Билет в один конец - Морган Генри

Билет в один конец
Генри Морган


Любителям неожиданных развязок, запутанного сюжета, непредсказуемого поворота событий посвящается детектив Генри Моргана «Билет в один конец». Элизабет Фостер, Брайан Моррис, Стенли Хоуп, Мэридит Стоун, Майкл Кингсли, Прайс, Митчел, Дэвид – что их связывает, настолько разных, но оказавшихся в эпицентре событий людей? Быть может вся тайна заложена уже в названии? Да, автор дает подсказку уже в наименовании своего детективного творения. Ведь не случайно главному герою, к слову – детективу, достался билет с надписью «в новую жизнь».

Не стоит раскрывать все карты. Все в духе лабиринта событий, фактов, историй. Настоящий детектив, заинтересующий самую придирчивую публику читателей.





Генри Морган

Билет в один конец



© Генри Морган, 2015

© Продюсерский центр Александра Гриценко, 2015

© Интернациональный Союз писателей, 2015


* * *




Глава 1


Очередной суматошный день в аэропорту небольшого городка Грин-Бей медленно приближался к закату. Ритм города, как и всего северного штата Висконсин, был не то чтобы неспешным, а имел свою неповторимую черту, черту которая наделяла каждый дюйм воздуха своим неповторимым шармом, заставлявший время останавливаться, давая возможность любому увидеть вещи, которые в обычном ритме остаются за пределами нашего восприятия.

Лишь одно место всегда выбивалось из умеренного ритма жизни – это местной аэропорт. Конечно, это можно обусловить тем, что фактически он находится за пределами города, но данное обстоятельство не сильно сказывается на людях ожидающих свой самолёт, или на тех, кто уже с нетерпением ждёт свой багаж, всматриваясь вдаль транспортерной ленты.

Сквозь стены аэропорта из стекла и металла можно было видеть горячий воздух октября. На улице уже была середина октября и в преддверии наступающей зимы деревья стояли абсолютно голые. Ярко-зелёный, ровно постриженный газон, сильно контрастировал на фоне черных стволов деревьев, придавая всему ещё более сказочный пейзаж.

В обычный день сквозь двери аэропорта проходят сотни людей, и чем больше их проходит, тем более забавно наблюдать, как меняется человек, пройдя через распахивающиеся двери. Вот и сегодняшний день не стал исключением. Бесчисленное количество людей суетится в своих заботах, не замечая того, что здесь происходит.

А случается здесь очень многое, взять хотя бы вот этого парня, который только что прилетел и сейчас в его объятиях находится девушка. Эта одна из ситуаций, при виде которой любой прохожий умиляется этой парочке. Да, это ведь так романтично, если не считать того, что буквально за пару секунд до того как ему призывно помахала его девушка, он судорожно снимал, успевшее врасти в палец, обручальное кольцо.

Или вот ещё – мужчина средних лет сидит за столиком. Его глаза то и дело устремляются в информационное табло, а когда раздаётся сигнал, предвещающий, что вслед за ним прозвучит сообщение с металлическим оттенком, то он вздрагивает. На его столике лежит газета и полупустая бутылка виски. Как и в первом случае, подобная картина вызывает те чувства, которые стереотипными штампами впечатали в наши головы фильмы. Конечно, он наверно ждёт прилёта кого-то очень близкого, так сильно ждёт прилёта, что приходит сюда практически каждый день, и каждый день он сидит в ожидании чего-то своего, и это наступает в тот же миг, как его бутылка становится пустой. Подобный контингент людей встречается всюду, впрочем, понять их можно, они просто создают иллюзию того, что они не одиноки.

Заходящее солнце не только окрасило небо во всевозможные оттенки красного, но так же заполнило весь аэропорт. Очередной самолёт сотрясал жаром турбин воздух и взмывал в небо, отражая последние лучи солнца в каждом иллюминаторе. В проникших в помещение лучах заката отчётливо было видно неспешно плывшую в воздухе пыль, поднятую бесчисленными туфлями и ботинками.

Вот уже и опустела бутылка у нашего знакомого, и он нетвёрдой походкой отправился на улицу. В аэропорту становилось всё меньше и меньше людей. В ожидании ночи кто-то уже дремал на стуле, в зале ожидания, обняв обмякшей рукой свою поклажу, кто-то не находя себе места мерил шагами всё здание.

