Полдень, XXI век (май 2010) - Коллектив авторов

Полдень, XXI век (май 2010)
Коллектив авторов


Альманах Бориса Стругацкого «Полдень, XXI век» #65
В номер включены фантастические произведения: «Юрьев день» А.Гребенникова, Г.Прашкевича (окончание), "Ботанический сад" Ю.Иванова, "Воин: последний подвиг, или Сказ о простом человеке" А.Конышева, "Гимн уходящим" Ю.Зонис, "Активатор" С.Карлика, "Вторая фаза" А.Голубева.





Альманах Бориса Стругацкого

Полдень XXI век, май (65), 2010





Памяти товарища


Ушел Дима Горчев, писатель и художник, наш друг и сотрудник. Ушел неожиданно, совсем молодым. Ему было 46 лет.

Чуть более десяти лет назад он переехал в Питер из Казахстана, где родился, и стал работать в издательстве «Геликон Плюс» главным художником. Когда издательство затеяло издавать журнал Бориса Стругацкого «Полдень, XXI век», Дима стал его художественным редактором, и первые пять лет журнал выходил в обложках, которые рисовал Горчев. При этом он был в числе иллюстраторов каждого номера.

Попутно выходили небольшими тиражами его книги, росло число читателей, а потом пришла настоящая слава в Интернете, где число поклонников Горчева измеряется десятками тысяч. Его короткие рассказы, притчи, байки, фантазии обладают удивительным свойством вызывать смех сквозь невидимые миру слезы, по Гоголю, чьим верным последователем был Горчев. И так же, как его великий учитель, Горчев оставил чудесные образцы русского языка во всей его полноте и народности.

Его любили. Его смерть вызвала настоящий шок, достаточно заглянуть в последнюю запись его Живого Журнала (dimkin.livejournal.com), которую он сделал за день до смерти, и в комментарии к ней потрясенных его смертью читателей.

Прощай, Дима! Нам будет тебя не хватать.

Редакция альманаха




1

Истории, Образы, Фантазии





Геннадий Прашкевич, Алексей Гребенников «Юрьев день»

Повесть, окончание





Краткое содержание начала повести Г. Прашкевича и А. Гребенникова «Юрьев день»


Что-то удивительное происходит в мире.[1]

Похоже, Луна поменяла орбиту. Нарушился цикл приливов и отливов, магнитное поле Земли резко меняется, суда сбиваются с курса. В США полностью отменили паспортную систему. Потом примеру американцев последовала Европа…

В такое время герой повести вместе с соавтором Алексом собрался полететь из родного Новосибирска в Париж – сочинять книгу. Однако маршрут пришлось сменить еще по дороге в аэропорт. Об этом попросил Алекса старый приятель майор Мухин, следователь, у которого пропала снайперская винтовка, зафиксированная среди вещдоков и похищенная при необъяснимых обстоятельствах. К счастью, винтовка помечена радиомаячком, а потому маршрут похитителя можно проследить.

По его следам и отправляются герои повести…

Между тем становится известно о странных смертях физиков, работавших в научно-исследовательском центре Европейского совета ядерных исследований с адронным коллайдером. Скандально-популярный журналист Буковский, отправленный за проколы в работе в длительный неоплачиваемый отпуск, весьма заинтересован в расследовании этого дела. Одним из оставшихся в живых оказывается новосибирский ученый Валькович, встретиться с которым и хочет Буковский. Обеспечением безопасности ученого занимается генерал Седов, с дочерью которого Кариной пытается познакомиться через свою (и ее) подругу Аню журналист. Однако Карина, несмотря на неожиданно объявленное закрытие государственной границы, улетела в Корею. А Буковский обнаруживает, что дома его ждет засада. Он решает пересидеть неприятности за пределами города и отправляется вместе с Аней в район Чемальской ГЭС, где поселяется в местной гостинице «Дарьин сад».

К этому времени здесь оказываются и искатели похищенной винтовки-вещдока, уже совсем озадаченные происходящими в глобальном мире (да и непосредственно вокруг них самих) странностями.

