Владимир Ост. Роман - Нагаев Сергей

Владимир Ост. Роман
Сергей Нагаев


Один из наиболее емких, пожалуй, романов в истории русской литературы. Кроме внезапно приключенческого сюжета книга предлагает самые модные ответы на вечные вопросы: каков смысл жизни (а также и смерти), как добиться (избавиться от) великой любви, стоит ли продвигаться по службе, в чем фальшь истинной дружбы, и проч. В качестве бонуса раскрыт наконец секрет русского национального характера. Поглощающее чтение, по окончании которого Вы станете другим человеком – уравновешенным и целеустремленным!





Владимир Ост

Роман

Сергей Нагаев



© Сергей Нагаев, 2015



Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero.ru




Часть I





Глава 1. Крайний в последнем ряду


Весна в Москве обозначилась внезапно, как стодолларовая купюра под ногами бредущей по тротуару нищенки. Город стремительно зазеленел, наполнился сиянием и оптимизмом, и жить в нем стало безотчетно приятно и радостно. Москвичи выглядели несколько ошалевшими и беспричинно улыбались друг другу.

Улыбался то ли окружающим, то ли сам себе и молодой, среднего роста и среднего сложения блондин с длинными, расчесанными на прямой пробор волосами, который неторопливо шел по одной из лефортовских улиц. Впрочем, улыбаться ему оставалось недолго: Москва к слезам относится с подозрительностью, а благодушные улыбки тем более на дух не переносит.

Блондин остановился, сунул руку под полу своего серого в черную точку пиджака, извлек из заднего кармана джинсов клочок бумаги. На бумажонке было написано: «Агентство недвижимости «Граунд+», а рядом – адрес.

Молодой человек поднял взгляд на ближайший дом. Сквозь ветви липы он увидел прикрепленную к кирпичной стене табличку, сообщавшую синим по белому, что это дом №11 в Княжекозловском переулке. Адрес был как раз тот, который он прочел на бумажке.

Блондин зашел за угол и обнаружил в торце здания крыльцо с жестяным козырьком. Он поднялся по трем ступенькам крыльца и оказался перед запертой стальной дверью. Ничто не указывало на то, что здесь помещается агентство недвижимости «Граунд+».

Потоптавшись у двери, блондин оглядел автомобили, припаркованные на асфальтированной площадке поблизости, и тронул кнопку звонка. Через некоторое время дверь отворилась. У порога стоял слегка курносый, вихрастый, крепко сбитый тип – как видно, охранник, – который был одет в костюм защитной окраски и глядел молодцом.

– Вы к кому?

– Это «Граунд плюс»?

– Ну.

– Я к Букореву. Мы по телефону договорились. Я – Осташов. Владимир Святославович.

– А документы есть?

Взяв из руки Осташова паспорт, охранник отошел вглубь, пошелестел листами толстой тетради, которая лежала на маленьком столике при входе, и кивком пригласил посетителя зайти.

– Прямо до конца коридора и направо, – сказал вихрастый крепыш и скрылся в своей каморке.

Следуя этим незамысловатым маршрутом, Осташов миновал несколько закрытых дверей, а также закуток с кондиционером, приспособленный под место для курения. В закутке был дым и щебетание – там курили три молодые женщины. Когда Осташов проходил мимо них, девушки на секунду примолкли, дружно, как по команде, приложились к сигаретам и внимательно оглядели привлекательного незнакомца.

В конце коридора Владимир остановился, оправил под пиджаком рубашку, пригладил волосы и открыл дверь, на которой было написано: «Генеральный директор Константин Иванович Букорев».

Молодая огненно рыжая секретарша, судя по выражению ее лица, потеряла интерес к посетителю сразу после того, как окинула его быстрым взглядом. Впрочем, об Осташове было немедленно доложено, и менее чем через минуту он стоял перед внушительного размера письменным столом, за которым сидел директор риэлтерской фирмы.

Шеф агентства «Граунд+» Константин Иванович Букорев был круглолиц, но круглолиц как-то не по-генеральски. Серый костюм, серый галстук, прилизанные пегие волосы, пластмассовые очечки на утином носу – этот чуть старше среднего возраста человек производил впечатление прирожденного чиновника, несколько туповатого, но исполнительного и аккуратного. Судя по его наружности, Константин Иванович не был злобным затворником, хотя и рубахой-парнем эту личность тоже никто бы не назвал.

