Ведьма Страны Туманов - Шипулина Тоня

Ведьма Страны Туманов
Тоня Шипулина


Шляпа волшебника
Юсинь кажется, что в её обычной жизни нет места чудесам, но, когда в их маленьком городке появляются таинственные птицы с тяжёлыми острыми клювами, она понимает, что ошибалась.

Вскоре после появления крылаток девочка попадает в Страну Туманов. В мир, где обитают заблудившиеся души и могущественные духи, где живёт властная ведьма Урсула.





Тоня Шипулина

Ведьма Страны Туманов



© Антонина Шипулина, текст, ил., 2014

© Любовь Елфимова, иллюстрация на обложке, 2014

© ООО «Издательство АСТ», 2014



Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.



© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru (http://www.litres.ru/))


* * *


Посвящается моей бабушке – талантливой, трудолюбивой и заботливой.

Бабушке, которая всегда поддерживает меня в сложные жизненные моменты.

Бабушке, чьё чудесное имя Ия в переводе с грузинского означает «фиалка».

Бабушке, которую друзья и близкие ласково зовут Юсей – так же, как я назвала героиню этой книги…







Пролог


Серая птица, с чёрным тяжёлым клювом, целилась женщине в шею, на которой поблёскивала золотая цепочка.

«Понравилась-понравилась!» – прошипела крылатка и спикировала с ветки дуба.

«И нам понравилась!» – крикнули другие серые птицы, свисающие с деревьев гроздьями, словно летучие мыши в гроте далёкой пещеры.







* * * *

Женщина шла торопливо, постоянно оглядываясь. В руках у неё был свёрток, который она нежно и крепко прижимала к себе. Ей оставалось всего лишь обойти кусты физалиса, бесстыдно краснеющие в тумане сырой бесцветной ночи, и она оказалась бы дома. Ей нужно было прокрасться туда неслышно, чтобы муж не догадался о том, что его жена и новорожденная дочка отсутствовали несколько часов. Женщина уже приблизилась к покосившемуся бревенчатому домику и потянулась к дверной ручке, когда в глаза вдруг хлынул яркий свет. На пороге стоял высокий лысый мужчина с багровым от злости лицом.

– Ты где была? – спросил он, сжав и без того тонкие губы. – Что, к ведьме бегала, да?

Стараясь не смотреть мужу в глаза, женщина помотала головой:

– Нет, я погулять вышла возле дома: Настя уснуть не могла, плакала.

– Да что ты врёшь мне? – повысил голос мужчина и ткнул жену красным толстым пальцем в грудь. – Где цепочка твоя? Ведьме за услугу небось отдала?

Женщина вздрогнула и коснулась рукой шеи. Цепочки не было…




Убежище


Юсинь два раза хлопнула в ладоши и, услышав в ответ пароль – мяуканье, толкнула деревянную дверь. С высокомерным скрипом, словно раздумывая, пропускать ли ей девочку, та неспешно отъехала в сторону. Свет от телевизора, как всегда, делал предметы чердака загадочными и немного пугающими. Пленница телевизора (сегодня это была молодая темноволосая барышня в строгом костюме) приторно-радостным тоном рассказывала что-то про английскую принцессу. То ли та ждала ребёнка, то ли не ждала, но собиралась его завести – Юся с ходу не разобралась.

В неказистом кресле, склонившись над книгой, сидел мальчик лет четырнадцати. Когда Юсинь вошла, он поднял голову и улыбнулся.

– Мяу тебе, друг мой! Как добралась, без приключений? – спросил мальчик, закрыв книгу.

– С-смотря что ты по-понимаешь под п-приключениями, – улыбнулась Юсинь в ответ, и её нос почему-то порозовел.

– Эх, наши с тобой приключения больше походят на мучения, – мальчик небрежно убрал со лба русую прядь волос, – птицы, похоже, становятся с каждым днём всё злее. Ты сумела пробраться сквозь них без потерь?