А потом в гостинице объявляется и вроде бы улетевшая в Корею генеральская дочка Карина Седова…




Иллюминация для принцессы


Кукушку не спугнул даже вертолет, зависший утром над набережной.

Солнце вставало. Толкнулся в дверь Алекс.

– Никаких новостей. И майор молчит. Может, повинился перед начальством.

Он поднял палец, и мы вдруг услышали голоса. Под балконом. Строители, наверное.

Я даже подумал: утренняя планерка. Но нет, строителей интересовали более общие вопросы. Видимо, уже прослышали о массовых самоубийствах китов у южных берегов Австралии. Кто-то по-русски, но с акцентом спрашивал, есть ли у кита, ну, эта штука… ну, вы сами догадываетесь… Женский, неуловимо знакомый голос утверждал, что она точно не знает, как там у китов, а вот у дельфинов эта штука точно есть. Потому и лезут к людям, особенно к молодым девушкам.

– Почему только у дельфинов-то?

– Потому что они млекопитающие.

– Да ну, – возразил третий. – Они в воде живут – значит, рыбы. А зачем рыбам архитектурные излишества?

– Да затем, что дельфины – единственные твари, кроме человека, которые занимаются любовью для удовольствия. А про китов я такого не слышала. Хотя они тоже не рыбы.

– А кто?

– Млекопитающие.

– Странно. Ты, Анна, тоже млекопитающая, а разве у тебя эта штука есть?

Они там приглушенно засмеялись. «Девушки недостойны звания млекопитающего».

Оказывается, с рабочими Анара спорила Аня. Скромница, умница, и гороскоп у нее с утра лег удачно. Настоящая принцесса. Не боялась опускаться до народа. Пожаловалась, что по телику все время говорят про Луну, а она Луну уже три месяца не видела.

– Мне ночью Колесников звонил, – сообщила она как-то без особой связи с Луной и с млекопитающими. Наверное, Анар стоял рядом. – Один мой бывший. Ну, одноклассник. Сказал, скучает…

– Как млекопитающее, – уточнил кто-то.

Анна засмеялась вместе со всеми: дразнила Анара.

Неважно, что ее саму только что лишили звания млекопитающего, разговаривала она с людьми смело. Например, предположила, что гастарбайтеры тоже. ну в какой-то степени. не млекопитающие… Им же не разрешается то, что разрешается дельфинам…

– А монголы – млекопитающие?

– Откуда такие недостойные сомнения?

– А я только что из Монголии.

– Граница же закрыта.

– Да ну. Я только что вернулся из Монголии. Возил монголам рис по договору. Когда уезжал, мне сказали, что граница закрыта и очередь будто бы от самого Кош-Агача. А мне что? Рис в сухом воздухе не портится. Поехал. В степи пусто. Везде пусто. И на пропускном пункте пусто, никаких очередей. Ну, думаю, всех разогнали по домам и мне надо возвращаться, а погранец в зеленой форме кричит: «Проезжай!» Я газ выжал, но стою, сцепление не отпускаю. Мы ученые, мы знаем, когда дергаться. А погранец кричит: «Проезжай!» Вот, думаю, задачка: не двинусь с места – накажет, а двинусь – накажет вдвойне. А погранец разоряется: «Проезжай!» И монголы с той стороны машут, рису хотят. Ноги короткие, кривые, уверенные. Ну я и поехал. Довез рис до склада, разгрузился. Эх, Монголия, кругом степи. Табун лошадей видел, аж до самого горизонта, в нашу сторону движется.



Мы с Алексом вышли на балкон.

Веяло чудесной прохладой, чистотой, уверенностью прозрачного воздуха. Сосны и лиственницы взбегали по склонам, волшебно отсвечивала река – черной гладью и серебром. Бормотала про Луну, которую никто уже несколько месяцев не видел. Только в таком месте и можно найти сбежавший вещдок или подброшенного ребенка. «Коля чепоков кумандинец помогите родился в январе». Бывшие жены Анара перекликались в комнатах первого этажа, такой негромкий птичий базар. А на западной террасе вели жаркий спор выпестыши. Венька, Якунька, Кланька и Чан. «Подохнет ведь», – жалела Кланька кукушку. «Да почему подохнет?» – не верил Якунька. «Она кукует, а ей жрать надо», – сурово по-русски сказал Чан. «Ну покукует и полетит червяков искать». – «Нет, теперь не полетит. Теперь никуда больше не полетит». – «Да почему это?» – «Она чокнулась».

