Сумерки светлого леса - Чиркова Вера

Сумерки светлого леса
Вера Андреевна Чиркова


Судьба Изагора #2
Казалось бы, все беды позади, семи наёмницам повезло не только не сгинуть в жутком мраке, грозящем гибелью крепости Ирнеин, но и помочь жителям маленькой страны Изагор спасти самое ценное, что у них осталось. И теперь победительницы имеют и заслуженные награды, и уважение, и даже любовь. Но никто из них не спешит праздновать победу, согласно уговору помощь в нелёгкой борьбе за жизнь придётся оплатить, и никто ещё не знает, насколько велика будет плата. Зато все семеро уверены в одном: при малейшем намёке на опасность они снова как прежде встанут к плечу плечом и не позволят никаким злодеям разрушить с таким трудом найденное счастье.





Вера Чиркова

Судьба Изагора. Сумерки светлого леса



© Чиркова В., 2015

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2015




Глава 1


– И всё? – Прозрачная вода эльфийских глаз начала темнеть от едва сдерживаемого гнева. – А больше вам ничего не нужно?

– Ну почему, ничего? – спокойно и устало посмотрели в упор голубые глаза. – Нужно. И очень много, но не в этот раз. А сейчас поторопи своих помощников, к вечеру женщины должны уйти. Потом и мы отправимся.

– Отправиться можете и сейчас, – недовольно буркнул он, уже отлично понимая, что от его слов не зависит ровным счётом ничего.

Всё равно всё пойдёт так, как решила она, и ни его собственное неудовольствие, ни возмущённое пофыркиванье навязавшегося в попутчики Лиэня, ни плохо скрытое неодобрение магов, которых придётся вызвать на помощь, не имеют для неё никакого значения. И вот это бесило больше всего. А ещё больше злило собственное невольное уважение и восхищение стойкостью и целеустремленностью этой женщины, непонятно почему выбранной в хозяйки своенравным амулетом. Словно не было среди дочерей Светлого народа никого достойнее, чем эта смеска.

– Ну и зачем мы пойдём сейчас? – миролюбиво улыбнулась Дисси, вовсе не желавшая злить или расстраивать эльфийского мага, ведь их жизни и благополучие вскоре будут полностью зависеть лишь от его благосклонности. – Если у вас там ночь и все спят?

– Как хочешь, – разочарованно процедил Эниль, – тогда я за помощниками.

Она только согласно кивнула и отвернулась к подругам, молча завтракавшим за длинным столом. Несмотря на раннее утро, все собрались как по приказу, пропустить возможность последний раз посидеть всем вместе не захотела ни одна. Впрочем, как и никто из тех, с кем судьба тесно связала их жизни за последние полмесяца.

– А может, мне всё-таки пойти с вами? – уныло катая по тарелке одинокую ягодку, выковырянную из пирога, тоскливо вздохнула Бини, когда верховный эльфийский маг вместе с учеником исчез в тумане портала.

– А как же Сем? – оглянувшись на страдальчески сжавшего губы Седьмого, сочувствующе вздохнула Улидат, прекрасно ощущавшая, что творится на душе у подруги. – Нет, лучше я пойду.

– Не выдумывай, – фыркнула Варена, но, судя по быстрому переглядыванию сестёр, больше никто не отнёсся так же легкомысленно к заявлению куэлянки.

Успели убедиться, эта девушка слов на ветер не бросает. И хотя никто не узнал бы в ней теперь по первому взгляду воспитанницу школы смерти Анжийту, характер остался прежним. В отличие от сильно изменившейся внешности. Только обманчивая хрупкость и изящность напоминали о том, что смуглокожая таргилянка с томными желтоватыми глазами и длинными вьющимися волосами, заплетёнными в две замысловатые косы, – не кто иной, как их сестра по хлебу Улидат.

– Поступай, как хочешь, я твоей помощи буду только рада, – сосредоточенно следя за собственной рукой, намазывающей на булочку варенье, кивнула Дисси, и Айтер почувствовал, как болезненным нарывом вспухла в душе тревога.

