Полёт длиною в жизнь - Ярков Михаил

Полёт длиною в жизнь
Михаил Ярков


Земная цивилизация продолжает осваивать дальний космос. Метеоритный поток задевает один из кораблей переселенцев и заносит на него неизвестный инопланетный вирус. Вирус начинает распространяться по кораблю, убивая людей. Напряжение и голод нарастают, социальный взрыв становится неизбежен. Доктор Джим Харт создаёт вакцину, но она лишь немного замедляет темпы распространения болезни. Положение осложняется, так как вирус оказывается совершенно не тем, чем его считали. И теперь любой контакт с кораблем грозит гибелью для всего человечества.

Сможет ли небольшая группа ученых выжить и не поддаться общему безумию? Сумеют ли они спасти человечество от вымирания?





Михаил Ярков

Полет длиною в жизнь

Фантастический роман










Автор выражает благодарность Борису Сафонову и Елене Кызынгашевой за ценные замечания и советы во время работы над романом. Особое спасибо – моему отцу, Владимиру Николаевичу, за моральную поддержку, а также всем тем, благодаря кому этот роман в конечном итоге «увидел свет»: А. Гриценко, А. Синицыну, Д. Байкалову, Г. Шиловой, А. Филиппову, Т. Осиповой, А. Лизуновой, Д. Машковой.




Предисловие автора


Внимание!

В данном романе присутствуют сцены жестокости и насилия, сцены откровенного и сексуального характера, описание жестоких сцен с летальным исходом и садистского обращения с животными. Данное произведение не рекомендовано к прочтению детям до восемнадцати лет, беременным женщинам, лицам со слабой или неуравновешенной психикой, борцам за права животных и глубоко религиозным людям. Поэтому если вы относите себя к одной из перечисленных выше категорий, то вам лучше воздержаться от прочтения этой книги и пойти, например, перечитать Гарри Поттера или Волшебника из Страны Оз.

В любом случае, если вы не закроете книгу и захотите прочитать этот роман, то мне только остается пожелать вам приятного чтения. Надеюсь, он вам понравится.











Часть 1. Заражение



Выдержки из технического отчета № 91:

…Экспедиционный корабль «Троян», идентификационный номер 14-161, тип двигателей XD4, пункт назначения – Макивар, время полета – 7 лет и 7 месяцев. Численность экипажа 1967 человек, из них 491 ребенок. Количество погибших с момента отлета – 13, 11 – несчастные случаи, 2 – самоубийства…

…В 14:03:05 по корабельному времени зафиксированы разрушения корпуса. Незначительные повреждения на 16, 17, 19 и 22 палубах. Средние повреждения на 27 и 31 палубах. Угроза жизни экипажа – минимальна…




1


Джим Харт отодвинулся от микроскопа, устало откинулся в своем кресле и начал массировать веки. Он открыл глаза и посмотрел на часы. Черт бы побрал Хью, что подбросил ему работенки под конец рабочего дня! Он проработал всю ночь! Еще Лиза…

В кабинет постучали, и показалась миловидная белокурая головка.

Вспомни черта…

Сегодня Лиза была одета не по форме, на высоких каблуках и в короткой юбке. Командование не поощряло такой вызывающей одежды, но и не наказывало. Их полет был слишком долог, чтобы что-то запрещать. И девушкам, особенно таким красивым девушкам, как Лиза, просто необходимо было побыть иногда «при полном параде».

– Можно войти, доктор?

– Да, конечно, Лиза, заходи, рад тебя видеть. Отлично выглядишь.

– Спасибо, зато ты выглядишь не очень, давно спал? – Елизавета Островская была главным психологом на корабле, и ей хватило одного взгляда, чтобы понять, что у него проблемы.

– Вчера Хью Бейли из научного отдела подкинул интересный вирус, просил посмотреть, не опасен ли он…

– И ты всю ночь не спал и мучился с ним.

Джим кивнул. Лиза обошла стол, за которым он сидел, и осторожно начала делать ему массаж шеи.

– Послушай, Лиз, что случилось позавчера… – Джим после нескольких минут блаженства поднялся, взял ее за руку и посмотрел в глаза.

– Да, дорогой?

– Все произошло слишком быстро: алкоголь, радость оттого, что заделали последний отсек. Я думаю, нам надо сесть и все тщательно обсудить.

– Позавчера ты не был такой занудной букой. – Лиза прижалась к нему и впилась в его губы.

