Оценка стоимости технологий: проблемы бизнеса и финансов в мире исследований и разработок - Боер Питер

Оценка стоимости технологий: проблемы бизнеса и финансов в мире исследований и разработок
Питер Ф. Боер


В современном мире бизнеса оценка стоимости технологий стала новым управленческим подходом к анализу прибыльности нынешних и будущих технологических проектов, заменив собой такой широко применявшийся ранее подход, как управление риском. В книге «Оценка стоимости технологий: проблемы бизнеса и финансов в мире исследований и разработок» Ф. Питер Боер всесторонне изучает связь между исследованиями и разработками, с одной стороны, и стоимостью для акционеров – с другой, представляя математические модели для оценки исследовательских проектов и отвечая на важнейшие вопросы о том, как анализировать технологические инициативы и прогнозировать их будущую стоимость. Обладая знаниями и опытом как в экономической области, так и в деле создания новых технологий, автор создает общий язык для понимания финансовых проблем, связанных с исследованиями и разработками, и предлагает аналитические инструменты, которые бизнесмены, ученые и инженеры могут использовать для оценки новых технологий, исследовательских проектов и соответствующих бюджетов. Это приводит к принятию более компетентных решений. В книге также анализируются некоторые ошибки, допускаемые при оценке стоимости «технологичных» компаний.





Ф. Питер Боер

Оценка стоимости технологий: проблемы бизнеса и финансов в мире исследований и разработок



© 1999 by F. Peter Boer. All rights reserved. This translation published under John Wiley & Sons, Inc. license.

© ЗАО «Олимп-Бизнес», перевод на рус. яз., оформление, 2007

© Электронное издание. ООО «Альпина Паблишер», 2012




К российскому читателю


Книги крупного специалиста в области оценки Питера Боера «Оценка стоимости технологий: проблемы бизнеса и финансов в мире исследований и разработок» и «Практические примеры оценки стоимости технологий» дают вам, уважаемый читатель, возможность познакомиться с передовым опытом в данной сфере. В них автор представляет общепринятые методы оценки нематериальных активов, получившие широкое распространение за рубежом. Это первые книги указанной тематики, переведенные на русский язык. Они призваны восполнить существующую в русскоязычной литературе нехватку книг по методологии оценки стоимости технологий.

Появление перевода книг Питера Боера в данный момент не случайно. В последние годы в России наблюдается повышенный интерес к вопросам, связанным с интеллектуальной собственностью, в том числе к оценке нематериальных активов в целом и технологий в частности. Этот интерес продиктован рядом факторов. К ним относятся изменения в области стандартов финансовой отчетности, вызванные необходимостью отражения в балансе предприятия стоимости идентифицируемых нематериальных активов. Немаловажную роль играют стремление российских компаний повысить свою конкурентоспособность за счет инноваций и связанная с этим потребность в анализе влияния инвестиций в технологии на рост стоимости компаний.

Книги написаны живым языком, и мы уверены, что, несмотря на изобилие технических и экономических терминов, вы получите истинное наслаждение от чтения. Изложенный материал, несомненно, будет интересен и практикующим оценщикам, специализирующимся в оценке технологий, и научным сотрудникам, ведущим фундаментальные исследования в области интеллектуальной собственности в целом. Многие наши зарубежные коллеги-оценщики начинали свою профессиональную деятельность в области оценки технологий с изучения книг Питера Боера.



    Акоп Саркисян, Ernst & Young, партнер, глава оценочной практики и бизнес-моделирования в странах СНГ
    Эдгар Рагель, Ernst & Young, партнер, отдел оценки бизнеса Московского офиса




Предисловие к русскому изданию


Ф. Питер Боер – уникальный специалист, имеющий богатый личный опыт управления компаниями, проектами и их портфелями, а также консультирования и обучения методам ведения бизнеса в сфере исследований и разработок на основе оценки стоимости технологий. В результате применения этих методов создаваемые технологии становятся коммерчески эффективными в условиях реального рынка.

Более чем тридцатилетнее практическое занятие Питера Боера этими проблемами нашло отражение в его многочисленных статьях и трех книгах. Две из них – «Оценка стоимости технологий: проблемы бизнеса и финансов в мире исследований и разработок» (1999) и «Практические примеры оценки стоимости технологий» (2004) – подготовлены к изданию на русском языке ЗАО «Олимп – Бизнес» при поддержке московского отделения международной компании Ernst & Young, которая входит в «Большую четверку» компаний, занимающихся аудитом, оценкой и смежными видами деятельности.