Последние лучи солнца светили прямо в информационное табло, отчего прочесть написанное было крайне трудно. Молодой человек лет тридцати стоял, уставившись в это табло и щурясь, в надежде различить на нём буквы.

Это был обычный парень, при первом взгляде на которого никто и никогда не остановит на нём своё внимание. Его костюм был сделан из черной ткани, слегка отражавшей свет, столь же строгий пиджак и чёрная шляпа делали его абсолютно невидимым для окружающих. По его одежде можно было бы сказать, что ему совсем не нужно лишнее внимание к своей персоне. Рядом с ним не было ни дорожной сумки, ни портфеля, единственная вещь, которую он нещадно сжимал в своих крупных ладонях – это ярко-лиловый билет на самолёт.

Прищурив глаза он, наконец, смог прочесть столь необходимую для него информацию: «Рейс Грин-Бей – Лос-Анджелес откладывается на неопределённое время из-за погоды»

– Что за чёрт! – не сдержавшись, произнёс парень в чёрном.

Он с ещё большей силой сжал билет в руке от досады, отчего костяшки его пальцев побелели. Подошедшая к этому же табло девушка стала невольным свидетелем вырвавшегося недовольства этого мужчины, чем собственно он и привлёк её внимания. Бросив беглый взгляд на него, девушка заметила билет на самолёт. Точно такой же билет сейчас спокойно лежал в её сумочке, а таких билетов всего 7 штук…

– Простите, – начала она, обращаясь к незнакомцу, – вы ведь тоже летите в это место, в Лос-Анджелес?

Мужчина не сразу понял, что с ним разговаривают, его мысли были заняты ругательствами, направленными в адрес самолёта, погоды и всего что сейчас попадало в его поле зрения. А тут ещё кто-то его спрашивает. Сведя брови, он слегка повернул голову в сторону девушки.

Она выглядела очень миловидно, её внешность, если так можно сказать олицетворяла все эти «сырные головы» Висконсина. В её внешности сплетались воедино простота и красота. Одежда на ней не претендовала на звание элитной и представляла из себя синие джинсы, сильно обтягивающие и, тем самым, очень выигрышно подчёркивающие контуры девушки. Клетчатая рубашка и черный пиджак, так же подчёркивали все самые важные места её тела. Волосы были пшеничного отлива, что наряду с её курносым носиком и зелёными глазами делали её «американской мечтой».

– Что? – недовольно пробормотал он. – Я ничего не знаю, вообще, что вам нужно?

Его ответ прозвучал более чем обидно для юной девушки, отчего её глаза просто остекленели. В её миловидном личике застыло удивление, смешанное с досадой и обидой. Да и сам мужчина был не рад тому, что сорвался на ней, он уже хотел как-то исправить положение и что-нибудь сказать красивое, только ни одного подходящего слова так и не взбрело в его голову.

– Зачем же так грубо? – вставил своё слово, подошедший парень. – Если я не ошибаюсь, то нам всем предстоит какое-то время быть почти семьёй, так зачем же начинать с оскорблений?

Подошедший молодой человек сразу преобразил девушку, для неё он сейчас был как рыцарь в сверкающих латах. Он был из тех людей, которые одним своим внешним видом могли заставить вас делать всё что угодно уже через пару минут. Строгий коричневый костюм в полоску, трость с набалдашником в виде летящего орла, аккуратный уголок платка торчал из его нагрудного кармана, а волосы зачёсаны с такой аккуратностью, что казалось, будто он всё своё время только им и уделяет, и в довершении всего образа над его узкими губами красовались небольшие строгие усы.

– Элизабет Фостер. – слегка сбитым голосом произнесла девушка, протягивая руку для знакомства её заступнику.

– Очень приятно. Меня зовут Брайан Моррис. – он по старой, давно забытой традиции поцеловал руку девушки, чем ещё больше вогнал её в краску.

А недовольный незнакомец лишь, пренебрежительно фыркнув, отвернул голову в сторону.

Брайан увидел жест презрения к ним этого мужчины и тут же обратился к нему:

– Не мне говорить о манерах, но вы могли бы хоть какое-то проявить уважение к девушке и извиниться за грубость.

Мужчина был явно недоволен сложившейся ситуацией, конечно, он понимал, что он сам поступил опрометчиво, но сейчас, когда его отчитывают как провинившегося школьника, он еле сдерживал своё желание пустить в ход кулаки.