Джим ответил на поцелуй, потом с усилием отстранился от девушки и произнес:

– Послушай, ты самая шикарная и желанная женщина из всех, которые у меня когда-либо были, но для меня это серьезный шаг, и я хочу…

Лиза не дала ему договорить и снова прильнула к нему. Ее нежные пальцы уже стаскивали его штаны. Мгновением позже она с коварной улыбкой опустилась на колени.

– О Господи, Лиза! Что ты делаешь! Не на рабочем же месте! А если кто-то войдет?

– Расслабься, Джим. – Ее острые коготки прошлись по его накачанному прессу. – Тебе нужно немного взбодриться…

Джим схватился руками за голову и непроизвольно оглянулся на дверь. Он попробовал отстраниться, но тут же почувствовал, как зубки девушки несильно сжались – он был в ловушке. Он плюнул на все, нехотя закрыл глаза и полностью растворился в умелых порхающих руках. Когда он готов был уже кончить, Лиза внезапно поднялась и улыбнулась.

– Но… Что…

– Ты хотел серьезно поговорить о наших отношениях, ведь так, Джим?

– Я… Да…

– Я предлагаю продолжить этот разговор сегодня вечером у меня в каюте около восьми. Выспись, чтобы был в форме и не опаздывай, договорились? – Девушка поцеловала его в щеку и продефилировала к выходу из кабинета, где «случайно» уронила папку, наклонилась, поднимая ее, потом подмигнула и вышла.

Джим, как дурак, со спущенными штанами продолжал стоять и смотреть ей вслед. Только спустя несколько мгновений он опомнился и поспешно натянул штаны обратно. Он хотел было вернуться к тому злосчастному вирусу от Хью, но Лиза прекрасно постаралась, чтобы выбить его из колеи. Мысли никак не сосредотачивались ни на чем, кроме шикарной фигуры девушки, ее походки.

Серьезна ли она или ты всего лишь ее новое увлечение? – Пронеслась и тут же испарилась мысль.

В коридоре раздался шум, кто-то бежал. Но даже провидцем не надо было быть, чтобы понять, что на корабле, и тем более в медицинских лабораториях, так мог передвигаться только один человек – Томас Заремба.

Только этой напасти сейчас мне не хватало. Почему все сразу? – С тоской подумал Джим, приготовившись к появлению Томаса.

Томас был неполноценным умственно-отсталым человеком, а если выражаться медицинскими терминами – у него был синдром Дауна. Изъяснялся он с трудом и вряд ли мог сосчитать до двадцати. В этот полет он попал лишь потому, что его мать Вига Заремба была гениальным агроинженером, доктором наук и одной из ключевых личностей, в руках которой лежала успешная судьба колонизации планеты, к которой они сейчас летели. Вига настояла на том, чтобы ее сын был включен в состав корабля. После долгих споров с Верховным Советом Земли руководство все-таки уступило ее требованию и решило, что этот небольшой риск взять в полет неполноценного члена общества стократно окупится в процессе колонизации.

Томас, запыхавшись, вбежал в помещение и, внезапно стушевавшись, затих на месте. У него было крупное тело и несоразмерно маленькая голова с широко открытыми, вечно удивленными глазами.

– Привет, Томас. Что случилось? – стараясь говорить как можно мягче, произнес Джим.

Томас энергично закивал головой из стороны в сторону, потом затрясся, опустился на пол и заплакал. Джим про себя выругался, поднялся со своего рабочего места и пошел к нему. Томас был, наверное, даже чуть старше Джима, ему было около 35. Джим знал его уже больше семи лет, и еще шесть им предстояло лететь. Джим внезапно подумал, что когда они достигнут своей цели, ему будет уже сорок. С Земли он улетал не оперившимся молодым человеком, полным амбиций и желаний, а по прилету будет полностью сформировавшимся, закостенелым в своих взглядах стариком. Джим содрогнулся от этой мысли и тут же откинул ее прочь.

Все будет в порядке. В сорок только начнется настоящая жизнь, никакая это не старость. Даже морщины еще не появятся с нашими новыми генными разработками. Новая планета, новые вирусы, борьба с суровой природой и борьба за выживание. А все, что было до этого, можно будет считать всего лишь прелюдией.

Джим присел рядом с Томасом, осторожно коснулся его руки и мягко произнес:

– Томас, все хорошо. Тебя снова кто-то обидел? – Томас отрицательно закачал головой.