Они ещё не успели уйти, а тщательно распланированное им ближайшее будущее маленького королевства уже начинает сходить с приготовленной колеи. Столько времени и сил потрачено на то, чтобы предусмотреть любую непредвиденную мелочь, найти достойного кандидата на каждое стратегически важное место. И одно из этих мест по праву было отдано Улидат. Как верной помощнице и подруге Дьера. Почему же сейчас сын сидит, утопив безучастный взгляд в чашке с горячим отваром, и никак не реагирует на это заявление? И только теперь король вдруг сообразил, что и сидит первый советник вовсе не там, где его привык находить взгляд отца. А на другом краю стола, причём с каждой стороны от него осталось по свободному месту, словно завтракающие, не сговариваясь, оставили их для кого-то, имеющего право там сидеть. ещё полчаса назад Первый с твердостью заявил бы, что для куэлянки, а вот сейчас вовсе не был в этом уверен.

– Тогда я иду, – решилась Анжийту, и в душе у Айтера словно лопнула туго натянутая струна.

Скрипнув от бессилия зубами, он бросил возмущённый взгляд на Второго, но тот уже нёсся к двери, словно вспомнил в последний момент про какое-то очень важное и неотложное дело.

– Я бы тоже пошла с вами, – несчастно прошептала Дель, и в наступившей тишине все расслышали её слова, предназначенные лишь самой себе да ближайшим сёстрам, – но меня уже ждут в Месте Встречи посланники отца.

А следом за чудесно исцелённой принцессой ждут и их всех. Короля Изагора, неожиданно для всего света вдруг вышедшего из тени многовековой тайны, и его молодую жену. Вместе с наследником Вайдильсом, официальным послом принцем Ольвагисом и прочими родичами. В Светлый лес решено уходить из Места Встречи. Наверняка знатные посланцы короля в такое гиблое, по их мнению, местечко, как Изагор, не сунутся без сопровождения магов. И тем достаточно будет засечь сильный всплеск эльфийской магии, чтобы точно определить по нему родную крепость. А где находится Ирнеин, инлины пока не готовы показывать ничьим чужим, особенно недобрым, глазам.

– Не веришь, что мы там справимся? – прямолинейно спросила Кимелия, оглянувшись на сияющего неприлично счастливой улыбкой мужа, заранее согласного со всеми её утверждениями.

– Верю, – качнула головой принцесса, – дело не в этом. Просто так не хочется… чтобы всё вдруг закончилось, наши обеды, разговоры… вы не представляете, какими они иногда бывают занудами и дурами, эти придворные дамы!

– Отлично представляем, – фыркнула Бини, – и сочувствуем. Но ведь с тобой отправится Ольвагис, да и Варена с Кайтом собираются чуть позже переехать в столицу. Вот и назначишь её своей фрейлиной.

Против этого заявления Первый не имел никаких возражений. Ведь это они с Дисси уговорили обожающего горы и свободу Кайтадиса немного пожить в столице ради безопасности Четвёртого. Чтобы выжить при дворе, среди интриг и злобы у новоиспечённого принца должна быть возможность в любой момент защитить себя с помощью фэй. Третьим у них будет Майз, оруженосец Ольва и один из самых надёжных инлинов.

– Командир… – ворвавшийся в комнату запыхавшийся парнишка-гонец из числа тех воинов, которые уходили с Улийрасом, застыл на пороге, сообразив, что вовсе не так положено обращаться к королю, но Первый нетерпеливо махнул рукой.

Когда происходят непредвиденные события, не до формальностей.

– Что случилось?

– Из Места Встречи пришло сообщение. Королевский обоз уже прибыл.

– Ну, вот, правильно говорят, помяни недоброе, а оно как тут и было, – расстроенно фыркнула Варена, ей и Бини предстояло проститься с сёстрами прямо здесь.

Она ещё не успела договорить, как на полу возле очага предупреждающе вспыхнул синеватый круг света. Именно таким образом маги-телепортисты из Светлого леса извещали хозяев дома об открытии в этом месте через пару минут портала. Чтобы все присутствующие успели заранее отступить на несколько шагов.

Но в этот раз никому не было нужды никуда отходить, все и так сидели за столом, не желая прерывать затянувшийся завтрак. Каждый понимал, как нескоро им удасться снова так мирно собраться за семейным столом.

И просто из любопытства небрежно следили, как появляются посреди портального круга тёмные фигуры одетых в зелёное эльфов, как поворачиваются в поиске целей зажатые наготове луки, как взвивается в воздух серебристый рой стрел.

Взрыкнул, рванувшись к сыновьям, Айтер, мгновенно сливаясь с ними в едином порыве в защитную стену из стальных мускулов, охнула, метнувшись к Лародель, Дисси, подняла руки в защитном плетении Астра, лишь на секунду опередив Гейденуса.