– Хорошо, – скрепя зубами, ответил он, – я приношу извинения за своё поведение.

Он говорил это, смотря злобными глазами на Брайана, выдавливая каждое слово из себя. Впрочем, такого для Элизабет оказалось более чем достаточно, чтобы позабыть неприятное начало знакомства с ним, и она с беззаботной улыбкой протянула ему руку:

– Не будем об этом, Элизабет Фостер.

Немного помедлив, он всё же пожал её руку:

– Майкл Кингсли.

– А вы знаете, что нас там ждёт? – спросила Элизабет.

– Понятия не имею, да мне и всё равно, лишь бы побыстрее убраться из этого городка. – пробормотал Кингсли.

Хоть Элизабет и адресовала этот вопрос ко всем, но ожидала услышать ответ именно от Брайана, который не заставил себя долго ждать, видя настойчивый взгляд девушки.

– Не думаю, что я знаю больше вашего. – начал Брайан. – Нам с Вами посчастливилось получить эти билеты, как написано на них «в новую жизнь». Может это просто будет отдых на западном побережье, а может нам будет сделано предложение по поводу работы, о котором недвусмысленно написано в билете.

– Я тоже об этом думала, но так и не смогла понять, почему это происходит именно с нами. Ведь тут написано, – Элизабет достала билет из сумочки и, ведя газами по нему, продолжила, – что это один из семи билетов.

– Зачем задавать такие вопросы: что… почему… – вклинился Кингсли. – Сейчас даже нет гарантии, что мы вообще куда-то полетим.

Он ещё раз бросил свой недовольный взгляд в сторону табло, но, как и раньше, там была написана всё та же фраза об отмене всех рейсов.

Острое замечание Майкла осталось незамеченным только по той причине, что внимание абсолютно всех людей приковала к себе торопившихся парочка. Мужчина и молоденькая девушка почти бегом устремлялись вглубь аэропорта. Подобная суета и спешка здесь обычное дело и никто бы не стал обращать внимания, если бы не тот шум, который произвела выпавшая, из тоненьких рук девушки, сумка. Мужчина, следовавший за ней, тут же помог поднять её и без долгих промедлений взял эту ношу на себя. Девушка шла, впереди отбивая своими каблуками торопливый ритм, в который, как не старался, но всё же не попадал мужчина. Ему на вид было чуть более 40-ка, небольшой живот и потрёпанный коричневый пиджак, говорили о том, что он за собой не следит. И как следствие этого он сейчас был вынужден, забивая дыхание торопиться за миниатюрной мисс, которая теперь лишь с одной только сумочкой шла куда более грациозно, чем её спутник.

Юная мисс – именно такое словосочетание приходит на ум при виде этой девушки. Не потому что всё сложение её тела было аккуратным, не из-за того что ростом она тоже не была наделена, даже не из-за её необычайно больших глаз, придававших ей куда больше схожести с ребёнком. Просто в какой-то момент происходит какое-то незримое изменение в девушках, разделяющее их на «юную мисс» и именно на «девушку». Так и сейчас, при взгляде на неё в голову лезет именно это словосочетание. Это при всём притом, что она очень даже недурна собой, и могла бы соперничать с именитыми моделями. Её утончённая талия была эффектно подчёркнута ремешком, опоясывающим её вместе с тёмно-синим платьем, больше походившим для званого вечера, нежели для данного случая. Высокие каблуки, немногочисленные украшения и тёмные волосы, постриженные под каре, придавали этой девушке вид успешной бизнес-леди.

Этот бег с препятствиями столь же быстро закончился, как и начался. Остановившись ярдах в десяти от табло девушка беглым взглядом оценила обстановку и прочтя об отмене рейса тут же поспешила сообщить это своему менее расторопному спутнику:

– Не стоит торопиться, рейс отменили. – проговорила она чуть более громким голосом, указывая на табло.

Подошедший мужчина очень сильно запыхался, отчего не сразу смог ответить девушке, хотя он что-то и попытался ей сказать. Поставив вещи на пол и облегчённо выпрямив спину, он достал из кармана брюк, носовой платок и вытер им не только своё лицо, но и шею, успевшие вспотеть от такого марафона.