Представляемые российскому читателю книги тесно связаны между собой и посвящены разработке метода, с помощью которого достаточно просто рассчитать стоимость исследовательского проекта или проектного предложения. Питер Боер называет эту финансовую модель оценкой стоимости, скорректированной с учетом риска. Вторая книга базируется на материале первой, содержит подробный разбор примеров из личного опыта автора (или смоделированных им), которые способствуют пониманию метода.

В промежутке между этими двумя книгами, в 2002 году, Питер Боер опубликовал еще одну, в которой рассматривает более узкую и в большей степени теоретическую проблему, связанную с применением реальных опционов (т. е. свободного выбора возможностей) при проведении исследований и разработок новых технологий, – «Real Options Solution: Finding Total Value in a High-Risk World» («Решение проблем на основе реальных опционов: нахождение полной стоимости в мире высокого риска»). Она, по словам автора, посвящена изучению «следствий, вытекающих из ключевого постулата: планы являются опционами. Это утверждение является определяющим для методов, посредством которых осуществляется оценка стоимости». Именно подход с позиции решения проблем с помощью оценки стоимости объединяет все три книги и подводит к рассмотрению конкретных ситуаций в мире исследований и разработок, чему посвящена вторая из издаваемых на русском языке книг об оценке стоимости технологий.

В книгах Питера Боера последовательно дается хорошо структурированный материал, обеспечивающий доступное восприятие решаемых проблем всеми участниками процесса создания новых технологий. Автор условно разделил их на две группы с разной профессиональной подготовкой: финансово-экономической (это, как правило, люди, принимающие решения об осуществлении исследовательского проекта, – руководители компаний, ответственные работники государственных организаций и университетов) и инженерно-технической (непосредственные исполнители проекта – ученые, инженеры, техники). Питер Боер обращает особое внимание на то, что данные специалисты разговаривают на разных профессиональных языках. Он считает (и следует согласиться с его мнением), что именно оценка стоимости технологии является тем «мостом», который соединяет этих людей и позволяет им совместно достигать эффективных практических результатов.

Такое акцентированное внимание к проблеме профессионального языка в рассматриваемой области потребовало от нас не менее серьезного отношения к передаче на русском языке смысловых особенностей тех терминов, которыми пользуется Питер Боер.

Например, в англоязычной литературе широко применяется сокращенный вариант словосочетания «исследования и разработки» – R&D (Research and Development). К сожалению, в русском языке пока не выработано приемлемое и общепринятое буквенное обозначение данного понятия. Поскольку книга посвящена именно исследованиям и разработкам, мы, чтобы избежать постоянного повторения довольно громоздкой конструкции, решили воспользоваться существующей в нашем языке, правда, не очень популярной в последнее время, аббревиатурой – НИОКР.

Мы, естественно, предвидели возможные упреки со стороны некоторых знатоков в не совсем корректном использовании нами данной аббревиатуры в контексте книг П. Боера. Дело в том, что НИОКР (научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы) в том виде, в котором они проводились в нашей стране на протяжении многих десятилетий, не включали в себя процесс внедрения их результатов, в то время как в понятие R&D процесс доведения плодов исследовательской деятельности до реального производства входит обязательно. Тем не менее мы решили не изобретать новых сокращений и воспользоваться близким по смыслу и, главное, понятным и привычным для российского читателя сокращением, вложив в него более широкий смысл.

Работа над переводом и редактированием книг Питера Боера осложнялась и необходимостью учитывать происходящий в мире, и соответственно в России, пересмотр понятий, используемых в профессиональной оценке, а также при составлении финансовых отчетов и в других смежных видах деятельности.

Сложность проблемы заключалась не столько в «технике перевода» текстов определенного содержания, сколько в анализе происходящего изменения самого содержания специальных категорий и терминов. Учитывая, что по последнему вопросу в настоящее время идут ожесточенные дискуссии – и в мире, и в России, – ниже кратко представлена наша позиция по поводу современного смыслового наполнения профессиональных понятий.