Но успела только Анжийту.

С одного взгляда определив, что в портал прошли вовсе не те, кого они ждали, девушка молнией ринулась им под ноги, и не успевшие ничего понять незваные гости разлетелись в разные стороны кучками зелёного тряпья, так и не завершив свой стремительный налёт.

Стрелы, улетевшие со сбитой куэлянкой траектории, зазвенели по толстым стеклам окна, выпали смертоносным дождём на мягкий ковер.

– Осторожно! Они могут быть отравлены! – закричала вскочившая на ноги Улидат, и ни у кого не появилось желания выяснять, откуда она может такое знать. Уже догадались, сколько тайн и редчайших старинных артефактов хранят сокровищницы мастеров её школы, наверняка там завалялось и несколько крошечных стрелок эльфийской работы.

– Ни в кого не попало? – поторопилась спросить Дисси, бдительно оглядывая сестёр по хлебу.

– Вроде нет… – ошарашенно ощупывая себя руками, буркнула Варена. – А с чего это он?!

– Да нет, это вовсе не он, – осторожно вынимая из локонов Лародель запутавшуюся там стрелку, хмуро вздохнула королева. – Кажется, теперь я начинаю понимать, зачем им так спешно потребовался Дельри-о-тиль.

Вернувшийся в своё тело король метнулся к жене, подхватил на руки, крепко притиснул к груди. Только теперь инлин осознал в полной мере, как близко проскользнула леденящая душу тень непоправимого. Ещё миг назад он стоял на краю пропасти, в которую мог рухнуть для него весь мир. И, заглянув в глаза несбывшегося, Айтерис перепугался просто до судорог, впервые за прожитые века до конца осознав, насколько хрупки в мире людей такие ценности, как семейное счастье, да и сама жизнь.

– Айтер, всё обошлось, отпусти уже меня, – нежно шепнул королю на ухо любимый голос. – Нужно кое-что проверить.

– Маги проверят, – мрачно буркнул он, но через несколько секунд нехотя поставил женщину на пол. Знал, как бесполезно спорить с Дисси и как права она обычно оказывается.

И только тут заметил в её руке стрелку, которую она держала осторожно, точно ядовитую змею. Да, по сути, они и были змеями, брошенными в них безжалостной рукой неведомых врагов.

– Гейд, – король резко обернулся назад и обнаружил, что главный маг вместе с Астрой уже обшаривают неподвижные тела напавших, а все остальные, вооружившись салфетками и вилками, собирают по комнате стрелы.

И складывают их на большое блюдо из-под хлеба, специально для этой цели поставленное посреди комнаты. Дисси добавила к найденному арсеналу свою добычу и решительно направилась к магам. Постояла рядом, присела, повернула к себе лицом повязанную зелёной тканью голову лучника.

– Как они? – спросила магов с неожиданной болью в голосе.

– Этот придёт в себя к завтрашнему дню, а тот очень плох. Постараемся вытащить, – не отрываясь от работы, буркнула Астра, – но им и так сильно повезло, Ули могла и убить.

– Я и хотела, – ничуть не смутилась Анжийту, – да на них магические щиты стоят, пробить не удалось.

– Вот они, – пренебрежительно фыркнула магиня, подняв повыше два плетённых из трав амулета, – весьма примитивная защита.

– Хорошо, хоть такая была, – опускаясь в кресло, тяжело вздохнула королева.

– Дисси, ты что, жалеешь их? – неверяще уставилась на сестру Варена. – Они ведь нас чуть не поубивали!

– Не думаю, будто они хотели убить… – Знахарка скорее размышляла вслух, чем отвечала ей. – Но пусть маги проверят, чем смазаны стрелы. Я опознать не могу, совершенно незнакомый запах.

– Идем, – потянул её к себе Первый, успевший за эти минуты прийти в себя и отдать необходимые распоряжения.

Впрочем, сыновьям они и не понадобились. Женщин спешно уводили в другое помещение из так внезапно ставшей опасной столовой, а возле того места, которое выбрал для портала неведомый враг, дежурили Рьялдрис с Кайтом. Маги и воины, вызванные неслышным свистом, уже спешили им на помощь.

– Что случилось?! – Лицо ворвавшегося в зал Дьерджеса исказила непередаваемая смесь недоверия и раскаянья.