– Так… – он, прищурившись, всмотрелся в то место, на которое указывала его спутница, сообщая об отмене рейса. – Рейс Грин-Бей – Лос-Анджелес отменяется… – послышалось только бормотание из его уст.

Поскольку эта парочка своим появлением успела наделать много шума, то и сейчас ещё многие глаза были устремлены в их сторону, в том числе и Элизабет, обладая хорошим слухом, вкупе с неплохой интуицией она быстро смекнула, что эти двое тоже «одни из семи счастливчиков». Недолго думая Элизабет призывно помахала им рукой, чем ввергла не только их в лёгкий ступор, но и вызвала неоднозначную реакцию у своих новых знакомых.

На этот раз Кингсли смог сдержать свои эмоции и не сказать лишнего, но если бы в этот момент кто-нибудь посмотрел на его лицо, то навсегда убедился бы, что для слов не нужны слова. В его выражении лица смешались не столь старая обида от знакомства с Элизабет с презрением ко всему окружающему. «На кой чёрт она их зовёт» – примерно это сейчас читалось на его лице.

– Это она нам машет? – вновь заговорила юная мисс.

Мужчина не став складывать платок в первоначальное состояние сунул его в карман и, резко выдохнув весь воздух из своих лёгких, попытался привести дыхание в норму:

– Похоже на то… – немного озадаченно произнёс он. – Вы её знаете?

– Нет. – очень быстро ответив, она ещё раз пробежалась глазами по ней, её спутникам и табло, висевшим над ними. – Нет, никогда раньше их не видела.

– Думаю единственное, что нам остаётся, так это подойти и узнать чего от нас хотят.

Немного помешкав от недавнего забега и изумления, эти двое всё же решились подойти к зовущей их девушке.

– Простите, – начал мужчина, пристально осматривая Элизабет, – вы нам махали?

– Да, у меня такое ощущение, что нам всем нужно в одно место, – Элизабет протянула незнакомцу руку, в которой держала свой билет.

Быстро сопоставив всё, мужчина растянулся в простодушной улыбке:

– Похоже на то, Стенли Хоуп, а это Мэри… – на этом мести его лоб снова пробили маленькие капельки пота, от того, что он безуспешно пытался вспомнить её имя.

– Мэридит Стоун. – вклинилась юная мисс, спасая своего спутника из неловкой ситуации.

– Как видите, мы сами с Мэридит, – Стенли чётко проговорил её имя, чтобы лучше запомнить и не оконфузиться снова, – едва знакомы, столкнулись буквально у дверей такси.

Элизабет с беззаботной улыбкой протянула ему руку:

– Элизабет Фостер, а это Брайан Моррис и Майкл Кингсли – она по очереди кивнула в направлении каждого.

Стенли Хоуп, хоть и выглядел добродушным пузаном, но, после рукопожатия, крепость и силу его руки оценили все. Зная вспыльчивый нрав Майкла Кингсли, то можно было ожидать очередного всплеска недовольства и сквернословия, но вместо этого он посмотрел на Мэридит Стоун и чтобы не попасть в неловкую ситуацию, тут же отвёл взгляд прочь, забыв о Хоупе, который чуть не расплющил его руку.

Установившаяся пауза, казалось, остановила время, ибо столь большего смущения 5 незнакомых друг друга людей, наверно, ещё не испытывали. Сейчас почти каждый про себя проклинал этот самолёт, по чьей вине оказались в подобной ситуации. Говорить о чём-то конкретном, что могло оказаться чем-то личным, не позволяло им как малое время знакомства, так и правила хорошего тона. Единственное, что сейчас у них было общее, так это поездка в неизвестность.

– Почти все в сборе, – пытаясь завести разговор начал Хоуп, – не хватает ещё двух человек.

Но сломить воцарившееся молчание ему в одиночку оказалось не под силу. Каждый лишь про себя согласился с ним и утвердительно помотал головой. Пытаясь хоть как-то поддержать его и раскрепостить обстановку Элизабет обратилась к вновь пришедшим:

– А Вы знаете, что нас там ожидает?

Не дав возможности ответить на поставленный вопрос, Кингсли не выдержал:

– Да сколько же можно! Вы можете спокойно ждать этот чёртов самолёт!

