Ошибка Марии Стюарт - Джордж Маргарет

Ошибка Марии Стюарт
Маргарет Джордж


После отъезда из Франции Мария Стюарт всеми силами старается удержаться на шотландском троне. Местные лорды мечтают избавиться от новой королевы, Елизавета Английская следит за каждым ее шагом, а союзники вызывают все меньше доверия. Вопреки предложениям европейских монархов, Мария решает связать свою судьбу с лордом Дарнли, красивым молодым человеком, с первой встречи пленившим ее сердце. После их свадьбы на улицах Эдинбурга начинаются беспорядки. Но это лишь первая неприятность, выпавшая на долю королевы из-за поспешного решения…





Маргарет Джордж

Ошибка Марии Стюарт


Скотту Джорджу

1920–1989

Любимому отцу, другу и учителю





Margaret George

Mary Queen of Scotland and the Isles

Copyright © 1992 by Margaret George

© Савельев К., перевод на русский язык, 2014

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2015



















Пролог


Шел 1565 год, ознаменовавший четвертый год пребывания Марии Стюарт на шотландском троне. В стране по-прежнему царил хаос: то тут, то там вспыхивали мятежи, и казалось, мир на этой земле не наступит никогда. Она все еще чувствовала себя чужой здесь и все чаще мысленно возвращалась в прошлое.

Она могла лишь гадать, как бы сложилась ее жизнь, если бы ее отец, король Яков V, безвременно не скончался всего лишь спустя шесть дней после ее рождения, не вынеся унизительного поражения шотландцев при Солуэй-Моссе и недавних смертей двух его сыновей. Мужская линия Стюартов пресеклась, что раз и навсегда определило дальнейшую судьбу Марии, которую провозгласили королевой Шотландии. Ее появление на свет во многом изменило расклад сил в Шотландии, ведь в противном случае после смерти Якова королем стал бы Джеймс Гамильтон, граф Арран. Впоследствии, в период многочисленных смут середины XVI века, корона порой была так близка к нему, но Джеймс так и не смог овладеть ею. Мария понимала: все, что случилось после, было предрешено. Ибо после смерти короля Якова монархом Шотландии являлся беспомощный младенец женского пола, и обстоятельства не оставили ее матери, французской принцессе Марии де Гиз, выбора, и она сделала все, что в ее силах, чтобы защитить своего ребенка. Именно поэтому она подписала договор о браке королевы Марии и Франциска, старшего сына короля Франции Генриха II. Ее помыслы были продиктованы исключительно заботой о том, чтобы обеспечить своей дочери стабильную власть в раздробленной религиозными спорами стране.

У Марии сохранились смутные воспоминания о детских годах, проведенных в Шотландии, ибо уже в возрасте шести лет она отправилась во Францию со своей небольшой свитой. Пока Мария проводила дни во дворцовых апартаментах детей французского короля, сама Франция казалась ей вихрем радужных красок, а Шотландия погрузилась в темный туман, который отступал все дальше и дальше с каждым годом, пока она не забыла почти все, как забывала свои сны после пробуждения, вспоминая лишь неясные фрагменты.

Только теперь она окончательно осознала, что ее жизнь во Франции походила на сказку. Мария и ее товарищи по играм свободно бродили по замку и окрестностям, совершали верховые прогулки вдоль берегов реки, которая по утрам уже окутывалась прохладным осенним туманом. Мария и Франциск искренне нравились друг другу: если робость и физическая немощь Франциска пробуждала в ней нежные чувства, то ее веселый нрав и жизненная энергия для него стали подобны солнечному свету, согревавшему и радовавшему его угрюмую и одинокую натуру.



Мария вдруг вспомнила, как лежала без сна накануне собственной свадьбы и гадала, изменится ли что-то в их отношениях с Франциском. Ведь теперь им придется делить постель. В самых смелых ее мечтах ей, конечно, хотелось, чтобы он стал сильным юношей с широкими плечами, ломающимся голосом и взглядом, который следует за женщинами, и тогда ожидание предстоящего брака оказалось бы совершенно другим. Но тут она неожиданно для себя решила, что ей все же повезло, что ее не отвезли в чужую страну, чтобы выдать замуж за того, кого она никогда не видела! А посему она могла остаться во Франции и выйти замуж за своего друга. Франциск всегда оставался ее другом и никогда не хотел видеть в ней нечто большее или меньшее, чем она сама.

