Акиль - Денисенко Александр

Акиль
Александр Денисенко


Акиль – девушка-инвалид – остаётся одна в пустой, заставленной картинами квартире. Игра на пианино и сочинение поздравительных открыток – всё, чем она может себя занять в эти скучные, осенние, переходящие в зимние дни. За девушкой приглядывает молодой сосед, пока родители в отпуске. Он пытается найти с ней общий язык, но всё тщетно до определённого момента…





Акиль

Александр Денисенко



© Александр Денисенко, 2015



Редактор Юлия Казанцева

Редактор Александр Денисенко



Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero.ru





    Станиславу Соболеву посвящается




Пролог

История из прошлого


Трать свою жизнь на то,

что переживёт тебя.

    Форбс

«Нет большего мучения, чем вынашивать в себе нерассказанную историю».[1 - Слова американской писательницы и поэтессы Майи Анжелу.]Именно такими словами мне хотелось бы начать, потому, как именно это чувство закралось ко мне внутрь – на самое дно разума.

За окном зима продолжает наказывать нас суровыми тридцатиградусными морозами. Она навеяла мне и моему лучшему другу – Станиславу Соболеву эту историю, что совсем скоро будет изложена ниже.

Может она будет на две, а может и на три сотни страниц… Всё зависит от фантазии, от неё можно ожидать всего что угодно.

На самом деле, эта идея пришла мне в голову примерно полтора года тому назад, или чуть позже. Правда, изначально она была сыровата; тогда, спустя одиннадцать из восемнадцати месяцев, я взялся за идею другого романа, что был у меня в запасе.

Сейчас же я с полной уверенностью могу сказать, что окончательно созрел для истории из прошлого; она буквально крутилась у меня в голове на протяжении этих полутора лет, так и в данный момент продолжает крутиться.

Многие из тех заведений и фирм, описанных в романе, на самом деле не существуют, или проезжают мимо с некоторым дополнением. Раскрывать все карты перед вами мы не будем. Думаю, вам будет интересней приняться за поглощение истории, так сказать: самостоятельное ознакомление, нежели за её краткое описание в экспозиции. Поэтому приятного всем чтения!




1

Сближающая пристань


Пальцы Акилины ложились на клавиши белоснежного пианино, заполняя комнату приятной мелодией. По обе стороны от девушки, на стенах висели постеры с изображением капитана Америки. На одном, он держал перед собой синий щит с изображением звезды. На втором, отражал атаку вражеского вертолета.

Пианино досталось Акилине по наследству, от покойной бабушки Насти.

Под её кроватью была спрятана целая коллекция комиксов. Начиналась она с первого номера: «Приключения Спайди» для самых маленьких за две тысячи третий, а заканчивалась номером: «Новые истории людей Икс» за тринадцатый года с разъярённым героем – Росомахой на глянцевой обложке подарочного выпуска.

Акилина получила этот комикс чуть более трёх месяцев тому назад. Купила билет на ярмарку на последние деньги, заработанные редакцией подарочных открыток; каждому гостю ярмарки при входе в Дом Культуры выдавали цветные пластиковые карточки с индивидуальным номером. Желающие могли поучаствовать в розыгрыше комиксов, плакатов и статуэток героев из любимых мультфильмов. Седьмой номер был выигрышным; он-то и попался Акиль (так её звали друзья и родители) на оборотной стороне розовой карточки, которую ей дали при входе.

Девушка, окрылённая вдохновением, продолжала играть ещё пятнадцать минут, после чего, закрыла нотную тетрадь, стоящую на пюпитре и направилась на кухню по пушистому ковру.

Мама пила чай за кухонным столом.

– О чём задумалась, мам?

– Да не о чём, просто нам надо поговорить! – сказала рыжеволосая женщина лет сорока.

– Да? – прищурилась Акилина. – Это уже интересно, не терпится начать, – девушка на секунду посерьёзнела.

Она подъехала к кухонному гарнитуру, заварила мятный чай и вернулась обратно к столу.

– И что за разговор?

– На этих выходных у нас с отцом начнётся месячный отпуск, и мы с ним хотели бы провести его на Кипре. Как ты смотришь на то, чтобы, тебе периодически помогал Кирилл? Он живёт по-соседству, переехал сюда из Ростова-на-Дону…

– Что? Мне не нужна нянька! – заявила Акилина.

