Звезды героев - Вольнов Сергей

Звезды героев
Сергей Вольнов


Вечный Поход #4
Беспримерный поход воинов, бросивших вызов самой Вселенной, продолжается.

Эти люди знают: если они проиграют, исчезнет разумная жизнь не только на Земле, но и на Локосе – и всех остальных планетах нашей космической «соты».

Герои смело бросают вызов грядущему Концу Времен.

Но для того, чтобы найти Поле Вечной Битвы, где решится, быть или не быть разуму во Вселенной, воителям Вечного Похода предстоит покинуть родные миры и отправиться далеко за пределы известного Пространства…

Поле Вечной Битвы должно быть найдено.

Сражение должно состояться.

Дорога на Черные Звезды открыта.





Вольнов Сергей

Звезды героев



МИРУ В МИРЕ посвящается……


Тебе не в разведку бы, а в адвокаты. Добренькая какая…

– Да и вам не место в спецслужбах. Вы же садист!

– Да-а-а! Был бы мазохистом, пошёл бы в космонавты…

    Диалог героя и героини из кинофильма «Непобедимый»

Женщина проводила взглядом группу людей, уходивших с берега.

В закатную сторону отправились шесть человек.

Двое пожилых, но с виду ещё вполне бодрых мужчин.

Трое молодых.

Один из них, среднего роста, худощавый, выглядел натуральным солдатом будущего из космического боевика. Он был весь увешан имитациями фантастического оружия, как новогодняя ёлка игрушками.

Ещё двое парней, высокие и мощные, лицами были очень похожи друг на друга, ну просто родные братья. Их одежда и вооружение смотрелись более традиционно. Под стать экипировке двух старших товарищей. Игровые копии оружия, с виду неотличимые от настоящего боевого, теперь можно купить в любом городе, а «камуфляжные» шапки, комбинезоны и куртки – на каждом рынке.

Шестой по счёту была худенькая невысокая девушка, затесавшаяся в мужскую компанию. Безоружная. На фоне воинственных спутников она выглядела странновато, хотя её хрупкую фигурку тоже облегала военная форма непривычного фасона, явно иностранного образца.

Люди, наверняка собравшиеся поиграть в страйкбол, о чём-то бурно спорили на берегу. Затем, по-видимому, сойдясь во мнениях, они дружно, плотной группой, устремились на запад. Туда, где уже клонилось к закату багровое солнце. Мальчик и его собака, резвившиеся на пляже, отправились домой ещё раньше. Только вышедшая из волн женщина, не торопясь натягивать белые брюки и блузку, стояла на песке узкой береговой полосы, позволяя телу обсохнуть после купания в солоноватой, почти морской воде.

Незадолго до ухода военизированной команды к стройной купальщице подбегал большой парень из тех, что выглядели родными братьями. Он игриво поинтересовался, не требуется ли прекрасной незнакомке крепкое мужское плечо. Женщина оценивающе рассмотрела заботливого красавца с ног до головы и отказалась. Хотя по огонькам, зажёгшимся в глазах этой невольной свидетельницы командного сбора на берегу, очень хорошо было видно, что энергичный молодой человек ей приглянулся. И прогуливайся он в этом райском уголке причерноморского побережья один, без целой группы сопровождающих…




Книга первая

Братья по войне


Мне почему-то кажется, что Бог обязательно будет на обеих сторонах…

    Мнение, встреченное в одной из книг

Прошлое – штука упрямая. Оно умирает только вместе с тобой…

    Из другой книги




Пролог


Маршрут «Голос – Любовь» считался экстремальным. Именно по этой причине находилось очень мало туристов, желающих отправиться на коварный астероид. Один из тысячи в лучшем случае, несмотря на соблазнительный бонус, который можно было там отхватить. Потому что любовный подарок мог достаться неожиданный, с большим сюрпризом внутри.

Об этом кто угодно мог узнать.

Достаточно было запросить через терминал и сопоставить уровни популярности различных экскурсий.

Чем и занялся в эту минуту один из пассажиров, старик в прекрасном дорожном комплекте от «УниСкаф». Лицо мужчины, явно не жалующего пластическую хирургию, выдавало его очень пожилой возраст. Но судя по фигуре и походке, армаде прожитых лет он противостоял ещё вполне достойно. Видимо, состоятельный пенсионер или отставник в немалых экс-чинах.

– Ясно, – произнёс турист, получив необходимую для сопоставления информацию. – Точно так, нам туда.

– На Любовь? – спросила его стоявшая рядом спутница. Девочка лет двенадцати-тринадцати, в приталенном унисе женской модификации, очень миленькая и непосредственная, этакий бесёнок-ангелочек. Сразу видно, что это внучка, такая же крепенькая, ладная, стройная. К тому же высокая, в свои годы – не намного ниже деда. Если подростковый период не изменит уже обозначившееся направление развития, лет через пять-шесть за ней растянется шлейф поклонников, длиной не уступающий хвосту кометы.

Конечно, пассажир настолько мужественного облика вполне мог оказаться и непосредственным папой девочки. Но уже следующие её слова окончательно развеяли сомнения, что их не разделило как минимум одно поколение.

