой почти 12 000 человек. Во время Второй мировой войны производство практически прекратилось, поскольку огранка алмазов по большей части была монополизирована евреями, которых немцы безжалостно сгоняли в концлагеря. До сих пор голландская индустрия не смогла полностью оправиться, хотя Амстердам нередко называют бриллиантовой столицей. Один из известнейших производителей – компания «Асхер» (Asscher), основанная в 1854 г. и прославившаяся самыми знаменитыми бриллиантами в мире – например, «Эксельсиор» и «Куллинан». Среди покупателей «Асхера» числятся бывшая королева Нидерландов Беатрикс (в 2013 г. она отреклась от престола в пользу сына), король Швеции Карл XVI Густав и королева Великобритании Елизавета II.



Обнаруженный в 1893 г. голубовато-белый «Эксельсиор» весил 971 ? карата и считался крупнейшим в мире до 1905 г., когда пальма первенства перешла к «Куллинану», или «Звезде Африки», весом в 3106,75 карата. Оба камня были огранены амстердамской фирмой «И.Й. Асхер и Ко», причём «Эксельсиор» превратился в 10 камней, а «Куллинан» был расколот на 2 крупных монолитных блока, 7 средних и 96 мелких бриллиантов. 1 кусок в 69,5 карата оставили необработанным.

«Куллинан-I», называемый также «Большой звездой Африки», украсил хранящийся сейчас в лондонском Тауэре скипетр английского короля Эдуарда VII – того самого, которому изначально на день рождения был преподнесён весь алмаз. На сегодняшний день это самый крупный огранённый алмаз в мире: вынув из скипетра, его можно носить как брошь.

Амстердамцы любят рассказывать, как король Эдуард VII обратился в компанию Асхера с просьбой огранить огромный алмаз, и Йозеф Асхер лично приехал в Лондон, чтобы забрать его. Король распорядился снарядить военный корабль, дабы доставить ювелира обратно в Амстердам, однако Йозеф просто положил камень в карман и отправился домой на обычном почтовом судне.






Одна из столичных фабрик по огранке бриллиантов



Йозеф Иссак Асхер открыл своё предприятие на улице Ниуве Ахтерграхт (Nieuwe Achtergracht) в 1854 г. Дела пошли в гору, и в 1907 г. компания переехала в новое здание на улице Толстрат (Tolstraat), 127–129, в только что появившийся район Пейп. Новая фабрика была целиком из жёлтого и красного кирпича, а огромные окна обеспечивали столь необходимый в этой индустрии свет.

В 1930 г., когда фабрика переживала период расцвета, рядом был создан целый квартал, именуемый Бриллиантовым, где всем улицам присваивались названия, каким-либо образом связанные с драгоценными камнями: бриллиантами (Diamantstraat), сапфирами (Saffierstraat), рубинами (Robijnstraat), топазами (Toppaasstraat) и изумрудами (Smaragstraat). Небольшие домики, выросшие рядом, предназначались исключительно для сотрудников фабрики, коих в те годы было 750. Накануне Второй мировой войны тут всё ещё трудилось 500 огранщиков и полировщиков, однако лишь 15 пережили страшные годы войны. Из рода Асхеров уцелело всего 10 человек, двое из них переехали в Нью-Йорк, где продолжили заниматься знакомым с детства делом.

Сегодняшние туристы посещают, как правило, две «бриллиантовые» фабрики: «Coster Diamonds» (Paulus Potterstraat, 2–6) и «Gassan Diamonds» (Nieuwe Uilenburgerstraat, 173–175). Первая является одной из крупнейших и старейших фабрик города, где огранкой алмазов занимаются более 170 лет. Здесь сотрудница Полин Виллемсе в начале 90-х гг. XX в. смогла отполировать самый маленький бриллиант в мире весом 0,0000743 карата, диаметром 0,16—0,17 мм и высотой 0,11 мм.

На фабрике «Gassan Diamonds» проводятся экскурсии, на которых посетители подробно знакомятся с процессом огранки драгоценных камней и определения их качества. Туристы воочию могут увидеть все этапы работы над преображением «грубого» алмаза в изящный бриллиант и, конечно же, приобрести пришедшееся по вкусу украшение.