Она нахмурилась:

– Тем более… тем более Кирилл! Я… я его даже не знаю толком, знакомы мы с ним всего неделю…

Женщина, сидящая напротив, выпучила из орбит голубые глаза и поставила на стол кружку.

– Имей в виду, мам: я, конечно, люблю вас с отцом и все такое, но против вашей идеи! Если поедете, то я справлюсь и одна, мне никто не нужен! – девушка продолжала держать серьёзную гримасу и, повернувшись, укатила к себе, захлопнув за собой дверь.

Когда дверь комнаты неслась к косяку, можно было заметить, как за окнами покрытыми изморозью, облачное небо посылало на землю хлопья снега.

Прошло десять минут. Акилина поняла, что зря накричала на маму. Слезы начали непроизвольно стекать по её щекам.

Сейчас играть у девушки не было никакого желания. Она дотянулась до дверной ручки. Появление в ней ключа зачастило в последнее время; в основном это было, когда между ней и родителями разгорались конфликты, а случалось это чуть ли не каждый день. Причин для ругани было достаточно: раньше – из-за пробелов в учёбе, сейчас – из-за недопонимания, подобного тому, что случилось недавно.

Она вернулась обратно на кухню.

– Мам, прости, я не хотела обидеть тебя, просто пойми, что я хочу хоть немножечко свободы и чуть-чуть независимости, ничего большего я не прошу! – Акилина взяла в свою руку, полураскрытую ладонь мамы.

– Да всё я понимаю, но тебе необходим уход. Вот скажи мне, что будет, когда еда или лекарства закончатся?

– Не знаю…

Разговор матери с дочкой прервал звонок в дверь.

– Вытирай слёзы и пей чай, он уже наверно остыл… А я пойду, открою отцу.

Девушка успокоилась и тыльной стороной ладони вытерла слёзы.

На порог коридора сначала зашла рамка, укутанная в бежевую ткань, а затем высокий мужчина. Он держал вещь в руках, спрятавшихся от холода под кожаными перчатками.

– Замёрз, дорогой? – спросила жена.

– Брр, эт-т-то ещё мягко сказано, Алён! – ответил мужчина с покрасневшими щеками, стянув шапку. Наружу выглянула залысина.

– Раздевайся, Андрей, сейчас согреешься! Чайник вскипел совсем недавно.

Он осторожно поставил рамку у входа, поцеловал Алёну, разулся и вместе с женой, прошёл на кухню.

– Привет, Килька моя! – улыбнулся Андрей, обнял сидящую за столом дочку, и, вытащив из-под стола табуретку-треногу, разместился рядом.

– Привет, пап, – Акилина допила остывший чай. – Новая картина? – она взглянула в коридор.

– Что? – Андрей посмотрел на оставленную рамку у входа. – Да, работал полторы недели.

Он, было, подорвался к рамке, как тут же его остановила жена:

– Так, – серьезно взглянула Алёна, – Андрей, пока ты не выпьешь горячий чай и не согреешься, из-за стола ни шагу!

Андрей поднял руки, подобно пойманному разбойнику:

– Тут вы хозяйки, девочки! Так что налей-ка зелёного чаю, Алён, – он сложил, поднятые руки на стол.

Они пили чай, обсуждали семейные дела, Акилина поинтересовалась у отца, что он нарисовал. Андрей решил не рассказывать, он лишь сказал, что они с мамой всё скоро узнают сами.

– Теперь можешь идти, – сказала Алёна.

Андрей отправился в коридор. Он осторожно нёс на кухню крупную прямоугольную вещь. Алёна помогла снять бежевую, в некоторых местах измазанную всеми цветами радуги, ткань. Затем, Андрей попытался разрезать ножом пластиковый пакет и изъять оттуда рамку, выполненную на заказ Леонидом – приятелем по рабочему цеху художественной корпорации под названием «Тинки Pictures».

Не успело полотно выглянуть из серого непроницаемого пакета, как глаза Акилины стали в два больше.

– Это… это так классно, папуль! – восхитилась девушка.

Полотно отображало разлитые по небу бордовые разводы, оставшиеся от заходящего летнего солнца, которое совсем недавно прогревало воздух. Пузырящуюся пену морских волн и песочный пляж. Но особенное внимание жены и дочери обратила на себя – пристань. Вдоль левого и правого её краёв протянулись свисающие над деревянным покрытием, электрические светлячки ночных фонарей.