Среди многочисленных книг, выпущенных ЗАО «Олимп – Бизнес», особо выделяются два объемистых труда, неоднократно издававшихся за последнее десятилетие и ставших настольными книгами российских оценщиков и специалистов по смежным профессиям:

• Брейли Р., Майерс С. Принципы корпоративных финансов / Пер. с англ. М.: Олимп – Бизнес, 1997 (2-е изд. – 2004).

• Коупленд Т., Коллер Т., Муррин Дж. Стоимость компаний: оценка и управление / Пер. с англ. М.: Олимп – Бизнес, 1999 (3-е изд. – 2005).



Следует особо отметить, что Питер Боер (в том числе в его первой книге, представляемой российскому читателю) обосновывает предлагаемые им специфические приемы оценки стоимости технологии сведениями, почерпнутыми из этих двух работ (правда, из их первых англоязычных изданий), на которые он многократно ссылается.

При подготовке русского издания книг Питера Боера мы последовательно применяли уже апробированный в вышеназванных книгах подход к толкованию на русском языке основных профессиональных понятий, принятых в англоязычных странах. Кроме того, мы использовали наш опыт перевода на русский язык специальной литературы, в том числе Международных стандартов оценки (МСО), и работы с ней, а также опыт составления русско-английских глоссариев и комментариев к МСО и другим международным документам[1 - См., напр.: Микерин Г. И., Недужий М. И., Павлов Н. В., Яшина Н. Н. Международные стандарты оценки: перевод, комментарии, дополнения. М., 2000; Они же. Глоссарий к Международным стандартам оценки. М., 2000; Международные стандарты оценки. 2005 / Пер. с англ. М.: Российское общество оценщиков, 2005; Европейские стандарты оценки / Пер. с англ. М.: Российское общество оценщиков, 2006.].

Практические вопросы экономических измерений, среди которых оценочная деятельность стала занимать особое место, конечно, связаны со «сменой парадигм», происходящей в «высокой» или «чистой» экономической теории. Но только в России наблюдаются активные попытки экономических теоретиков (политэкономов) повлиять на профессиональные понятия, соответствующие современным мировым тенденциям в практике бизнеса и в ставшей его неотъемлемой частью оценочной деятельности.

По нашему мнению, позиция, которую мы заняли в отношении толкования основных понятий оценки стоимости, соответствует современным тенденциям в профессиональном языке. Одновременно она соответствует исконно русским толкованиям понятий, которые не нуждаются в противопоставлении «чистой экономической теории» и практической (хозяйственной) деятельности (бизнеса). Данная позиция основана на серьезном анализе происходящего пересмотра понятий в сводах стандартов, которые официально приняты в мировом профессиональном сообществе. Особое значение имеет сближение (конвергенция) международных и национальных стандартов (прежде всего в США, Великобритании, а также в ЕС), как по оценке стоимости имущества, так и по финансовой отчетности.

Ключевыми словами, соответствующими основной идее книг Питера Боера, наряду с «технологией» являются «предприниматель» и «инновации (нововведения)». Как перед разработчиком технологии, так и перед коммерциализирующим и капитализирующим эту технологию предпринимателем стоят кажущиеся простейшими вопросы, которые при переводе на русский язык экономисты пытаются свести к одному, а во всем мире осознают, что это два – и очень разных – вопроса. Чтобы разобраться в этой путанице, корни которой уходят в многовековую историю бухгалтерского учета и которая сейчас подается российскими политэкономами как необходимость якобы научной переделки языка практического хозяйствования, придется привести точное сравнение русских слов с англоязычными понятиями. Во введении к настоящей книге Питер Боер пишет:



Термин «оценка стоимости» (valuation) имеет специфический смысл: в ее задачу входит определение в денежной форме ценности (worth) актива, объекта или компании. Цель оценки стоимости – найти ответ на фундаментальный вопрос: во сколько это оценивается (what is it worth)? (выделено мною. – Г. М.).