После события развивались с такой стремительностью, что она не всегда верила в реальность происходящего. Ее мать и Франциск умерли меньше чем за полгода. И теперь она осталась совершенно одна. Для нее внезапно не осталось места на земле, и Франция больше не казалась надежной гаванью. Десятилетний Шарль, младший брат Франциска, правил под именем Карла IX, но на самом деле всеми государственными делами занималась его мать, назначенная регентом.

Мария со всех сторон получала скрытые и явные сигналы о том, что ей пора забыть о Франции и вернуться в Шотландию. Она чувствовала себя так, будто ее собственная жизнь ушла вместе с Франциском. Потеря Франциска была настолько тяжкой, что она искала спасения от боли во сне, молчаливой скорби и воспоминаниях. Его присутствие ощущалось повсюду и наполовину утешало, наполовину мучило ее. И, по сути, ее стремление к далекому трону было всего лишь замаскированным желанием скрыться от боли и забыть о своей утрате.

Но ее появления здесь не особенно ждали. К моменту возвращения Марии страной управлял совет лордов, утверждавший законы, которые отвергали католическую веру и объявляли преступлением даже присутствие на мессе. За четыре года, минувшие с момента ее возвращения, Марии удалось добиться относительной политической стабильности, хотя она понимала, что ее практически повсюду окружают враги и нужно все время быть настороже. К тому же внешняя политика представляла для Марии настоящую проблему: ее по-прежнему тревожили непростые отношения с Елизаветой Английской. Кроме того, встал вопрос о новом браке. На ее руку претендовали множество европейских монархов, но неожиданно для себя она влюбилась в своего двоюродного брата лорда Дарнли, сына графа Леннокса, к вящему неудовольствию своих союзников и Елизаветы. Ее решение выйти замуж за Дарнли стало для всех потрясением. После их свадьбы на улицах Эдинбурга воцарились беспорядки – горожане устроили давку; но когда зачитали указ о том, что ее любимый муж лорд Дарнли, герцог Олбанский, отныне должен именоваться Генрихом, королем Шотландии, и получать королевские почести согласно ее воле и желанию, народ остался безмолвствовать.

Дарнли… Мария подумала о муже. Был ли ее выбор правильным или она, поддавшись порыву страсти, совершила ошибку, на что неоднократно намекали ее советники? Но, так или иначе, это был ее выбор. Ее никто не принуждал. И даже если потом что-то пойдет не так, лишь она будет за все ответственна…




I


Дарнли ожидал Марию в своей спальне в Холируде.

– Мои доспехи готовы, любимая? – нетерпеливо спросил он, когда она вошла. Мария только что имела неприятный разговор с лордом Сетоном, но не из-за собеседника, а из-за темы беседы – мятежа лорда Джеймса, который вместе со своими единомышленниками отказался явиться к ней.

– У меня не было выбора, не так ли? – вместо ответа обратилась она к своему верному распорядителю. – Я должна была призвать людей к оружию, чтобы они поддержали меня. Теперь я могу сразиться с ним.

Лорд Сетон покачал головой:

– Это трагедия.

– Это уже второй мятеж моих подданных! – Мария с трудом верила собственным словам. – Сначала Хантли, потом лорд Джеймс… И это после всего, что я для него сделала!

– Это из-за того, что вы для него сделали, – раздался голос Риччио. Лорд Сетон удивленно вскинул голову.

– Я думал, что мы одни, – резко сказал он.

Риччио вышел из маленькой соседней комнатки. Значит, вот где он прятался!

– Прошу прощения, я невольно подслушал вас, – ответил Риччио. – Я разбирал корреспонденцию в башенной комнате. Но, моя дорогая королева, как я уже сказал, это произошло из-за того, что вы сделали для него. Вы дали ему огромные поместья и сделали бастарда могущественным лордом. Разве остальное не предсказуемо?

– Нет, – отрезала она. – Я презираю неблагодарность. Это один из недостатков, которые я не терплю.

– Он больше не имел намерения следовать за вами. Воздержание от новых титулов и почестей было бы более верным способом обеспечить его лояльность.

– Я его королева милостью Божьей и по праву крови!

Риччио сокрушенно покачал головой:

– Думаю, в нем взыграла королевская кровь. Точнее, та малая толика, что течет в его жилах.

– Тогда я отомщу ему! – крикнула она, покинув комнату и устремившись в покои Дарнли. Теперь он сидел рядом с ней и хотел знать, когда ему принесут новые доспехи.

– Я… не знаю. – Мария совершенно забыла о его доспехах, наспех изготовленных местными кузнецами. Они переделали старые доспехи и подогнали их по его фигуре, а теперь должны были покрыть их позолотой.