Абсолютно все линии, прорисованные кистью на полотне, время от времени, заставляли сердце каждого из членов семьи вздрогнуть хотя бы раз; они словно погружали в навеянную воображением автора среду. Андрей был её автором. Наверное, поэтому его сердце билось чаще, чем у жены и дочери, которые сидели рядом.

– Действительно, очень красивое местечко! Правда, жалко, что не хватило свободного места для домика, где можно было бы отдохнуть. – Прокомментировала Алёна.

– Ничего-ничего, – начал Андрей. – Ещё полгодика и наша корпорация встанет на ноги, меня может, повысят, и мы обязательно сможем позволить себе домик на подобном пляже! – улыбнулся он. – А сейчас я повешу эту «Сближающую пристань» в зал. Думаю, выйдет неплохо…

– «Сближающая пристань»? Но почему именно «Сближающая», пап? – поинтересовалась Акилина.

– А ты думаешь, я не заметил, что между тобой и мамой напряжённое общение?

Акилина замолчала, её глаза разбегались в разные стороны от растерянности. Точно тоже чувство охватило и Алёну напротив.

– Но думаю, что всё решилось миром? – подмигнул он.

Андрей развернул рамку оборотной стороной. В правом верхнем углу, красивым почерком, было подписано чёрной пастой авторучки: «Моим любимым девочкам: дочурке Акиль и жене Алёне!»




2

Давай договоримся


Ноябрь-месяц разменял ещё один день. В субботу ранним утром, Акилина лежала в своей постели, слушала музыку в наушниках. Несмотря на громкий звук и закрытую в комнате дверь, было слышно, как что-то в соседней комнате шумит.

Девушка сняла наушники и положила их вместе с плеером под кровать.

– Ма-а-а-ам, па-а-ап, что вы там делаете? – окликнула родителей она.

Шум резко прекратился, спустя пару секунд дверь открыла мама.

– Доброе утро, дочь. Мы просто решили собраться пораньше, чтобы не опоздать на свой рейс. – Ответила Алёна.

– Может, вам помочь?

– Нет, мы уже все собрали и через несколько часов выезжаем до автовокзала. Скоро вызовем такси.

– Мам, может быть, вы всё-таки передумаете?

– По-моему, мы всё вчера решили, не будь такой эгоисткой, тебе не идёт подобное амплуа! К тому же, мы с папой давно мечтали куда-нибудь съездить, ты же знаешь, что мы бы взяли тебя, но…

– Ну и пожалуйста, не больно-то и хотелось! – возмутилась Акилина, отвернувшись к стене и накрывшись одеялом.

– Не переживай, все будет хорошо, мы тебе будем звонить по «скайпу». Ты даже не заметишь, как пронесутся эти дни.

Алёна подошла к кровати, присев на край, положила ладонь дочке на плечо, в надежде успокоить.

– Не заметишь, как же… – пробубнила себе под нос Акилина.

Дверь комнаты распахнулась, в проёме показался Андрей.

– Девчонки, пошлите-ка, посидим на дорогу и попьем чаю, – позвал он.

– Я смотрю, Дюничка, ты уже собрал все вещи?

– Да, чтоб потом второпях ничего не забыть, да и тебе меньше мороки. Идёмте уже за стол, у меня для вас подарочек.

– Хорошо, хорошо, любимый. Мы уже идем, – повторила Алёна.

Мать с дочкой остались наедине за закрытой дверью.

– Мама, подкати коляску.

– Хорошо…

Опираясь о подлокотники коляски, Акилина пересела, нарядилась в домашнюю одежду: бирюзовые шорты и жёлтую маячку с неглубоким вырезом, спереди на ней был изображён череп с окровавленным язычком, очень длинным и страшным.

Алёна, взялась за ручки коляски, и повезла дочурку на кухню, где отец их уже заждался.

– Смотри, что папа для нас купил.

– То-о-о-ртик!!! – воскликнула девушка.

– Садитесь за стол девочки, сейчас я за вами поухаживаю! – сказал Андрей.

– Любимый, это так мило с твоей стороны, – улыбнулась Алёна.

Покрытые шоколадной глазурью коржи были поделены между каждым членом семьи. Чуть больше половины торта «Мистер Шокки» отправилось в холодильник.

– Сегодня «Шокки» выдался на славу! – отметила Акилина, облизав уголок рта, измазанный в глазури.

– Согласен, – поддержал дочку Андрей. – Очень вкусно!