До самой последней секунды старший принц надеялся, что это просто шутка отца, своего рода наказание за утреннее происшествие. И не имеет значения, что отец никогда раньше не позволял себе таких шуток. Он много чего себе не позволял в последние пятьсот лет. Да они ведь успели напрочь позабыть за эти тяжёлые века лишений и забот, как заразительно он умеет смеяться, как всего одной-двумя фразами в нерадостный момент может поднять настроение всем в крепости.

Однако, столкнувшись у дверей в столовую со спешащими в ту же сторону, что и он, магами и десяткой воинов во главе с командиром крепости, Второй сообразил, что на простую шутку это ничуть не похоже. А вломившись в зал и не обнаружив в нём ни одной из женщин, кроме не сразу замеченной им Астры, о чём-то спорящей возле диванчика с главным магом, сначала почему-то решил, будто совершено похищение. И похищены именно те, кто стал для всех инлинов символом возрождения их народа, героинями, повернувшими беспросветное выживание в чужом мире в сторону безмятежной созидательной жизни. В которой можно было всё, от чего они успели отвыкнуть за долгие века. Можно было строить удобные дома, и лучшие художники уже рисовали план города, который решили заложить возле Места Встречи. Можно было работать на себя, взяв на организацию мастерской свою долю из общих денег, можно было посещать города и посёлки королевства. Но самое главное, можно было без опасения за будущее заводить семьи и думать о детях. И многие за эти дни так и сделали, проявляя к вернувшимся из безвременья женщинам непривычное для тех настойчивое внимание.

Правда, оказалось, что далеко не всем инлинкам оно нравится и уступать своего права самим выбирать себе спутника жизни они вовсе не намерены. И вот тут возникли трудности материального характера. В родном мире женщины всегда имели своё жильё и довольно приличные состояния, право наследования получали только дочери. И никто не считал это несправедливым, построить дом или заработать денег мужчине намного легче. Они и строили и зарабатывали. Получая в подарок любовь и нежность выбравших их подруг. А когда любовь исчезала, жены возвращались в отчий дом и безбедно жили там, воспитывая дочерей и ухаживая за своей красотой. Разумеется, и в их мире случались исключения из общих правил, но не так уж часто. И инлинки вовсе не были белоручками, они умели и любили готовить, шить, вышивать, вязать и наводить в домах уют и порядок.

Но в этом мире все оказалось по-другому, и спасённые женщины через несколько дней после того, как осознали произошедшее, начали впадать в панику. Не из чего было готовить привычные блюда, незнакомые овощи и приправы пахли неправильно, не было не то что изысканных тканей или украшений, а даже самых банальных вещей. Но, что страшнее всего, негде было жить. Не назовёшь же домами те жалкие лачуги, которые умудрились построить их соотечественники за целых пятьсот лет.

Вот и обратили самые сообразительные инлинки свои прекрасные глазки на крепость и уже на третий день вовсю штурмовали короля, требуя поселить их там. И первой сотне это удалось, лишь потом спохватившийся Айтерис начал распределять жилые помещения Ирнеин только между теми, у кого были дети или слабое здоровье.

И только тогда поняли новоиспечённые принцы, да и сам король, почему Дисси пожелала свадьбу немедленно и почти силой подтолкнула к тому же своих сестёр. Всего через пару дней у них уже ни за что не получилось бы такого душевного семейного праздника.

Второй и до сих пор, словно ожившую сказку, вспоминает, как неожиданно расцвели необычными цветами стены комендантского особняка, получившего отныне громкое название королевский дворец. Как бережно выводил на высокое крыльцо бледный от важности возложенного поручения Мартин одну за другой упакованных в белый шелест воздушного шёлка невест.

Как он осторожно передавал девушек в руки внезапно занервничавшим женихам, словно лишь теперь осознавшим всю знаменательность этого момента. И как потом летели по синеватым плитам двора под нежные переливы незнакомой завораживающей мелодии в свадебном танце четыре счастливые пары. А с темнеющего неба на них дивным дождем медленно падала постепенно тающая в воздухе россыпь мелких прелестных весенних цветов и золотых звёзд.