Этот вопрос, заданный по-английски, можно перевести на русский язык и как «сколько это стоит?» Но при этом (особенно в профессиональном тексте) обязательно следует пояснить, что речь идет о стоимости («экономической ценности»), выражающей полезность объекта – либо с точки зрения реально функционирующего рынка, либо с точки зрения конкретного инвестора. Дело в том, что в силу особенностей русского языка тот же самый вопрос «сколько это стоит?» может означать и совершенно противоположное, что формулируется по-английски как what does it cost? Но в этом случае точный смысл заданного вопроса передается по-русски как «во сколько это обойдется?», то есть имеются в виду те затраты, в которые «обойдется» данный объект его приобретателю. В абстрактных теориях величины стоимости и затрат должны совпадать. Именно поэтому в 1920-х годах в русском языке появилось слово «себестоимость», чтобы не путать исторически осуществлявшиеся затраты (затраты предшествующих периодов) на приобретение или создание объекта с его стоимостью.

Дело еще и в том, что вне зависимости от особенностей русского языка экономическая сущность новых технологий и всей реальной хозяйственной практики в уже наступившую постиндустриальную (информационно-технологическую) эпоху не позволяет отождествлять «затраты» со «стоимостью». В этом – принципиальное отличие современности от устаревших представлений политэкономии и традиционного бухгалтерского учета. После вышеприведенного вопроса Питер Боер продолжает:



Технология может существовать как интеллектуальный капитал, который не виден в балансовом отчете корпорации. Она может быть встроена в физические активы, которые оцениваются на базе затрат (cost) прошлых периодов и не отражают потенциала технологии в созидании богатства (выделено мною. – Г. М.).


В книге «Оценка стоимости технологий: проблемы бизнеса и финансов в мире исследований и разработок» проведен детальный анализ того бухгалтерского учета, который был в США на момент ее написания. Питер Боер показывает, что толкование «балансовой стоимости» (book value) в традиционном бухгалтерском учете, которое основывается на измерении прошлых затрат, совершенно не соответствует пониманию, необходимому для оценки новой технологии в целях ее коммерчески эффективных разработки и применения. Можно добавить, что это относится также и к российскому бухгалтерскому учету – при всех его отличиях от американского.

После 2000 года в Международных стандартах финансовой отчетности (МСФО) термин «балансовая стоимость» вытеснен экономически нейтральным термином «учетная сумма» (carrying amount). Это был первый шаг к тому, чтобы сформировать систему непротиворечивых понятий, используемых в смежных профессиях бухгалтеров и оценщиков.

В самом начале 2007 года в рамках конвергенции международных и американских стандартов опубликованы совместные проекты, касающиеся всего пересмотра понятий финансовой отчетности и, в частности, понятия «измерение справедливой стоимости» (fair value measurement) с применением профессиональных «методик оценки стоимости» (valuation techniques). Американцы, которые прежде были особенно консервативны, в конце 2006 года официально приняли новаторский стандарт (SFAS № 157). Этот стандарт начнет действовать с начала следующего налогового года (с 15 ноября 2007 года).

Современные представления об оценке стоимости, закрепленные в международных и национальных стандартах, а также в многократно переиздаваемых в разных странах (но по-английски) учебниках и пособиях, кратко могут быть изложены следующим образом:

1. Термин «затраты» (cost) используется в применении к производству, а не к обмену; затраты можно представить как свершившийся факт (или как текущую смету).

2. Стоимость (value) на данный момент является денежным выражением ценности (worth) имущества, товаров или услуг для покупателя и для продавца. Стоимость является не фактом, а оценочным суждением, выносимым на основе доступных фактов и применимых методов выполнения оценочных расчетов.

3. Рыночная стоимость отражает коллективное суждение всех участников сделок и зависит от активности данного рынка.



В набирающих силу российских профессиональных организациях бухгалтеров и оценщиков в настоящее время ведется активное обсуждение изменений, которые происходят в мировой системе хозяйственных стандартов (международных, европейских, национальных) и которые необходимо отразить в российских стандартах.

Это позволяет надеяться, что в соответствующих текстах на русском языке будет преодолен барьер взаимного непонимания между теми двумя группами специалистов, о которых пишет Питер Боер. Без этого в отечественной практике не может сложиться – даже на уровне понимания – современный и суверенный язык хозяйственно-технологического развития.

Особенностью современных российских обстоятельств, не позволяющих адекватно воспринимать современную хозяйственную практику, является позиция (возводимая в ранг «парадигмы») многих отечественных политэкономов, которые от марксизма перешли к «неоклассическому аутизму», т. е. превратились в замкнутую общность, отгородившуюся от реальных экономических и технологических проблем.