– На-на этот раз д-да, – Юся опустилась на чемоданообразный пуфик рядом с ненадёжной башней из книжек, наборов открыток и потрёпанных журналов. – Жаль было ра-расставаться со второй парой е-единственных в моей жи-жизни серёжек. И поэтому я ре-решила больше их не на-надевать.

– Мудрое решение, – подмигнул мальчик. – В прошлый раз эта серая дура чуть не откусила тебе мочку, пытаясь сорвать побрякушку.

– Это не по… не по-побря… – Юсинь почувствовала, как знакомая невидимая рука сдавливает горло и не даёт воздуху выйти наружу. В голове у девочки тут же зазвучал голос матери: «Успокойся и говори внятно!», «Возьми вдох! Представь, что ты поёшь!», «Юсинь, ну что ты вся трясёшься, когда это уже закончится?»

К сожалению, после подобных замечаний закончить фразу становилось ещё сложнее. Юсинь давно догадалась: с каждой попыткой задушить заикание «подушкой спокойствия» оно, словно бы в отместку, набиралось новых сил, и девочка начинала запинаться сильнее прежнего.

– Конечно, это не побрякушка, – сказал мальчик мягко и добавил: – Я просто пошутил.

Юсинь, наконец, смогла выдохнуть застрявший в горле воздух. Лишь с Милькой она ощущала себя не трусливой «заикой», а самой обычной девочкой. Он будто и не замечал, что подруга разговаривает повторяя первые звуки или целые слоги слов. Когда же Юсинь, рассказывая о чём-нибудь особенно её взволновавшем, начинала давиться воздухом в попытке закончить слово, Милька договаривал фразу за неё. Делал он это так просто, что девочке казалось, словно она сама сказала всё, что хотела сказать.

– Знаешь, мне се-сегодня в голову при-пришла странная мы-мысль, – сказала Юся. – Может, нам ну-нужно проследить за пти-птицами?

– В каком смысле? – удивился Милька. – Они же просто сидят на деревьях, чешут друг другу перья, гогочут – фу, как обезьяны! Чего за ними следить-то?

– Но мы же ни-никогда не видели, ку-куда они ис-с-счезают ночью! – Юсин кончик носа снова порозовел. Обидно – как непросто ей даются сложные слова.

– Как куда? Они там же и сидят… – Похоже, мальчик категорически не понимал, о чём говорила подруга.

– Они у-уже не все вместе си-сидят… Ра-разве ты не за-замечал?

Юсинь подошла к стопке старых открыток, взяла первую попавшуюся – на ней был улыбающийся кот и надпись: «Твой мурлыка!» Девочка повертела картонку в руках и со вздохом положила на место.

– А вообще, з-знаешь, Милька, я не мо-могу здесь бо-больше прятаться…

Мальчик встал с кресла, вернул книжной башне одну из её прочитанных жительниц и с непонятным выражением посмотрел на Юсю.

У неё было полноватое веснушчатое лицо, оттопыренные уши, зелёные, слегка навыкате глаза и тыквенного цвета волосы, собранные в пучок на макушке. Губы были такими же тонкими, как у отца, а нос таким же курносым, как у матери.

– Что-то случилось? – Мальчик подошёл совсем близко. – Опять папа обидел?

Юсинь опустила голову – и не потому, что Милька, как всегда, был прав, а потому, что не хотела, чтобы он увидел, как сильно она покраснела.

В последнее время подобное происходило всё чаще. Девочка даже всерьёз собиралась хорошенько загореть для маскировки. Желательно – до точно такого же цвета, какой разливался по её щекам при каждом Милькином приближении…


* * *

Пожалуй, влюблённость Юси была неизбежна.

Милий – добрый, умный, сердечный, да к тому же единственный мальчик в их провинциальном городке (больше напоминающем деревню), чьё имя так же, как и имя Юсинь, вызывало у всех недоумённую улыбку. Среди Насть, Жень, Кать, Саш имена двух друзей казались инопланетно-странными. Хотя логику матери Милия, назвавшего так сына под натиском чувств, нахлынувших тогда, когда она впервые увидела милое сморщенное личико своего только что появившегося на свет ребёнка, ещё можно понять. Но логику матери Юсинь, выбравшей для своей рыжеволосой и зеленоглазой дочки какое-то китайско-японское имя, постичь было невозможно.