– Дедуль, ты уверен, что мне туда не рано?

Личный терминал у внучки имелся свой, мегамощный, уровня не худшего, чем солидный «итмак» дедушки. И она тоже не поленилась проинформироваться, каким образом сущность пункта назначения совпадала с названием.

– Думаешь, там найдётся что-нибудь новенькое? Ты ещё чего-то не узнала из школьного курса этики и физиологии, и-и-и… э-э… из тех баз данных, на которые как бы воспрещено заходить детям?

– Вторгаешься в тайную частную жизнь… – Девочка лукаво улыбнулась и шутливо ткнула дедушку кулачком в бок. – Будто бы хоть одного любознательного ребёнка мог реально удержать запрет взрослых! В теории-то я подкована. Да не о себе ж беспокоюсь. Как меня воспримут…

– Это их проблемы, Лана. Мы отметимся и уйдём дальше, нам ведь нет дела до… пчёл, что живут в ульях, промелькивающих за окошками нашего флайера.

– Какой ты сегодня… м-м-м… образный, дедуль… Одно это и утешает. Иногда уж-жасно хочется остановиться, прямо такой соблазн накатывает! Помнишь, ещё совсем маленькой я канючила, просила задерживаться подольше? Особенно там, где местные говорили на языках, сходных с нашим.

– Ты и сейчас не прочь остановиться. И я не прочь. Было бы можно…

– Вот-вот, было бы!..

– Поэтому маршрут и ведёт к нашему следующему пункту назначения. Уловила причину?

Старик отвёл глаза от своей юной собеседницы и окинул взглядом окружающее пространство. Описать увиденное можно было бы коротко, но ёмко: столпотворение.

Туристические купола планетоида «Решающий Голос» объединялись в систему сквозным туннелем и вмещали до четверти миллиона живых разумных. Неживых – почти столько же. Столичное космотело пафосно переименовали (из OE633425C) в честь единственного утвердительного плюсика, который решил судьбу независимости Края Колец.

Впрочем, первое слово теперешнего названия столицы вспоминалось нечасто. Разве что в даты традиционных фестивалей, ежемесячных Дней Выборов. Это шоу приносило немалый доход. Особенно его обожали приезжие из феодальных и тоталитарных миров.

Обитатели комплекса, постоянные и транзитные, охотно посещали окрестные и дальние астероиды Внешнего Кольца. По статистике: отбывало 3835 единиц в стандартный час. Таким образом, после сопоставления чисел становилось ясно, что всего лишь около четырёх туристических единиц каждый час изъявляли желание совершить подобную экскурсию. То есть немало заплатить, чтобы отправиться на это более чем удалённое космическое тело, названное лаконично и незамысловато: Любовь.

По существу.

Всё это и многое другое кто угодно имел возможность узнать из справки, выданной местным информаторием. Эти факты базовый сервер и сообщил в ответ на запросы, сделанные терминалами дедушки и внучки. Из них следовал закономерный вывод о высокой степени экстремальности маршрута.

– Уловила, уловила я причину… Там сильно повышен уровень вероятности, – ответила девочка и тотчас же спросила: – Деда, а почему тот мохнатый тип на меня так смотрит? Я чую волну опасности, от него исходит угроза. Он сетевой педофил, да?

– Или здешний полицейский в штатском. Светик, ты же знаешь, от правоохранителей всех мастей всегда исходит волна угрозы. Даже если они не на работе. Издержки профессионального… гм… менталитета.

– Не мент он, точно. Чего-то хочет именно от меня. Я чувствую.

– Ты помнишь, что надо быть осторожной, не превышать допустимый предел…

– Помню, помню, не волнуйся, я потихоньку чувствую. Только принимаю входящее, никаких ответных прощупываний.

Девочка шагнула в сторону от дедушки, заняв позицию, более удобную для лучшего обзора, и тоже внимательно огляделась по сторонам.

Внутреннее пространство этого купола ожидания действительно представляло собой нечто вроде репетиции вавилонского столпотворения. Будто собравшиеся в нём разнообразные люди и прочие разумные тренировались в намерении сообща что-нибудь соорудить. Они сбились в толпу, но затем попросту забыли, зачем собрались, и теперь растерянно перемещались по замысловатым траекториям. Звуки, цвета, формы, запахи и движения слились в экзотическую какофонию. Картина в общем-то достаточно типичная для многих из ячеек сотовой сети миров[1 - Для читателей, не знакомых с содержанием первых книг и поэтому не знающих, что такое «сотовые ячейки сети миров» в данном контексте. С предысторией событий, описанных далее в этой книге, можно ознакомиться в романах дилогии «Вечный поход» – «Приговорённые к войне» и в продолжающем цикл третьем романе, «Сотовая бесконечность». Действие в них происходит на Локосе, центральном мире одной из бесчисленных «ячеек» сети миров, а также на «искусственной» планете Экс. И на других планетах этой «соты», человечества в которых появились вследствие процессов переселения с Локоса носителей так называемых Запредельных Кшархов. В том числе и на Земле, и на планете-родине восславян. Чтобы не перегружать текст четвёртой книги, в нём лишь коротко упоминаются ключевые моменты предыстории. Подробности, для адекватного восприятия всего происходящего в этой книге, можно узнать, читая предыдущие три. – Примеч. автора.].