Букорев молча сидел, положив руки на пустой письменный стол, и глядел на Осташова. Глаза директора не выражали ровным счетом ничего – настолько ничего, что уместнее было бы назвать их не глазами, а органами зрения.

– Я к вам насчет работы, – сказал Владимир. – Маклером…

Букорев сидел неподвижно и по-прежнему молчал. Пауза в еще не начавшемся разговоре затянулась.

– Я звонил вам вчера, – сказал Осташов. – По объявлению в газете…

Директор и на этот раз никак не реагировал. Порожним взглядом он смотрел на соискателя маклерской должности, словно ожидал услышать нечто совершенно другое. «Чего он так уставился? Педик, что ли?» – внутренне поежившись, подумал Владимир, который благодаря своей миловидной наружности порой действительно привлекал внимание не только противоположного пола.

Букорев сидел молча. Осташов молча стоял. Пауза становилась для Владимира несносной, а директора фирмы безмолвие, похоже, нисколько не смущало.

– Я пришел на собеседование, – снова пояснил Осташов. – По объявлению в газете…

– Значит, Владимир Святославович, хотите поработать маклером? – ответил наконец Букорев и достал из ящика стола лист бумаги. – Я посмотрел резюме, которое вы прислали по факсу. Так, что тут?.. Гм-гм… Закончил художественную школу. Это неинтересно. Два года автодорожного института, армия – тоже неинтересно. Два месяца работал менеджером по продажам кетчупа…

Константин Иванович отложил бумагу и поднял бесстрастные глаза на Владимира.

– Какой у вас опыт работы… гм-гм… с недвижимостью?

– Вообще-то в объявлении было написано, что можно без опыта… – сказал Осташов. – Честно говоря, опыт небольшой… Я помогал другу продать квартиру, – добавил Владимир, и было видно, что это ложь.

Заметил ли это директор, или нет, и вообще, о чем он думает, понять было невозможно. Между тем, Букорев очень даже думал. «Это хорошо, – думал Константин Иванович, глядя немигающими глазами на Осташова, – что у тебя нет опыта. Поэтому-то я тебя, дурачок, и возьму. Месяца три ты на меня попашешь прежде, чем научишься обманывать и воровать. А там уж посмотрим…»

– Это… гм-гм… плохо, что нет опыта, – сказал Букорев.

И умолк – вновь, казалось, надолго.

– Я на компьютере могу работать, – сказал Владимир и подумал: «Не возьмет наверно, протокольная харя».

Букорев молчал. Ему хотелось, чтобы этот парень попросил его о месте с большим пылом, чтобы он хорошенько прочувствовал свою мнимую ненужность.

– Я думаю, у меня может получиться, – сказал Осташов, и на душе у него стало мерзостно.

Константин Иванович выдержал еще одну паузу и только затем, вполне довольный поникшим видом собеседника, сказал:

– Ладно, возьмем вас… гм-гм… на испытательный срок, на два месяца. Как вы уже знаете из объявления, зарплату маклеры у нас не получают. Оплата – проценты со сделок. Как говорится, что потопал – то полопал… Гм-гм… Когда вы готовы приступить к работе?

– Прямо сейчас.

Букорев нажал кнопку на телефоне, в кабинет вошла секретарша.

– Ксюша, – сказал Букорев. – Вот тут у нас Владимир Святославович. Он принят на работу в отдел купли-продажи. Пусть начальник отдела объяснит ему распорядок и все прочее.

Осташов вышел, а секретарша чуть задержалась в кабинете.

Душа Владимира ликовала. Его приняли на работу, и ему хотелось немедленно показать, на что он способен. Когда секретарша Оксана появилась в дверях, он галантно взялся за дверную ручку.

– Осторожно, двери закрываются, – негромко, чтобы не услышал директор, сказал Владимир и, притворив створку, продолжил уже громче: – Следующая станция…

Но тут он осекся. С языка почти сорвалось: «Платонический зад» – перефразированный вариант названия станции метро «Ботанический сад». Однако, взглянув на Оксану, которая в этот момент повернулась к нему спиной и направилась к своему столу, он успел сообразить, что секретарша – с ее сухощавой фигурой, – наверняка, примет эту, только что придуманную им шутку на свой счет. «Черт!» – подумал Владимир.