– Спасибо, Дюничка, торт очень вкусный! – Поблагодарила мужа Алёна. – У тебя глазурь осталась на губах, – она потянулась, и нежно поцеловала мужа.

– Не за что, мои дорогие, за такие поцелуи я могу хоть каждый день печь вам торты! – заявил Андрей.

– Ага, пап, но тебе не кажется, что мы разоримся, на таких вкусных тортах?

– Ради поцелуев твоей мамы, я готов пойти и на это.

– Перестань, Андрюш… – Алёна покраснела от смущения.

Андрей посмотрел на наручные часы, оставшиеся на память со службы на морском флоте. Как раз там-то он – капитан первого ранга Сафронов, и научился готовить такие вот прелести как «Мистер Шокки», заглядывая на кухню судна в свободное от своих основных обязанностей время. Сначала просто наблюдал за работой кока, чуть позже лично обратился к нему с просьбой научить.

Сегодня он зашёл в кондитерскую лавку и купил этот торт специально, чтобы узнать состав, входящий в десерт и готовить самостоятельно.

– Итак, девочки, всё это хорошо, но всё хорошее когда-то должно закончиться…

Андрей убрал за собой и женой пустые кружки, прошёл в зал и выкатил в коридор два чемодана на колесиках: чёрный, испещрённый серыми линиями, эллипсами и квадратами, а также тёмно-алый с надписью и номером корпорации, где он работал:

«Тинки Pictures», звоните в любое время: 5—68—51».

– Доченька, пока нас не будет, старайся быть на связи и держи мобильник рядом с собой, хорошо? – попросила Алёна.

– Мам, я уже не маленькая, хватит меня поучать!

Алёна встала из-за стола, последовала в коридор за одеждой, где Андрей уже был собран.

«Шевроле» зелёного цвета от компании «Автоэкспресс» уже ожидала внизу.

Акилина поехала вслед за мамой, чтобы проводить.

– Всё дорогая, нам пора, и пожалуйста, будь повежливее с Кириллом.

– Я сама разберусь, хватит, я сказала! – огрызнулась девушка.

– В самом деле, Алён, наша дочь уже достаточно взрослая. Всё будет отлично!

– Помни, что мы тебя очень любим, и будем скучать. Пока, дорогая!

Отец и мама потянулись к девушке, поцеловали её на прощание. Губы Алёны оставили на левой щеке дочурки отпечаток от золотистой помады, пахло от неё мёдом или чем-то вроде этого.

Проводив родителей, Акилина вернулась на кухню, допила чай и поставила кружку к остальной немытой посуде в раковине.

«Скучно, мрачно всё как-то…», – подумала про себя девушка и поехала включить музыку на центре, чтобы хоть как-то убить эту тоску, она включила грустную песню группы «Bring Me the Horizon» – Deathbeds.[2 - Bring Me the Horizon – английская металкор-группа из Шеффилда, основанная в 2003 году пятью участниками других групп. Группа выпустила первый альбом в жанре дэткор, но приняла более эклектичный стиль в альбоме «Sempiternal».]

Приняв тёплую ванну, расчесав тёмно-русые волосы, шатенка забрала их в хвостик светло-синей резинкой. Не успела девушка одеть маячку, как в дверь позвонили.

«Наверняка, предки что-то забыли опять и развернули машину обратно», – подумала Акилина. Она оделась, взяла пульт со стиральной машинки и отключила центр, стоящий на книжной полке в её комнате.

На пороге, перед девушкой стоял высокий блондин, точно похожий на Женю Мильковского – солиста из её любимой рок-группы «Нервы».[3 - «Нервы» – украинский коллектив, преемник сольного проекта Жени Мильковского.] В треклисте её плеера были абсолютно все их альбомы.

Парень был одет в кожаную тёмную куртку с откинутым назад капюшоном. На голову была водружена ярко – салатовая шапка, согнутая сзади немного внутрь. На ней красовалась, словно модель на подиуме – короткая надпись, вышитая белыми нитями: «GG».

– Мобильник… Ну да, конечно, если бы родители забыли что-то, то обязательно позвонили мне… – произнесла вслух девушка.

– Эм… – переминаясь с ноги на ногу, произнёс Кирилл. – Что, извини?

– Ничего, – с отвращением ответила Акилина.