А внизу, невидимые, разогнав гастарбайтеров, Аня и Анар обсуждали то, что в мире случилось за ночь. Закрыли границы ЮАР, Бельгия, Нидерланды, Япония. Вокруг России границы везде замкнулись. Шофер, ездивший в Монголию, или пьян был, или не разбирался в границах. Не летали самолеты. Поезда и автомобили выстраивались в многокилометровые линии у таможенных пунктов. В столицах и в приграничных пунктах кипели демонстрации, пока, к счастью, без насилия.

– А в буфете, – сказал Анар, – микроволновка заговорила.

– Ой, ты чего! – испугалась Аня. – Человеческим голосом?

– А других у микроволновок быть не может, они людьми изготовлены.

– Ага, – согласилась Аня. Чувствовалось, что она испугана. Зато я несколько успокоился. Раз микроволновка заговорила, значит, и мой мини-бар мог каким-то образом излучать новости.

– Теперь вести можно слушать, не включая телевизора, – сказал внизу Анар.

– Ты здорово на этом сэкономишь! – обрадовалась Аня.

– Но ты особенного значения всему этому не придавай, – предупредил Анар. – Тут у нас всегда так. Алтай – место чудес. Это для тебя место, Аня. В пазырыкское время тут тоже всякое бывало. Видела на плече принцессы Укока волшебных олешков? Они красивые. Как на твоем плече. Мне шаман говорил.

– Ой, что шаман говорил?

– Да это неважно.

– Нет, ты скажи.

– Ну он всякое говорил.

– Нет, Анар, ты скажи, скажи!

– Ну нес всякое… Говорил, что принцессу Укока встречу…

– Ты что, Анар? – испугалась Аня. – Она же селькупка!

– Ты только алтайцам такого не скажи.

– Ой, – испугалась Аня и на кукушку: – Икота, икота, перейди на Федота, с Федота на Якова, а с Якова на всякого. – Но это не помогло.

Я с наслаждением потянулся. В небе плыли нежные облака, медленные долгие караваны.

– Мне в детстве хотелось прыгать по таким облакам, – донесся снизу голос Анара.

– А я люблю смотреть на облака с самолета, – отозвалась Аня. – Они как снежные.

– Ну ладно, пусть снежные… – К моему изумлению, Анар не проявлял свойственную ему твердость. – Ты, Аня, – оказывается, они уже перешли на ты, – могла все это видеть в пазырыкское время.

Я обалдел. Неужели они всерьез? Но Аню ничто не смущало.

– Мне почему-то кажется, что никто теперь уже никогда не умрет, Анар, – произнесла она счастливым голосом. – Вот Буковский говорит, что все умрут, что долго ни один долгожитель не протянет, только мучиться будут. Он всех реднеками называет, красношеими. По-английски это что-то вроде крестьян. Буковский говорит, что даже все твои бывшие жены умрут, – зачем-то вставила Аня, видимо, чтобы Анар все-таки не забывался. – А ты как считаешь?

– Хочешь, я прямо сегодня выгоню Буковского?

– Ты что? Куда ему идти, Анар? У него же никого нет! – и спросила: – Анар, я не понимаю.



Читать бесплатно другие книги:

Имя великого датского писателя-сказочника X.К.Андерсена известно всем с детства. В своих сказках он создал целый мир, в ...
Миллиардер Уильям Прайс способен купить ученых, разведчиков, киллеров… Но разные, зачастую не знающие о существовании др...
Система навыков ДЭИР (Дальнейшего ЭнергоИнформационного Развития) – целостная практическая система достижения гармонии и...
Основу книги составляет подробное рассмотрение установки, настройки и использования программного обеспечения – приложени...
Книга посвящена синтезу и обработке звука на компьютере. В качестве основного инструмента для обработки звука предлагает...
Подробно рассматриваются аспекты использования Интернета в качестве посредника между вами и работодателями, а также все ...