Майкл понимал, что погорячился и сейчас ему меньше всего хотелось смотреть в их глаза, почему он отошёл и сел на ближайший стул. На удивление его выходка произвела не столь сильной эффект, что мог возникнуть в другой ситуации – каждый прекрасно понимал его чувства, вызванные досадой от мучительного ожидания самолёта. Да к тому же ещё эта надпись: «Рейс Грин-Бей – Лос-Анджелес откладывается на неопределённое время из-за погоды» не спешила меняться, при том, что никакой стихии за окном не наблюдалось.

Вскоре примеру Майкла последовали и остальные – медленно и неторопливо направились к стульям для ожидания и, взгромоздясь в них, погрузились в свои мысли. Брайан положил руку на плечо Элизабет, тем самым привлекая её внимание к себе, и когда она посмотрела на него, он совершенно спокойно ей улыбнулся. Самая невинная улыбка, простая работа определённых мышц лица, но эффект оказался нужным – приподнять настрой Элизабет, стоявшей неподвижно после слов Кингсли. Она в ответ кивнула головой, давая понять, что всё в порядке, и они направились к остальным.

Вновь воцарилось продолжительное молчание. Последние лучи заходящего солнца быстро поднимались по стенам вверх, погружая всё вокруг в вечерний сумрак. Уже включилось освещение аэропорта, из-за чего ещё больше казалось, что за окном стемнело. О недавних жарких лучах солнца сейчас только напоминали где-то там, на горизонте, окрашенные в ярко-бордовые с фиолетовым отливом отрывистые облака. Стеклянная стена, обрамлявшая весь первый этаж, отдельными бликами отражала зажжённые сигнальные огни. И вот, во всей этой атмосфере пребывали наши путешественники, не говоря ни слова, даже не поднимая глаз, в направлении друг друга, лишь изредка всматриваясь в информационное табло, в надежде увидеть там столь долгожданную надпись.

Аэропорт уже порядком опустел, отчего уровень шума тоже снизился, и благодаря этому обстоятельству привлекла к своей персоне вновь вошедшая женщина. На вид ей было лет 45, может чуть больше, по крайней мере, по её внешнему виду трудно точно сказать, сколько ей на самом деле, так как видно, что она за собой очень хорошо следила. Она шла за пареньком, по-видимому, нёсшим её сумки. Нёсшим здесь будет не совсем уместно сказано – он из последних сил волочил всё её богатство, которое другой человек и за всю жизнь не сумеет собрать, не то, что брать с собой в поездку.

– … да ещё и вымокла из-за тебя… – послышался недовольный голос, адресованный юноше с сумками.

Но ни одно язвительное слово не заставило дрогнуть ни единой мышцы его лица, может быть он был так поглощён ношей, что не слышал её слов, может быть воспитание и трудовая политика говорили, что не стоит идти на конфликт, а может быть и то и другое. В любом случае дойдя до стульев, он с большой радостью, аккуратно поставил вещи на пол и устало вытянул занемевшие руки. Женщина без устали продолжавшая его поучать продолжала:

– Ну и что ты остановился? Я и так много времени потеряла из-за тебя, ещё этот дождь…

– Я же Вам говорил, что все рейсы отменили ещё час назад. – стараясь не выдавать своей досады, ответил её лакей.

– Рейсы меня не волнуют, – она быстрым движением помахала перед его лицом яркой бумажкой, – у меня специальный самолёт…

– Но в такую погоду никакие самолёты не будут взлетать, даже специальные. – не дав закончить предложение, вклинился юноша.

По всей видимости, её это очень сильно задело, не столько его правота, сколько его противоречие её словам, отчего её глаза быстро округлились, а узкие губы сжались от напряжения.

Несложно догадаться, чем бы всё это закончилось, если бы на помощь юноше не пришёл Хоуп, который, как и все следил за развитием этой истории от самых дверей. Хоуп, может быть и не стал бы вмешиваться, если бы не видел, как разрывалась Элизабет,? она, та, которая не может безучастно стоять в стороне, на лице которой читалась надпись «мир и доброта» на всех языках мира, но с другой стороны она боялась снова получить моральную пощёчину, как в недавнее время, оттого две её противоречивые натуры сейчас терзали разум юной девушки, в надежде найти выход из этого замкнутого круга…

Хоуп, видя всё это и понимая её чувства, решил снять этот груз с её хрупких плеч и попытаться разрешить эту ситуацию с меньшей кровью, чем это будет.