– И тебе привет, тут… твоя мама передала мне рецепт на необходимые лекарства. – Кирилл покрутил пакетом с названием аптеки «Живика+». – Всё необходимое здесь…

– Ага, привет. Так, давай договоримся, Кирилл. Цитирую то, что уже сказала маме: мне никто не нужен, я справлюсь со всем сама!

– О'кей, Акилин, как тебе будет угодно… Давай так, я обещал твоей маме, что присмотрю за тобой, так что не вредничай, а впусти! – настаивал он.

– Как скажешь… Коли ты уже пообещал моим родителям, так и быть, проходи… – сказала она занудным, злым голосом.

– Ну вот, так-то лучше.– Кирилл зашел и запер за собой дверь на засов. Он скинул курточку да зимние найковские кроссовки.

Молча, не произнеся ни слова, Акилина снова отправилась в ванную комнату, чтобы завершить свои дела.

Парень прошёл в зал. Здесь его встретила «Пристань». Он засмотрелся на картину, так и не выгрузив пакета.

– Ты собираешься целый день пялиться на неё, или всё-таки займешься своими делами? – нарушила, сложившуюся идиллию девушка за его спиной.

Кирилл оторвался от картины и обернулся:

– Что? Да, сейчас… сейчас я всё сделаю! Просто засмотрелся.

Девушка с безмятежным лицом, промолчав в ответ, укатила в свою комнату. Заперлась на ключ.

Пакет, полный необходимых лекарств, таких как: Кетостерил, Курантил, Хафитол… зашуршал. Всё содержимое, Кирилл поставил на полку под новеньким ЖК—телевизором.

На полке выше лежали всякие безделушки: цветной кубик-рубик, набор канцелярских товаров в органайзере, так же здесь, будто притаившись на охоте, лежал, отрастивший густую рыжую гриву Симба – герой уолтдиснеевского мультфильма «Король лев».

Пройдя немного левее, парень наткнулся на фоторамку зелёного цвета. Под её стеклом стоял снимок, на котором Акиль в жёлтой бейсболке с надписью: «Горный лагерь – „Бейсужок“».

Её волосы были светлее и убраны внутрь, сама ещё девочкой лет четырнадцати она была одета в перламутровый спортивный костюм. Здесь она улыбалась, была более жизнерадостной. Светлые эмоции так и били фонтаном сквозь фото, сделанное, по меньшей мере, три с половиной года назад, где девочка ещё стояла на ногах, на фоне поросших сочной зеленью гор.

«Интересно, где бы это могло быть?», – прокрутил вопрос в голове парень.

Чуть повыше, тоже в рамке, но уже под пластиковой прозрачной панелью красовались пять листов формата А4 с печатным текстом, среди них такие названия: «Благодарность за участие в литературном конкурсе: «Война».

– За стихотворение: «Белая шинель» Акилине Сафроновой присуждается третье место. – Вслух прочёл Кирилл.

Дальше на себя обратило внимание стихотворение под названием: «Никотин». За это произведение Акилина получила второе место, по крайней мере, об этом свидетельствовала очередная грамота.

Ещё здесь были три семейные фотографии. На той, что больше среди остальных, изображены родители в красивых костюмах: Алёна в свободном, чуть приталенном платье из шёлка изумрудного цвета, для придания эстетичности на ней были очки, в них она выглядела шикарно. Андрей сидел напротив в своём служебном кителе и фуражке. На коленях у отца, ещё совсем малышкой, сидела в голубом платьице Акилина, на её ножки одеты джинсы и туфельки на маленьких каблучках, они свисали с колен Андрея.

На двух остальных фотографиях, уже девушкой, Акиль сидела в инвалидном кресле, не в состоянии передвигаться самостоятельно. С каждой фотографией было видно, как она становится более женственной.

– Да уж… чувствую, здесь будет очень весело… – иронично прошептал Кирилл.

Он понял, что находиться здесь сейчас бессмысленно. Он отправился к себе в квартиру.




3

Утренние сопли


Вниз страницами 164—165 под одеялом, на груди девушки распласталась новая история от Короля Ужасов – «Страна радости».[4 - «Страна радости» – роман американского писателя Стивена Кинга, более известного, как Король ужасов.] Утром, в одиннадцатом часу родители уехали, им на замену пришёл Кирилл, а она была не в настроении даже после кусочка «Шокки». Решила прочесть очередную порцию мистического романа, смешанного с детективчиком, и получилось так, что проглотив, тридцать пять страничек, девушка умудрилась уснуть. Проспала около трёх часов. За окном бледное ещё осеннее солнце исчезло под пасмурной облачной плёнкой – настал день.