– Ох! – разочарованно вздохнул он. Потом его лицо прояснилось: – А что ты наденешь?

– Я одолжу у кого-нибудь из мужчин половинные доспехи и буду носить их под одеждой. Мне не важно, как они будут украшены и будут ли хорошо сидеть на мне.

Она позволила себе полюбоваться Дарнли в новой обстановке. Он проследил за меблировкой своих покоев и уделил особое внимание своей кровати. Для нее отобрали самые лучшие бархатные покрывала с вышивкой в виде его семейного герба и родословной.

– Знаешь, что было вышито у моей матери на постельных покрывалах? – однажды спросил он, нежно сжимая Марию в объятиях после очередной ночи любви. – Образы святых! Только их нашили сверху, так что она могла м-менять их п-по с-святцам! – он смеялся так сильно, что едва смог закончить фразу. – Да, в этом вся моя мать. Я всегда вспоминаю о таких вещах, когда думаю о ней.

– Мне хотелось бы познакомиться с твоей матерью, – сказала Мария. Дарнли много говорил о ней.

– Лучше не стоит. Она старая ведьма.

Теперь Дарнли стоял, поглаживая покрывало своей кровати.

– Я устал от алого цвета, – неожиданно произнес он. – Пожалуй, лучше сменить его на золотой.

Он получил это покрывало всего лишь месяц назад!

– Боюсь, с этим придется подождать, – сказала она. – Я должна заложить свои драгоценности, чтобы содержать войско, выступившее против сэра Джеймса. Пять тысяч солдат обходятся недешево.

Дарнли отпустил покрывало.

– Спасибо за доспехи, – сказал он. – Я не представлял, что тебе пришлось пойти на такие жертвы.

Мария улыбнулась ему:

– Считай это моим свадебным подарком.



Мария призвала к оружию всех боеспособных мужчин, предложив им собраться в Эдинбурге, захватив пятнадцатидневный запас провианта. Под ее знаменами оказалось пять тысяч человек с графом Мортоном во главе авангарда и графом Ленноксом во главе арьергарда. Вместе с Марией в середине войска находились Дарнли, Риччио и несколько лордов, сохранивших ей верность. Перед отъездом она освободила лорда Джорджа Гордона из тюрьмы, где он сидел после смерти своего отца, и вернула ему наследный титул графа Хантли.

«Именно лорд Джеймс получил наибольшую выгоду от мятежа Хантли, – подумала она. – Именно для Джеймса его падение стало наградой. По крайней мере теперь сын навсегда останется врагом того, кто враждовал с его отцом. А враг моего врага – мой союзник».

Мятежники под командованием лорда Джеймса собрались в Эйре, на западном побережье Шотландии. Он был не один: к нему присоединился герцог Шательро, кровный враг Ленноксов; Киркалди из Грэнджа последовал его примеру. Это ранило Марию в самое сердце и одновременно удивило: она всегда считала Киркалди своим верноподданным и к тому же ясно мыслящим человеком. Граф Аргайл тоже находился на их стороне. Докладывали, что войско мятежников насчитывает лишь около тысячи двухсот человек, но в ближайшее время они ожидали подкрепления с севера, от графа Аргайла.

– Мы сразимся с ними до прибытия подкрепления! – воскликнула Мария. – Вперед! На Эйр!

В конце августа под развевающимися знаменами Мария со своим войском выступила из Эдинбурга. Погода выдалась теплой и солнечной. Несведущему человеку могло показаться, что они всего лишь отправились в дозорный поход, радуясь щедрому августовскому теплу и наблюдая за фермерами, собиравшими урожай. Однако под ее платьем для верховой езды, с алой и золотой вышивкой, скрывались легкие доспехи, а под капюшоном – стальной шлем. За пояс она заткнула два заряженных пистолета, чтобы в случае необходимости они оказались под рукой.

Она оставила Эрскина в Эдинбурге управлять замком и предупредила Рэндольфа, что если ему вздумается помочь мятежникам английскими деньгами, – лорд Джеймс попытался придать своему мятежу религиозный оттенок, представив его как восстание протестантов, возмущенных свадьбой католиков, – она окружит дом и возьмет его под стражу.

Они продвинулись на запад через Литлингоу и Стирлинг, а потом повернули на Глазго. По-прежнему стояла хорошая погода, придававшая происходящему некую праздничную атмосферу.