– А он прав, – вклинился Хоуп, – мы здесь тоже все со специальными билетами, только…

Хоуп немного призадумался, подбирая правильные слова. Видя её мокрый вид, он кинул беглый взгляд за неё, на улицу, где на стеклянных стенах уже искрились бесчисленные капли дождя.

– … только для погоды это не имеет никакого значения.

Возразить этому и правда было нечего – только выставишь себя дураком, так подумала и эта дама, и проглотила свою досаду, смешанную с гордостью.

– А можно взглянуть на ваш билет? – спросила дама, в надежде, что у Хоупа совсем другой билет.

– Пожалуйста. – он был готов к такому вопросу и поэтому уже успел найти его во внутреннем кармане пиджака.

Небольшая пауза, воцарившаяся над беспокойной дамой, скрупулёзно и тщательно пытавшейся найти отличие в их билетах. Уставший следить за этой комедией Кингсли, сидя на стуле, наклонился вперёд и упёрся предплечьями в колени, он, демонстративно склонив голову, помотал ей из стороны в сторону, после чего заметил, что непогода, которая спутала ему все планы всё же и впрямь имеет место. Сейчас уже довольно сильный дождь разыгрался на улице. Если секунду назад капли падая на стекло, казалось, замирали, в надежде увидеть, чем всё это закончится, впрочем, как и все присутствовавшее здесь, то теперь капли быстро сменяли друг друга. Стекая вниз эти миниатюрные реки, отражали весь свет уличных огней, создавая из обычной воды причудливые узоры на стекле.

– Да… – задумчиво протянула Хоупу его билет. – И впрямь мы летим в одно место… Раз уж у нас билеты на один самолёт, и вы всё ещё здесь, то мне не из-за чего переживать.

Она уже как будто забыла о существовании юноши, столь долго и усердно ждавшего её благодарности в виде звонкой монеты. Но она совершенно беззаботно уже собралась устроиться в кресле, лишь громко кашлянув ему удалось привлечь её внимание.

– А, ты ещё здесь?

– Моя работа ведь на этом закончена?

– Да, можешь идти.

– Но как же на счёт… – юноше, по всей видимости, редко встречались подобные люди, и требовать своё ему было крайне трудно, и поэтому он сделал жест рукой намекающий о деньгах.

– Совсем забыла. – она протянула ему один доллар и с таким выражением лица, будто это она несла все сумки, отвернулась от него.

Парень стоял в недоумении с вытянутой рукой, где среди его больших пальцев терялась из вида его вознаграждение. Недолго думая, Хоуп вложил ему в руку десятку и, хлопнув по плечу, поспешил занять даму, дабы та не увидела, что он сделал:

– Меня, кстати, зовут Стенли, Стенли Хоуп. – он, придерживая её под локоть, увлёк в сторону своих новых знакомых.

– Я знаю. – совершенно спокойно ответила та и высвободилась из его рук.

Небольшое недоумение появилось на лице Хоупа, но прежде чем он смог его озвучить дама продолжила:

– Билет – в нём всё написано.

Пара мгновений потребовалось Хоупу, чтобы переварить полученную информацию, после чего он разразился оглушительным смехом, немного испугавший стоящую рядом даму.

– Я-то уж было подумал… – не с первого раза проговорил Хоуп.

Не став вдаваться в подробности, что же именно он подумал, дама, поправляя свои шёлковые перчатки, цвета осенней листвы, ответила:

– Думаю, вы ждёте, чтобы и я назвала своё имя.

– Это вовсе необязательно, хотя зная имя, то было бы проще с Вами разговаривать.

– Жаклин Уайт. – единственные два сухих слова, которые произнесла она в ответ на распинания Хоупа.

Жаклин проведя руками вдоль своего пальто уже присаживалась, но только она хотела устало выдохнуть и дать отдых своим ногам, как подскочила с невероятной скоростью.

– Боже, что это?! – она не давая и доли секунды на разъяснения, столь же быстрым движением что-то смахнула со своего сидения.

Сидевший рядом парень с огромной досадой в глазах встал на колени на пол и принялся собирать, то, что с диким визгом смахнула Жаклин.

Данное событие многих заставило повыскакивать со своих мест, даже Майкл Кингсли, доселе сидевший молча и отрешённо смотря на дождь, сейчас повернул голову в сторону произошедшего.