Чтобы не намочить слезами книжку, девушка запомнила страницу, на которой главный герой вместе с приятелем по работе готовил на зиму аттракционы. Захлопнув её, положила на прикроватный шкафчик. Она потянулась к ручке нижнего ящика того же шкафчика, взяла первую попавшуюся пачку салфеток.

В комнате раздался стук.

– Во-войди-те – выдавила сквозь комок в горле Акилина.

Дверь распахнулась, показался Кирилл. Ровно через секунду, он изменился в лице.

– Акилина, что случилось? Почему ты плачешь?..

– Не-не важно, Кирилл! Я дума-аю, что тебе лучше уйти… – нос девушки был забит, это было ясно по интонации, с которой она пыталась выдавливать более-менее внятные словосочетания.

– Но… но почему? – недоумевал парень.

– Потому что, я хочу побыть одна, Кирилл! – объяснила девушка.

– Может… может, я всё-таки зайду? – попытался настоять парень.

– Я СКАЗАЛА: УХОДИ!!! – сорвалась девушка.

Не исключено, что будь рядом тяжёлая стеклянная ваза с цветами или графин с соком, то она тот же час метнула его в парня.

– Хорошо, извини… – ноги Кирилла на мгновенье стали ватными, дверь с той стороны захлопнулась.

Акилина вытерла последние слёзы, закинула почти пустую пачку салфеток обратно в нижний ящик. Мобильник, лежащий под подушкой, непроницаемой для каких либо звуков завибрировал.

– Мама, – прочла на высветившемся экране Акилина. – Алло? – ответила на вызов она.

– Алло, доченька привет, ну что, как у вас дела?

– У нас… у нас всё хорошо. Как вы? Уже добрались до аэропорта?

– Нет, Акиль, автобус будет в Екатеринбурге только через два с половиной часа. – Ответила Алёна

– Передавай привет папочке.

– Хорошо. Как там Кирилл?

На секунду Акилина оторвалась от разговора, прижав телефон к груди, но голос мамы был слышен даже тогда, правда очень глухо. Она взглянула на дверь.

– Доченька, доченька, – слышно было Алёну. – Что случилось?

– А? Что мам? Ты что-то спросила? – вернулась к разговору Акиль.

– Я спросила, как там Кирилл?

– Всё хорошо, мам, не переживай, он заходил утром, сейчас пошёл за продуктами в магазин.

– Хорошо, постараемся не волноваться, просто мы уже соскучились по тебе, а не видели всего-то три часа. Даже не знаю… как мы будем без тебя этот месяц.

– Мам, ну хватит уже, всё будет в порядке, я обещаю!

– Мы постараемся позвонить позже, перед посадкой на самолёт. Целуем.

– И я вас.

По ту сторону связь прекратилась, её сменили короткие гудки.

Акилина немного приободрилась, внутри стало значительно больше положительных эмоций.

Небо снаружи стало ещё на тон темнее, ночные фонари дали о себе знать и ничем не отличались от тех, что были изображены на картине в зале.

Девушку, словно пчелиное жало, пронзило одиночество. Она положила рядом с книжкой свой цвета лайма, мобильный телефон марки «Nokia 3200» и попыталась уснуть, укрывшись тёплым ватным одеялом, с растущими из клумбы орхидеями.

Не успела девушка закрыть глаза, как в её голове пронеслись слова мамы: «Акиль, постарайся не спать днём… это влияет на здоровье».



Читать бесплатно другие книги:

Нельзя дважды войти в одну и ту же реку – её вода течёт и меняется каждую секунду, как и наша жизнь…Поэтический сборник ...
В книге собраны уникальные в плане содержания работы видного отечественного психолога И. А. Джидарьян, по профессиональн...
Книга «Жизнь после смерти» предназначена для тех, кто искренне хотел бы  разобраться, что же происходит с человеком посл...
В издании рассматриваются основные положения стандартов раскрытия информации организациями жилищно-коммунального комплек...
Надежда Лебедева считала свою подругу Алку женщиной здравомыслящей, но все же такие события в жизни кого угодно подкосит...
Агроном с многолетним стажем и опытом, К Семенова раскрывает секреты выращивания любимца миллионов огородников – помидор...