Тюльпаноманы


Цветы в Голландии встречаются в буквальном смысле слова на каждом шагу: на окнах домов, вдоль улиц, в магазинах – и это, конечно, неудивительно. Каждый год сотни тысяч туристов устремляются в эту страну полюбоваться цветочными фестивалями, посетить цветочные базары и аукционы, а также по-настоящему «утонуть» в море – или на поле цветов. В общем-то в столице цветы выращивают разве что только домохозяйки: большинство же даров природы попадает на местные прилавки с так называемого болленстрека (bollenstreek) – «дороги цветочных луковиц», протянувшейся между Харлемом и Сассенхеймом к западу от Амстердама. Около 4000 садоводов ежегодно выращивают почти 6 миллионов луковиц на 2600 га земли. Лучше всего посещать эти края в апреле – мае, когда на дорогах помечаются специальные «цветочные» маршруты, и каждый желающий может набрать себе охапку разноцветных тюльпанов. Во многих городах организуются не только рынки, но и аукционы цветов, известнейший из которых проходит в Алсмере и является чуть ли не самой притягательной туристической достопримечательностью Нидерландов.

У любви голландцев к цветам – особенно к тюльпанам, чьё название происходит от слова «тюрбан», – долгая история. В 1560-х гг. Нидерланды управлялись династией Габсбургов. Австрийский посол Огье де Бюсбек, находясь в Османской империи, открыл для себя тюльпаны и отправил несколько семян и луковиц в Вену, где их разведением занялся знаменитый ботаник Карл Клузиус. Очень скоро тюльпаны завезли в другие европейские страны, чтобы выращивать при королевских дворах как показатель богатства и роскоши.

В 1590 г. Клузиус стал директором ботанического сада в Лейдене, где продолжил разведение чудесных цветов и приспособил их к относительно холодному климату и болотистой почве. За какие-то 20 лет голландцам удалось вырастить десятки сортов тюльпанов, и в 1614 г. в Нидерландах появился первый каталог, представлявший эти растения.

К 1625 г. за одну луковицу редкого сорта уже давали до 2000 флоринов, а через 10 лет стоимость достигла 5500 флоринов. К 1637 г. цены выросли почти в 25 раз: так в Голландии началась тюльпаномания. Луковица могла служить отличным приданым невесте, за три луковицы можно было приобрести дом, а за редчайший вид «Тюлип Брассери» покупали процветающую пивоварню. Стоимость луковицы легендарного «Семпер аугустус» была сопоставима с 10-летней зарплатой простого рабочего или ценой 12 акров земли.






В Амстердаме можно найти тюльпаны на любой вкус и цвет



Погоня за цветами стала настоящим наваждением для голландцев. Люди закладывали дома, отдавали всё своё имущество, чтобы приобрести одну-единственную луковицу, которая нередко даже не вынималась из земли. Таким образом, цветы продавали «заочно», причём сделки совершались не только на бирже, как это было вначале, но и в тавернах, что придавало торговцам куражу, и цены взлетали до небес.



По стране ходили невероятные слухи о матросе, принявшем луковицу тюльпана за обычный лук и добавившем её в блюдо с селёдкой. Или о ботанике, в ходе экспериментов разделившем луковицу пополам, оказавшемся в тюрьме и вынужденным коротать там время до тех пор, пока он не смог выплатить своему нанимателю тысячи флоринов в качестве компенсации.

Истинные поклонники цветка шли на отчаянные шаги: например, амстердамский врач Класс Питерсзон из-за безмерный любви к тюльпанам изменил фамилию на Тульп: именно под этим «псевдонимом» его обессмертил Рембрандт в своей картине «Урок анатомии доктора Тульпа» (1632).



В 1637 г. число продававших превысило число покупавших, и мыльный пузырь лопнул. Теперь самые дорогие луковицы стоили копейки, и в мгновение ока тысячи голландцев оказались разорены – среди них и выдающийся художник Рембрандт. К тому времени тюльпаны уже успели стать национальным цветком Голландии; их продолжали разводить даже после краха, и к XVIII в. они стали столь знамениты, что их начал закупать сам турецкий султан!