– Так какая, говорите, следующая станция? – скучающим тоном спросила Оксана, берясь за телефонную трубку.

– Никаких станций, никаких остановок. Только вперед – к трудовым подвигам.

Начальник отдела купли-продажи, вызванный и представленный Осташову секретаршей («Знакомьтесь, это Александр Витальевич»), – человек без особых примет и настолько средней внешности, что работай он наружным наблюдателем в спецслужбе, цены б ему не было, – сухо отрекомендовался: «Мухин» – и привел Осташова в зал, который, судя по всему, раньше был большой – трех-, а возможно, и четырехкомнатной квартирой.

В зале стояли столы с компьютерами, за которыми сидело около полутора десятков человек, в основном молодых, под стать Осташову.

Мухин представил его.

Из-за мониторов на Владимира со всех сторон стали глядеть, и он слегка смутился.

Мухин с административным воодушевлением принялся перечислять сидящих, указывая на каждого по очереди рукой:

– Вот это – Михаил Варламов, – молодой человек, на которого показали, тут же обратил свое чрезвычайно умное лицо к монитору, – это Юрий Битуев, – названный нахмурил густые брови и улыбнулся, – София Пелехацкая, – София, милая брюнетка, улыбнулась и посмотрела на не менее симпатичную шатенку, которая была представлена вслед за ней, – Наталья Кузькина… – Начальник отдела остановился и обвел зал взглядом. – Ну, в общем, всех, наверно, называть долго. Я думаю, вы познакомитесь в процессе. Как пользоваться компьютерной программой, объяснит новому сотруднику… Варламов. Ты слышишь, Миша? Помоги человеку.

Осташов был усажен за свободный стол – крайний в последнем ряду. Его соседкой оказалась молодая женщина с хвостом длинных темных волос, схваченных на затылке огромным черным бантом. Она оглядела Владимира, как, наверное, оглядывает перед первой брачной ночью очередную, тридцатую жену какой-нибудь очень поживший и очень компетентный в вопросах неги султан.

Варламов, отряженный помочь Осташову, с досадой на лице подошел к Владимиру и склонился над клавиатурой.

– Значит, так, старик, если тебе надо будет подобрать клиенту квартиру, то будешь заносить его требования вот так, жмешь сюда, потом сюда, в общем, здесь в таблице все понятно – забиваешь в компьютер параметры, которые интересуют клиента, и на экране появляются все более-менее подходящие варианты, какие есть в нашем банке данных. Ну, что клиент, предположим, хочет? Ну, скажем, двушку, чтоб кроме крайних этажей, желательно сталинский кирпич, пять-десять пешком от метро, как можно дешевле, подойдет и убитая, жмешь «Энтер»…

– Извини, «убитая» – это что значит?

– Ты что, раньше недвижимостью не занимался? – Михаил разогнулся и почесал в затылке. – Тебе надо все с нуля объяснять?

Владимир закусил губу. К этому моменту почти все сотрудники уже совершенно углубились в работу; их примеру спешно последовали и те, кто до сих пор поглядывал на Осташова: никому не улыбалось читать лекцию начинающему риэлтеру. В зале стоял гомон и деловой шум – звенели телефоны, слышался ожесточенный стук пальцев по клавишам, противно визжали принтеры (в середине 90-х – а эта история происходила именно тогда – большинство контор были оснащены игольчатыми принтерами).

– Миша! Ну что ты давишь на человека? – сказала соседка Владимира.

При этом взгляд ее, устремленный на Осташова, стал не просто томным, а многотомным, словно между нею и Владимиром уже давно сложился роман – отменно длинный, длинный-длинный. Она тряхнула своим огромным бантом на затылке, поднялась и приблизилась к столу Осташова.

– Володя у нас новенький. Мы его должны опекать. Ты, Миша, иди, работай, я Володе сама все объясню.

Варламов не преминул удалиться, а Осташов встал и пододвинул стул соседки к своему столу. Женщина, с чрезмерной кокетливостью поблагодарив его, заняла предложенное место.

– Меня зовут Ия. Странное имя, правда?

– Да нет, нормальное, – ответил, садясь рядом, Осташов. Он деловито уставился в монитор, давая понять, что готов к обучению и не хочет терять ни секунды. Ия показалась ему простушкой, выражение лица ее он нашел вульгарным, а вульгарность была чужда ему, как нечто, не совместимое с гармонией и красотой. Внимание, проявленное Ией, польстило Осташову, но одновременно он ощутил и нечто похожее на стыд за самого себя: Владимир не переносил ограниченных и жеманных людей, и ему показалось, что, проявив к нему интерес, она тем самым низвела его до своего уровня.