Обычно, когда женщину спрашивали: «Что за странное имя у девочки?» – она отвечала: «Буква «Ю» – моя самая любимая в алфавите, а «синь» – как синее небо». Такое объяснение вызвало много пересудов – и мать Юсинь, вскоре после того, как она нарекла дочку совершенно нерусским именем, за глаза стали называть сумасшедшей… К тому же случалось, что она отвечала невпопад на самые простые вопросы или могла одеться нарочито неряшливо, когда шла по улице… Пугалась каждого звука, а ещё подолгу смотрела в пустоту, словно хотела разглядеть там что-то недоступное человеческому глазу.

«Милька, как же мы дальше будем с тобой дружить?» – подумала Юсинь и украдкой взглянула на банку, стоявшую у окна. В ней вяло барахталась крупная лягушка. Юся тотчас вспомнила момент, когда поняла, что влюбилась.


* * *

Они сидели с Милькой у большой мутно-зелёной лужи и ловили головастиков. Удобнее всего это было делать детским пластмассовым ситечком, но на этот раз, отправляясь в лес погулять, друзья забыли его взять. Ловля скользкой мелочи превратилась в настоящий аттракцион. Шустрые головастики утекали сквозь пальцы – они извивались и так умело двигали своими миниатюрными хвостами, что ни одного из них не возможно было удержать дольше секунды. Юсинь смеялась легко и громко, как не смеялась, наверное, несколько недель, а может быть, даже месяцев. Забава под названием «Поймай головастика – вырасти лягушку» обычно нравилась Юсе не настолько, чтобы умирать со смеху, но в тот день в лесу было море весеннего света и пахло какой-то непостижимой радостью…

– Я поймал! – крикнул Милька и показал подруге плотно стиснутый кулак.

– Ты же его се-сейчас ра-раздавишь! – возмутилась Юсинь. – А н-н-ну отдай мне!

– Пожалуйста! Только если он снова выскользнет – чур, я не виноват.








Милька взял Юсину правую руку, вытянул перед собой и, аккуратно вылив в раскрытую ладошку Юсинь извивающегося головастика, тут же закрыл её своими ладошками. Девочка вздрогнула. Несмотря на то что она знала Мильку столько, сколько себя помнила, они никогда не держались за руки, не обнимались, и вообще!.. Они ведь просто – лучшие ДРУЗЬЯ!

Юсинь посмотрела на друга – он был слишком мил даже для своего милого имени – густые, изогнутые брови, несколько родинок на левой щеке, крупный, но благородный нос и чуть вьющиеся русые волосы.

– Ты чего замерла? – спросил Милька, по-прежнему не выпуская руку девочки из своих ладоней. Юся опустила голову, потому что её щёки тогда впервые обожгло красным…

«Хорошо, что ты сразу ни о чём не догадался. Хорошо, что ты не догадываешься ни о чём и сейчас…» – подумала Юсинь и вернулась из своего волнующего воспоминания на чердак заброшенного дома в самой глубине леса – в их тайную с Милькой «избу-читальню».


* * *

– Так, значит, тебя всё-таки папа обидел? – переспросил мальчик и в ожидании ответа отошёл на несколько шагов назад, к занавешенному тёмной пыльной тканью окну.

Здесь, на подоконнике, на стопке книг стояла банка с тем самым головастиком, с которого и начала пробуждаться Юськина любовь. Конечно, теперь это был уже не головастик, а большая прожорливая и ленивая лягушка – для неё друзья отловили почти всех жирных мух в округе.

– Нет, се-сегодня он меня не о-обижал, – сказала, наконец, Юсинь. – Да и т-ты же знаешь, что он, если и о-обижает, то не на-нарочно. У него просто ха-характер сложный… – Юся заметно нервничала. – В общем, д-дело не в папе, че-честно…

– Тогда в чём же?