Надо сказать, в ботаническом саду Лейдена до сих пор существуют потомки одних из первых тюльпанов, выращенных в 1620 г. Сегодня в Голландии на 16 000 га выращивается около 10 млрд луковиц – правда, это не только известные всему миру тюльпаны, но и крокусы, нарциссы, гладиолусы, ирисы и гиацинты: страна отвечает за 85 % мировой торговли цветами и луковицами.




Мельницы


Невозможно представить себе Голландию без знаменитых мельниц. В стране сохранилось только 1000 мельниц, в основном сосредоточенных на западе и севере; почти все они сегодня превратились в музеи или частные дома, и лишь несколько выполняют свою истинную функцию: мелят муку или производят краску. Каждую вторую субботу мая около 600 мельниц вывешивают синий флажок и открывают свои двери для туристов.

Ещё в начале XX в. в Нидерландах насчитывалось около 10 000 мельниц, и все они на тот момент служили, по большому счёту, двум целям: осушали озёра и вырабатывали энергию.






Различные типы мельниц можно увидеть в музее под открытым небом «Зансе-Сханс»



Впервые так называемые польдерные мельницы, предназначенные для откачки воды в обводной канал, упоминаются в 1414 г. Со временем начали устанавливать целые ряды таких сооружений: когда вода в осушаемом озере опускалась до уровня первой группы мельниц, устанавливался второй, более низкий уровень, который поднимал воду к первому уровню, откуда та поступала в канал. Этот процесс повторялся многократно; иногда в работе принимали участие до 60 мельниц.

Амстердамские мельницы известны с 1307 г.; они использовались для осушения земель, переработки зерна, выработки энергии и т. п. В период Средневековья 26 мельниц были установлены в стратегически важных местах, и даже в XVII в. путешественники описывали Амстердам как «лес мачт, флагов и башен с украшенной мельницами городской стеной». Сохранившиеся налоговые записи свидетельствуют о том, что в 1765 г. в городе на ходу было 140 мельниц, однако сейчас их осталось лишь 8 (Akersluis, 10, Haarlemmerweg, 465 и 701, Herman Bonpad, 6, Noordhollandschkanaaldijk, 21, De Borcht, 10, Funenkade, 5, Gillis van Ledenberchstraat, 78).

Одна из самых известных – Молен де Гойер (Funenkade, 5), рядом с которой находится мини-пивоварня «Brouwerij ‘t IJ». Молен де Гойер, являющаяся самой высокой мельницей в Нидерландах, появилась в 1725 г. для помола зерна, однако строительство новых домов в начале XIX в. преградило путь ветру, и постройку перенесли на нынешнее место. Другая мельница, Де Оттер (Gillis van Ledenberchstraat, 78), – последняя из 12 созданных в XVII в. мельниц-лесопилок (их количество увеличивалось с течением времени, и к XIX в. их насчитывалось уже 80). В высоту Де Оттер не привышает 19 м, внутри она столь мала, что войти в неё может не более трёх человек. Эта мельница причислена к историческим памятникам и является старейшей подобного типа (низкая на широком фундаменте) в Нидерландах. В наши дни обсуждается возможность переноса Де Оттера в Уитгест, где была создана самая первая такая конструкция в 1592 г.




«Город свободной любви»


Для многих туристов одной из наиболее притягательных достопримечательностей Амстердама является так называемый Квартал красных фонарей, расположившийся, по иронии судьбы, в историческом центре города, окольцевав Старую церковь. Местные ласково называют эти края Де Валлетьес (De Walletjes, «малые стены»), поскольку когда-то здесь проходила городская стена.



Читать бесплатно другие книги:

В условиях снижения прибыльности компаний эффективное ценообразование становится для них ключевым средством достижения у...
Все стихотворения интуитивно-спонтанные, написаны на вибрациях Любви Света)))Стихотворения многомерны по восприятию, тре...
В книге одного из классиков психоанализа излагается теория формирования характера, рассмотрены основные формы характеров...
Секс – универсальный язык близости. Когда падают все запреты, когда исчезают условности, что это – грех или истинная люб...
Рожденные в разных частях света герои книги жили в своих мирах, но им было суждено встретиться. Моя история о судьбоносн...
Обращаясь к истокам идеи сакрального, обнаружим, что она далеко не позитивна. Архаические традиции понимали сакральное д...