И вот теперь их нет, этих женщин, и нет принцессы, возле которой становится таким неуклюжим и растерянным Четвёртый, и нет миниатюрной девушки с непривычной ещё внешностью, но такими заботливыми и понимающими глазами. Девушки, которую он умудрился вчера вечером смертельно оскорбить. Совершенно непреднамеренно, между прочим. Откуда он мог знать, что ей вздумается без приглашения зайти вечером в его новые покои?! И что от увиденного там она разгневается просто до яростных искр в обычно ласковых глазах?

Да и в чём он виноват?! Как мог инлин, воспитанный в традициях своего народа, посметь выгнать Нэрджи, которая всего пару часов назад вошла в комнату и объявила, что выбирает его. Нет, Второй прекрасно помнит, как в первый момент собирался отказать ей… но не успел. Инлинка прямо у дверей дернула завязки своего энсали, и оно осталось лежать посреди пола, вызывающе бросаясь в глаза, словно печать на документе, заверяющем принадлежность Дьерджеса этой женщине.

– Нас обстреляли, – указав на блюдо с кучкой тоненьких, игрушечных на вид стрел, сухо обронил Вайдильс и вновь отвернулся к колдующим над пузырьками со снадобьями магам.

– Кто? Все живы?! – вырвалось у первого советника, неимоверно расстроенного и самим происшествием, и своей недавней несдержанностью.

Ну вот почему он не смог смолчать, спрятать взгляд в остывшем чае и остаться с семьёй?! Тогда теперь не пришлось бы чувствовать себя невольным дезертиром и корить за проклятую вспыльчивость, в результате которой он в такой опасный момент оказался далеко.

– Эльфийские лучники, – откликнулся Сем, отчётливо ощущавший весь спектр бушующих в груди отца переживаний. Однако вовсе не желавший вмешиваться в его личные дела, хотя и испытывал к нему жалость, – пришли из портала. Повезло нам, Улидат успела их остановить, ни в кого не попали. Хотя могли задеть всех. Луки у них многозарядные. А вот какое снадобье нанесено на стрелы, сейчас устанавливают маги.

– А их уже допросили? – мгновенно возвращаясь в знакомое всем состояние подозрительности и осторожности, деловым тоном осведомился Дьерджес и решительно шагнул к диверсантам, уложенным на диванчики.

«Ещё и мебель хорошую этими бандитами пачкают», – мелькнула в голове советника раздражённая мысль, но её перебил раздавшийся от двери так хорошо знакомый голос Дисси:

– Никаких допросов.

Эти непримиримые интонации молодой королевы в крепости успели изучить назубок. И точно знали, означать они могло лишь одно, Дисси уже о чём-то догадалась, но никому не расскажет о своих соображениях, пока не сочтёт, что для этого наступил подходящий момент.

Решать, как поступить с бандитами, – абсолютно не женское дело, хотел было возразить Второй, но наткнулся на предупреждающий взгляд сына и недовольно стиснул зубы. А в следующий миг уже забыл о своём намерении, повинуясь сигналу Кайта, раньше всех заметившего новое свечение портального круга. И вместе со всеми присутствующими сородичами спешно переходя в режим ускоренного движения.

Неслышными тенями мелькнули гибкие фигуры, готовясь мгновенно скрутить и обезоружить очередную партию незваных гостей. И уж вот этих-то Второй ни за какие блага не отдаст под крылышко лекарей. Никто и глазом моргнуть не успеет, как диверсанты уже будут далеко. В специально оборудованном для этого подвале.

– Остановитесь, это Эниль! – звонко приказал голос королевы, и воины покорно застыли.

«Ну и какое это имеет значение, кто идет через портал в этот раз?! – бушевало в груди советника возмущение. – Разве не ясно, что именно Эниль мог быть организатором предыдущего нападения? Да скорее всего и был им!



Читать бесплатно другие книги:

Капитан Сергей Гайдук служил в российском спецназе на Северном Кавказе. Он успешно выполнил все боевые задания и уволилс...
Убита молодая служанка Мэг, которая еще недавно работала в доме викария. А вскоре бесследно пропал ее маленький сын.Но к...
Учительницу математики мисс Феррис из престижной школы убивают прямо перед ее выходом на сцену в любительском спектакле....
Известие о самоубийстве чиновника министерства иностранных дел Сэмюэла Феннана озадачило Джорджа Смайли. Ведь у Феннана ...
В это издание вошли роман «Игра в пятнашки» и повесть «Убийство полицейского»....
Телохранитель Евгения Охотникова, нанятая вдовой Любовью Южиной, пыталась выстроить все преступления, произошедшие на ул...