– Господи, – вновь зазвучал взволнованный голос Жаклин. – Что это было?

– С Вами всё в порядке? – поинтересовался, стоявший ближе всех, Хоуп, но его слова сейчас были сказаны в пустоту.

– Эт-то всего лишь мой п-плеер. – слегка заикаясь, сказал юноша, не поднимая глаз.

Он сейчас безуспешно соединял разлетевшееся на кусочки своё устройство.

– Оно меня до чёртиков испугало!

– Вообще-т-то это я дол-лжен возмущаться – это вы сломали мой плеер!

– Я в этом не виновата. – начала оправдываться Жаклин, всё с той же громкостью, но слегка поумерив скорость речи.

– Ты мог сесть в любом другом месте и не разбрасывать свои плееры повсюду.

– П-почему я должен ещё где-то с-сидеть, если я леч-чу в то же место, что и все?

– Ты тоже летишь туда, но откуда ты знаешь куда летим мы? – Брайан, наклоняясь, подал ему одну деталь, отлетевшую к его ногам.

– Это не сложно, если т-ты пришёл раньше всех и был с-свидетелем всего, что здесь проис-сходило.

– Но почему ты тихо за нами наблюдал и молчал?

– Да в-видели бы вы себя со с-стороны, – взяв все детали, он выпрямился, – между в-вами такое напряжение, что его м-можно ножом резать, а я не особо х-хочу это испытывать, поэтому мне было проще с-слушать музыку.

Когда парень встал, в глаза сразу бросилось, то насколько высок он был. Даже не высок – ростом он был чуть ниже Брайана, но его худоба делала его визуально выше. Ничем не примечательное лицо парня, преодолевшего не так давно двадцатилие или только собиравшегося это сделать, никак его не характеризовало и не выделяло из общей толпы. Синие джинсы и синяя толстовка с капюшоном. Пара белых, уже не нужных, шнурков от наушников болтались у него на шее.

– Полагаю Вы правы, – продолжил Брайан, поднимаясь вслед за ним, – но думаю, мы вправе узнать и Ваше имя, раз наши уже известны.

– Меня зовут Колин Янг.

– Похоже, теперь всё в сборе. – заговорила Элизабет. – Предлагаю всем нам забыть обо всех этих небольших инцидентах и узнать друг друга получше.

Голос Элизабет звучал как всегда задорно, он был преисполнен уверенности в необходимости всем сблизиться. Только, похоже, не все разделяли её точку зрения.

– Что вы имеете в виду? – выразила общее недоумение Жаклин.

– Колин правильно заметил, что мы чужие люди и возможно, на некоторое время наши жизни объединятся. – Элизабет сжала свой билет. – Поэтому, почему бы нам не поделиться хотя бы тем, как нам достались эти билеты?

Непродолжительная игра в переглядки и молчание давали зелёный свет идеи Элизабет, отчего та не дожидаясь, пока хоть кто-нибудь одобрит или возразит ей, продолжила:

– Думаю, будет справедливо начать мне, раз уж это моя идея…

Ничего другого остальным не оставалась, как сесть и выслушать её рассказ.

Жаклин Уайт сидела почти с краю у прохода, возле неё сидел всё на том же месте Колин Янг, безуспешно пытавшийся наладить свой плеер, то и дело что-то в нём нажимая и прислоняя его к уху. Брайан Моррис, Стенли Хоуп и Мэридит Стоун устроились на переднем ряду, предварительно развернув стулья в обратную сторону.



Читать бесплатно другие книги:

Яша и Серега учат гурзуфцев магическому слову, затем принимают участие в обряде похорон. Один из символов вдруг оживает,...
Яша и Серега переживают эротические приключения, в то же время, продолжают свое бесконечное путешествие. Удача не всегда...
Рипли Тодд – помощница шерифа на маленьком острове в Атлантике – живет спокойной, размеренной жизнью, отвергая любовь и ...
Павел Сурков – московский писатель, автор книг стихов «Линия жизни» и «Весна проходит стороной». «Травелог» – третья поэ...
Нелл Ченнинг приехала на остров Трех Сестер, чтобы скрыться от жестокого мужа. Но даже вдали от него, посреди бескрайней...
Наверняка ты любишь смотреть мультики, или играть в компьютерные игры. Но попасть в настоящий волшебный мир можно, тольк...