Ия подтянула к себе клавиатуру и начала нажимать на клавиши.

– Как находить в компьютере квартиры, ты записал? Кстати, ты, небось, женат?

– Э-э-э… нет.

– Ага. Ну, теперь пиши, как искать покупателей, если тебе нужно впарить квартиру. Этот список гораздо меньше, чем список квартир: клевые покупатели всегда в дефиците. Все вот эти клиенты, что висят в базе данных, как правило, ищут хату давно и никуда не торопятся. Это зануды, которые за копейку удавятся. Им подбирать варианты – офонареешь. Короче, в этот компьютерный список можешь и не лазить – там полный безмазняк. Лучше дождись своей очереди, когда тебе дадут поработать с хорошей свежей заявкой. Этих покупателей распределяет наш начальничек Шура Мухин. А принимает заявки технический секретарь отдела. Вон она, Катька, в углу сидит, по телефону треплется. Ты с ними дружи, и все будет пучком. Врубинштейн?

– Понятно. А какие квартиры называются убитыми?

– Убитая – значит вдрызг раздолбанная, грязная, может быть, даже после пожара.

В это время кто-то из сотрудников по соседству, перекрывая общий шум, закричал в телефонную трубку:

– Рома, очень плохо слышно, ты мне скажи: квартира-то живая?

Услышав это, Осташов спросил:

– Если «убитая» значит грязная, то «живая» – это чистая?

– Нет, – ответила Ия. – Живая хата может быть совсем, совсем не чистой. Живая – это та, которая сейчас, ну, на данный момент, еще не продана, то есть она в наличии, в продаже, – поэтому и называется живой. А «чистая квартира» на нашем, на маклерском языке значит не то, что квартира опрятная, что обои не оборваны, и все такое, а то, что документы на нее в полном порядке, без подделок и прочей фигни, – вот тогда она чистая. А если ты хочешь кому-то из маклеров сказать, что в квартире все аккуратно и ничего не поломано, то не надо говорить, что она чистая, – надо говорить: «в хорошем состоянии». Тогда тебя поймут…

– Адекватно, – подсказал Владимир.

– Что?

– В смысле – поймут, как надо.

– Ну да, – подтвердила Ия, с уважением посмотрев на Осташова. – Умница какой! Слова такие знаешь… Да, ну так вот. Работать нужно вот как. То ли у Мухина, то ли из компьютера (это не важно) берешь заявку на покупку, по этой заявке подбираешь подходящие варианты, звонишь по этим квартирам и узнаешь, проданы – не проданы.

– То есть живые или неживые?

– Ага. Быстро усвоил! Потом звонишь покупателю и предлагаешь ему живые варианты. Если клиенту что-то понравится, договариваешься с ним и с хозяином квартиры, когда можно устроить просмотр. Ну, в общем, идешь с клиентом на хату и показываешь ее. Если повезет, и квартира понравится, проверяешь документы на квартиру – ну, с этим тебе на первых порах Мухин поможет – и все. Дальше происходит сделка, и – все довольны, все смеются.

Осташов попросил у Ии тайм-аут и пошел курить на улицу.

На крыльце он застал вихрастого охранника (того самого, который впустил его полчаса назад). Охранник оглядывал окрестности – сигарета во рту, руки в боки.

– Как дела?



Читать бесплатно другие книги:

Ежегодно растущее количество применяемых ядохимикатов для защиты урожая начинает серьезно угрожать здоровью человека. И ...
Издание знакомит читателя с широко распространенной на Руси в XIX-ом и в первой половине ХХ-ого века сельскохозяйственно...
В данном электронном сборнике авторов сайта «Изба-читальня» под общим заголовком «Русский космос» представлены в раздела...
Главный герой: харизматичный мужчина лет сорока, сильный, властный, уверенный в себе сибарит, слегка циничный.Прочие дей...
Эта книга – настоящий путеводитель по волшебному миру такого прекрасного цветка, как фиалка. Мы расскажем вам о том, как...
Герой книги – политтехнолог Сергей Тверской – первый русский хипстер. Он – современный нам Нил Кэссиди, путешественник п...