– Я не могу бо-больше маму об-бманывать… Ей всё хуже, она у-уже вставать со-совсем перестала. Всё с-спрашивает меня, ку-куда я ухожу, а я в-вру, что к Оле в со-соседний дом хожу. Если она уз-знает, что я так да-далеко убегаю, д-да ещё туда, где к-крылаток много, она меня бо-больше вообще ни-никуда не выпустит… – Голос Юсинь дрожал. Девочке показалось, что она ещё никогда не прилагала столько усилий, чтобы, во-первых, не заплакать, а во-вторых, произнести такую длинную фразу на одном дыхании.

Милька молчал. Он хотел было запротестовать, напомнить Юсе, что этот дом – это их секретное место, где они могут спокойно разговаривать обо всём на свете, читать книги и журналы, строить догадки о появлении зловредных таинственных птиц… Но пока он подыскивал убедительные слова, Юсинь вдруг стремительно выбежала из комнаты, оставив Мильку в полной растерянности.




Угощение


На улице Юсинь быстро вытерла рукавом слёзы, опустилась на колени у порога дома и, отодвинув одну возмущённо-скрипучую деревяшку, вытащила свою самую большую драгоценность – толстый блокнот, в котором хранились её зарисовки почти за три года.

На страничках в клеточку были изображены и она, и Милька, и её кошка с собакой, и банка с ленивой лягушкой, и всякие мелочи, вроде любимых серёжек или найденного сорочьего пера, и главные герои любимых Юсиных книг, и даже одна особенно крупная серая крылатка, за которой девочка недавно подглядывала.

Юсинь погладила шершавую обложку. Хоть она и не может понравиться Мильке из-за того, что заикается, но ей всё равно есть чем гордиться: ведь никто в городе не рисует так же хорошо, как она.

Юся давно хотела показать блокнот Мильке, но почти на каждой страничке, где был изображён её друг, рядом непременно красовались сентиментальные сердечки. Юсинь просто не могла удержаться от того, чтобы не выводить их возле Милькиного лица. Недавно она придумала замазать их белой гуашью или специальным «штрихом», но пока не успела этого сделать.

Юся представила себе, как было бы здорово, если бы Милька однажды, увидев блокнотные зарисовки, сказал что-то вроде: «Это потрясающе! Пусть ты заикаешься, но ты такая талантливая и особенная, что я только что понял, что всегда любил тебя!»

Девочка улыбнулась наивной смелости собственных мыслей и уже собралась подняться с колен, чтобы поскорее покинуть это опасное (по мнению мамы) место, как вдруг ей показалось, что она слышит чей-то шёпот.

Первым делом Юсинь посмотрела на деревья: крылатки обыкновенно не набрасывались на людей у самого их жилища – они атаковали путников на тропинках, между деревьями. К тому же гадкие птицы обычно или кричали, как мартышки, или шипели, как змеи, или смеялись, как гиены. Никогда ещё Юся не слышала, чтобы они… шептались.

Но крылаток на деревьях не было. Ни одной. Юся почувствовала, как её спина, ноги и плечи покрываются мурашками страха.

За последние несколько месяцев странные птицы, не похожие ни на один известный науке вид, никогда не покидали своей излюбленной дубовой рощи. По крайней мере Юсинь, бывающая в этой части леса почти каждый день, такого ещё не наблюдала.

Странный шёпот становился всё более разборчивым – девочке показалось, что она даже услышала слово «рыжая».

Юсинь обернулась и с опаской поглядела на входную дверь. А вдруг это Милька решил вернуть Юсю и зло подшутить над ней? Она вспомнила, как когда-то давно призналась другу, что вылечить заикание, скорее всего, не удастся, а Милька весело предложил Юсе «хорошенько её испугать».

– Рыжая, рыжая-я-я… – снова послышалось так же тихо, но уже совсем отчетливо.

– Кто т-тут? – спросила Юсинь и прижала к себе блокнот.