С самого краешка этого хаотического ожидания, у входа на галерею доставки пассажиров к порталам хордовых рейсовиков, и стояли эти двое – дедушка и девочка.

И следов озорства не осталось на её лице. Мгновенно произошло разительное преображение: из проказливой, улыбчивой внученьки – в сосредоточенного, готового к любым неожиданностям бойца. Если бы не детские черты лица и ещё не полностью оформившаяся фигурка, то вполне можно было решить, что ей куда больше лет, чем дюжина биологических.

Таким взглядом смотрят сквозь прорезь прицела взрослые, носящие в памяти объёмистый груз боевого опыта, военные.

Дедушка не переменил точку своей дислокации. Ему и без того был прекрасно виден объект обсуждения. Лицо старшего из двоих по-прежнему выражало некоторую озабоченность. Что-то его обеспокоило. Или сообщение внучки о её «чувствовании потихоньку», или стороннее внимание, проявленное к ним.

Наблюдатель и в самом деле смотрел на них. Он не делал попыток приблизиться, что-то сказать или сделать, просто в упор таращился. И он вполне мог сойти за местного бездельника на пособии, если бы не одежда – недешёвая «четвёрка», популярная у человеческих мужчин среднего класса.

Минуту спустя к нему присоединился ещё один соглядатай. Этот вёл себя более ненавязчиво. Он остановился, застыл у перил и сделал вид, что внимательно просматривает ролик, не отрывая глаз от одного из мониторов, парящих в воздухе над головами пассажиров. Маскировка почти удалась, если не считать, что экран вовсю «крутил» рекламу женских интимно-гигиенических средств. Этот парень, мощный и широкоплечий, пятидневно-небритый, на женщину никак не смахивал. Разве что под мужественной внешностью скрывался трансекс, но даже это обстоятельство не объясняло столь заинтересованный взгляд, буквально прилипший к монитору. Будто он-она впервые в жизни увидел-увидела осмотические «айси».

– Начинается! Снова оно… Делаем что-нибудь или ждём, когда соберётся побольше исполнителей? – Девочка вопросительно смотрела на старшего.

– Подождём. Только давай переместимся к техническому шлюзу. Не следует привлекать лишнее внимание.

Старик подразумевал обычных пассажиров, которых тут было великое множество. Что началось это «снова оно», и у старого мужчины сомнений не осталось, судя по его посуровевшему взгляду.

Дед и его внучка резко сорвались с места и в быстром темпе направились к узенькому проходу, который вёл в технические помещения. Толпы там, как правило, не бывало.

Но не в этот раз.

Стоило дедушке с девочкой свернуть за угол, как неизвестно откуда вынырнули шестеро незнакомцев. Все они были вооружены устрашающе огромными ножами или тесаками. Ни единого слова не прозвучало, однако сам вид головорезов красноречиво обещал, что вот-вот произойдёт смертоубийство. Дед и внучка шустро развернулись, намереваясь удрать обратно в зал, но сквозь проём, который они только что миновали, уже просачивались трое с лучевым оружием в руках. Двое из них оказались теми самыми наблюдателями…

Девочка и старик без колебаний свернули в один из боковых узких коридоров и бежали по нему, пока не очутились в просторной комнате. Стены помещения лишь угадывались за плетёным кружевом разнообразных труб, потолок тоже почти не был виден за трубной сетью… Других выходов в этом «аппендиксе» не просматривалось.

Тупик.

По инерции девочка и её дедушка выбежали в центр помещения. Остановились, переглянулись и синхронно развернулись лицами к преследователям.

Сзади, зловеще ухмыляясь, полностью уверенные в собственном численном и огневом превосходстве, плотной группой наступали по коридору убийцы.

– Что такое, что такое, дальше некуда?! Конец света? А попробуйте головой пробить стенку, вдруг получится! – ехидно выкрикнул авангардный преследователь, густобородый, обильно заросший тёмным волосом тип в недешёвой «четвёрке». Из плазменного скорчера, рукоять которого была зажата в его правом кулаке, он целился точно в живот старику.

Прочие головорезы выдали слитный, хоровой гогот.



Читать бесплатно другие книги:

Прочность бизнеса, как и прочность любого здания, зависит от грунта, на котором он строится, и от его фундамента. Так ут...
Андреас Винс – президент частной академии виртуозных продаж и успешного построения бизнеса и бизнес-тренер с многолетним...
Эта книга – продолжение остросюжетной детективной истории «Как пальцы в воде», написанной мастером детективного жанра Ви...
К великому нашему сожалению, количество слов начинающихся на «не» изрядно увеличивается, ибо Яша и Серега переживают не ...
Это история мужа и жены, которые живут в атмосфере взаимной ненависти и тайных измен, с переменным успехом создавая друг...
Яша и Серега учат гурзуфцев магическому слову, затем принимают участие в обряде похорон. Один из символов вдруг оживает,...