К удивлению Марии, мятежники не стали вступать с ними в бой, а попытались обойти с фланга, дабы воспользоваться их отсутствием в Эдинбурге. Развернувшись, армия Марии перестроилась и направилась обратно к Стирлингу. Внезапно разразилась буря. То тут, то там угрожающе сверкали молнии, вода лилась с неба, как во времена Всемирного потопа, превращая ручьи в бушующие потоки. Ливень молотил с такой силой, что вода попадала в рот, отчего люди начинали кашлять и задыхаться. Когда они достигли берега некогда мелководной речки Каррон, некоторых солдат смыло с палубы и точас унесло прочь. Скорее всего, они утонули.

– Давайте остановимся! – крикнул Дарнли. – Давайте остановимся и подождем здесь!

Пелена дождя застилала его лицо, не спасал даже шлем, а его волосы походили на мокрые сосульки.

– Нет! – прокричала в ответ Мария. – Мы не можем останавливаться, нужно преследовать их!

Она посмотрела на бурлящие мутные воды реки и перекрестилась: «Боже, смилуйся над душами погибших!» Потом она направила лошадь вперед, надеясь, что ее не унесет на стремнине. И лошадь благополучно вынесла ее на другой берег. Дарнли против своей воли последовал за женой, вцепившись в гриву своего коня.



Мятежники вступили в Эдинбург, но город взять не смогли. Горожане не присоединились к ним, а Эрскин, сохранивший верность королеве, открыл встречный огонь из замка, и они были вынуждены отступить. На этот раз мятежники двинулись на юг к Димфрайсу, где в нерешительности остановились и стали ждать помощи от англичан.

Войска Марии тоже наконец сделали привал и разбили палатки прямо в поле. Она была чрезвычайно рада – недавно ей сообщили о бегстве мятежников. Теперь она стояла у входа в свой шатер, держась за откинутый клапан, и смотрела на закат, окрасивший постепенно успокаивавшиеся воды Каррона.

– Я хотела этого, – пробормотала она. – Я хотела узнать, каково быть мужчиной, носить доспехи и ночевать в чистом поле. Говорят, нужно быть осторожнее в своих желаниях, потому что они могут исполниться.

– Тебе нравится быть мужчиной? – спросил Дарнли, вытянувшийся на походной кровати.

– В некотором смысле.

– Война – славное дело! – воскликнул он. – Мне очень понравилось.

– Мы еще ни с кем не сражались, – сказала Мария. – Мы только скакали и преследовали мятежников.

– Тогда стоит назвать это «гонкой преследования». Теперь лорд Джеймс и его подручные убрались с пути. Завтра он побежит к границе, если Босуэлл не перехватит его.

– Да. Босуэлл правит пограничными землями, но я не приказывала ему устроить засаду на мятежников.

– Почему же?

– Я испытываю его. Он вернулся в Шотландию без разрешения и формально все еще находится под арестом. Он стал добиваться аудиенции. Теперь мне интересно, станет ли он активно помогать нам или переметнется на другую сторону. Возможно, он ожесточился из-за моего несправедливого отношения к нему. Опять-таки это произошло по наущению Джеймса!

У Марии к горлу подступил комок: к своему ужасу она вдруг осознала, что многие ее поступки и решения были подсказаны, одобрены и приведены в действие при негласном содействии лорда Джеймса. Это отдалило от нее многих людей, и она, по сути, осталась в одиночестве… в его власти.

– Не переживай об этом, – сказал Дарнли. – Иди ко мне!

Озадаченная его тоном, она оставила эти слова без внимания.

– Посмотри на реку, – сказала она. – Каррон… но для бедных людей, утонувших сегодня, он стал настоящим Хароном.

– Я сказал, иди сюда! – Дарнли похлопал по своей кровати. – И закрой клапан!

Мария подошла к нему и заметила на его лице странное выражение.



Читать бесплатно другие книги:

Что значит быть мальчиком? Школа, родители, учителя, одноклассники, уроки, домашние обязанности. А еще хобби, спорт, дру...
Что значит быть мальчиком? Школа, родители, учителя, одноклассники, уроки, домашние обязанности. А еще хобби, спорт, дру...
Что значит быть мальчиком? Школа, родители, учителя, одноклассники, уроки, домашние обязанности. А еще хобби, спорт, дру...
Цель сборника – прояснение возможных точек зрения на начало и конец вселенной, а также поиск принципов соотнесения научн...
Их трое. Юный изгнанник, живущий на краю земли. Принцесса, которой снятся кошмары. И тот, в чьих руках сила древнего Про...
В это издание вошли роман «Слишком много женщин» и повесть «Требуется мужчина» из цикла произведений о Ниро Вульфе и Арч...