В последние годы представители этого клана стали внедрять – сперва в курсы теоретической микроэкономики, а потом в переводные издания по оценочной деятельности – надуманную концепцию терминологических замен якобы в соответствии с единственно верным учением о субъективной полезности.

Если прислушаться к их рекомендациям, то во всех (переводных или основанных на зарубежных источниках) российских изданиях по практике профессиональной оценки, включая стандарты, надо отождествить «затраты» со «стоимостью», «стоимость» везде поменять на «ценность», «затратный» подход называть «стоимостным», «стоимость в использовании» (value-in-use) – «потребительной ценностью» и т. п.

Откуда проистекают подобные рецидивы так называемого «экономического империализма», весьма обстоятельно разъяснил почти двадцать лет тому назад наиболее глубокий исследователь методологических основ экономического знания Марк Блауг:



Растущая популярность теории общего равновесия закрыла возможность построения теории предпринимательства… Неудивительно, что типичный учебник экономической теории сегодня насыщен анализом поведения потребителя, решений фирм, максимизирующих прибыль (в краткосрочном равновесии), теории заработной платы, теории процента, теории внешней торговли и т. п., но небогат анализом технических нововведений и теорией предпринимательства. Теория предпринимательства начинается там, где заканчивается теория предельной производительности (курсив мой. – Г. М.)[2 - Блауг М. Экономическая мысль в ретроспективе. М.: Дело Лтд, 1994, с. 430.].


Вот чем на самом деле занимаются современные российские политэкономы: «изгнанием бесов» предпринимательства из «чистой» экономической теории! И в насаждаемой ими надуманной системе терминов нет места практическим методам оценки стоимости технологии, которые представлены в книгах Питера Боера. Нет в такой системе терминов никакой связи и с исконно русским толкованием слов – достаточно посмотреть не утерявший своей актуальности «Толковый словарь» В. Даля. Многие новорусские политэкономы ухватились сейчас за сомнительные и тенденциозные переводы на русский язык иностранных слов, которые предлагались в дореволюционное время политэкономами, пытавшимися срастить «легальный марксизм» с тогда только что появившейся теорией субъективной полезности и предельной производительности.

Настоящее предисловие не место для полемики. В обоснование нашей методологически-понятийной позиции и для демонстрации исторической преемственности русских терминов, содержащихся в переведенных текстах Питера Боера, приведем лишь небольшую подборку цитат из «хорошо забытой», но переизданной в Новой России книги великого русского политического и общественного деятеля графа С. Ю. Витте[3 - Витте С. Ю. Конспект лекций о народном и государственном хозяйстве, читанных его императорскому высочеству великому князю Михаилу Александровичу в 1900–1902 годах. М.: Начала, 1997.], которого заслуженно считают родоначальником российской профессиональной оценки.



Великие научные открытия и связанные с ними технические достижения, повлекшие за собой столь удивительные перевороты в промышленности и давшие такие громадные толчки быстрому и массовому накоплению капиталов, с ясностью показывают, как важен для целей капитализации прогресс знаний. Из сказанного выясняется, насколько крупна роль государства в деле развития капитализации в стране, так как этим и определяется та его деятельность, которая прямо или косвенно содействует созданию всяких капиталов… Государство не столько созидает, сколько воспособляет, истинными же созидателями являются все граждане (с.



Читать бесплатно другие книги:

«Еле волоча ноги и опустив голову, Эдисон Даг взбирался по склону холма к дому. Округлым ступеням из искусственной секво...
Притча – это иносказательный рассказ, поучительный сюжет, в котором скрыта некая загадка, требующая раздумий. Сегодня эт...
«Психоаналитик представился:– Хэмфрис, к вашим услугам. Вы назначили со мной встречу.Судя по выражению лица пациента, то...
«Казино было не совсем обычным – огромный корабль пришельцев висел в воздухе прямо над игорными столами, которые в случа...
«В обществе, опустошенном ядерной войной, молодые половозрелые женщины съезжаются в футуристический зверинец и вступают ...
«Это был худой мужчина, среднего возраста, с жирными волосами и жирной кожей. Зажатая в зубах сигаретка дымила, левая ру...