Джим тяжело вздохнул и продолжил:

– Где Вард? Он должен был за тобой приглядывать… Вард официально был начальником Томаса, а неофициально был приставлен к нему смотрителем, чтобы он не шлялся без дела по всему кораблю и не мешал ученым заниматься своими проектами. По совместительству они также занимались уборкой девятой и десятой жилых палуб. Вард с первого дня невзлюбил своего подопечного и не раз получал выговоры от капитана за то, что издевался над ничего не понимающим человеком. Капитан пытался ставить Томаса в пару с другими уборщиками, но было только хуже. Наличие Томаса в напарниках практически гарантировало любому из них двойную норму работы.

– Он сказал мне мыть. Потом сказал, что пойдет к Стивену, и они будут дышать и смотреть на звезды.

– Понятно. – Джим поднялся и вызвал службу безопасности.

– О, Джим, здаров. Что-то давно тебя не видел у нас. Как делишки? С чем пожаловал? Сегодня у нас с парнями намечается партия в бридж, заглянешь? – На экране возникло веселое вечно улыбающееся лицо Стинга Ульямса, которого все звали Малышом за его небольшой полутораметровый рост.

– У меня тут Томас…

– Забрать его? Куда Вард снова смотрит? – перебил его Малыш.

– Вот я, собственно, по этому поводу и звоню. Он снова у Стивена.

– Черт! – Малыш выругался, быстро отвернулся от экрана и что-то кому-то сказал. Потом его лицо снова повернулось к Джиму. – Парни уже выдвигаются. Я докладываю Ларсену, а он наверняка доложит Старику.

Под Стариком Малыш имел в виду капитана корабля Хадзиме Накамуру. Для Накамуры это был уже четвертый рейс на эту планету, к которой они летели. Он родился во время первого полета и был еще зеленым юнцом, когда высадился на ней вместе с группой разведчиков. Сейчас капитану было за 80. Когда он вернулся с Макивара в третий раз, человечество уже научилось проводить процедуры омоложения, и теперь люди спокойно доживали и до 110 лет, средний возраст был 100, и Верховный Совет Земли решил рискнуть, отправив в полет пожилого человека, как и в случае с Томасом, умственно отсталого.

Джим кивнул, он не чувствовал каких-либо угрызений совести. Да, потом после выговора и месяца карцера, Стивен, возможно, прознает, кто выдал его, может быть, подловит его где-нибудь за углом, но Джим этого не боялся.

– Спасибо, что предупредил. Я думаю, это последняя капля для Старика. Пора уже со всей этой наркоманией кончать. Так что насчет Томаса, забрать его?

– Нет, пусть пока у меня побудет, я скоро заканчиваю, всю ночь в окуляр смотрел, потом сам отведу его к матери.

– Ну, как знаешь, дело твое, – хмыкнул Малыш, – если что – звони, а вечером с парнями ждем тебя.

– Хорошо.

Малыш отключился, и Джим повернулся к Томасу, все еще сидевшему на полу, но уже переставшему плакать. Томас увлеченно водил пальцем по стыкам металлических плит.

– Эй, друг. Ну как ты? Тебе уже лучше?

Томас утвердительно закивал головой.

– Смотри, что у меня есть. – Джим подошел к шкафу и достал оттуда небольшого желтого утенка. Нажал на него, и утенок издал характерное «кря-кря». Томас завороженно наблюдал за игрушкой, потом протянул руку и вдруг резко отдернул, прижав к телу.

– Что такое? Ты не хочешь игрушку? – Джим присел рядом.

Томас отрицательно покачал головой и Джим понял, что он снова сейчас расплачется.

– Все хорошо, Томас. Вот, держи, она твоя. – Томас взял игрушку в руки и тут же отложил в сторону, стараясь не смотреть в ее сторону.

Джим нахмурился. За семь лет Томас ни разу не отказывался от игрушек.

Вот почему Томас не пошел к Лизе? Вот уж кто умеет людей наизнанку выворачивать, так это она. Ты сам ей все и расскажешь, стоит ей только один раз улыбнуться. Даже Томаса она умеет разговорить моментально.



Читать бесплатно другие книги:

Уилки Коллинз – английский писатель, снискавший широкую популярность благодаря своим знаменитым книгам «Лунный камень» и...
Спустя два месяца после окончания летной академии Земной Федерации, Крис принимает участие в боевом вылете в войне проти...
(Мф. 5, 27–28). Кого не поражала эта строгая прямота слов, произнесенных всемилостивым Господом? Возможно ли вообще обр...
Рождество Христово – это событие, которое изменило весь ход человеческой истории. Не удивительно, что христиане с особен...
Перед вами книга, которая в начале ХХ века была учебником по Закону Божию в народных училищах, средних учебных заведения...
«Не столь удивительно, – пишет златоустый святитель Иоанн (347–407 гг.) о подвиге жен мироносиц, – что они привязались с...