– Как тебя зовут, рыжая? – Теперь, когда вопрос прозвучал совершенно ясно, девочка окончательно убедилась, что голос принадлежал не Мильке. Да и не мог он быть настолько жестоким, чтобы разыгрывать подругу, после того как она убежала от него в слезах.

– Меня зо-зовут Юсинь, – девочка, наконец, несмело поднялась, отряхнула коленки и, словно в замедленной съёмке, сделала несколько шагов вперёд. – Я вас не ви-вижу, кто в-вы?

– Я совсем рядом, подойди чуть ближе, – в голосе, хотя он был тихим и довольно приятным, всё же была твёрдость, словно вынуждавшая подчиняться.

Юсинь нестерпимо захотелось броситься прочь, подальше от леса, от их с Милькой тайного домика (да и от самого Мильки, который почему-то не решился вернуть Юсю, чтобы успокоить её или хотя бы проводить до дома). Но она в ужасе поняла, что просто не может пошевелиться: её тело будто закоченело и, хотя сегодняшний вечер не был промозглым, пальцы на руках и ногах сильно замёрзли.

– Юсинь, ты чем-то расстроена? Я хочу угостить тебя пирогом – он такой вкусный, что ты сразу забудешь все свои беды.

Девочка во все глаза смотрела туда, откуда шёл голос, но по-прежнему никого не видела.

– Как же я во-возьму его, если не ви-вижу вас?

– Да вот она я! Ну-ка посмотри направо.

Юсинь быстро повернулась… На расстоянии нескольких шагов от неё стояла невысокая сгорбленная старушка.

Она была вся белая-белая – словно вылепленная из снега. Седые волосы, заплетённые в две жидкие косички, ободок с белыми мелкими розами, выцветшие голубые глаза, бледная кожа и одежда, похожая на ночную рубашку, – всё в этой крошечной бабушке было каким-то нереальным. Она показалась Юсе персонажем из сказки.

– Ну что стоишь? Угощайся! – И старушка протянула Юсинь расписное блюдце, на котором лежал кусочек пирога. Кажется, это была шарлотка из яблок. Пирог был посыпан сахарной пудрой и орехами. Насколько Юся смогла рассмотреть издалека, рядом с шарлоткой лежали ещё и конфеты – то ли мармеладки, то ли карамельки.

– Я вас ни-никогда здесь ра-раньше не ви-видела.

Юся не понимала, как ей следует поступить. В последнее время мама часто расспрашивала дочку о том, не заговаривала ли с ней какая-нибудь незнакомая женщина, и, услышав отрицательный ответ, умоляла дочку сторониться чуть ли не всех, кого девочка не знает по имени. Обычно Юсинь так и делала, и, если не считать того, что она почти каждый вечер убегала из дома в самый опасный участок леса, кишащий крылатками, Юсю можно было бы назвать «послушной».

– Я живу совсем рядом, – решив не дожидаться Юсинь, бабушка сама двинулась девочке навстречу. Её шажки были такими мелкими и быстрыми, что на мгновение Юсе почудилось, что старушка летит. – И часто вижу тебя с твоим другом. Обычно вы возвращаетесь вдвоём. Что же случилось сегодня – поссорились?

– Мы не по-поссорились, м-мы, – не успела Юсинь ответить, как поняла, что незнакомка уже стоит напротив неё, на расстоянии вытянутой руки. – А как ва-вас зовут? – спросила Юся, бесцеремонно разглядывая старушку.

– Ох, я так стара, что уже и не помню этого, Юсинь, – ответила незнакомка и, словно демонстрируя, что угощение безопасно, положила в рот одну конфету с блюдца. – А вот у тебя очень красивое имя. Необычное. Кто тебя так назвал – мама или папа?

– Папа бы-был против этого и-имени, он хо-хотел назвать ме-меня Настей, – девочка чувствовала, что, чем дольше она разговаривает со старушкой, тем более милой она ей кажется. – Это мама п-придумала меня та-так назвать. Ей нравится всё не-необычное…

– Ну так, если сама не хочешь угоститься, может, что-нибудь для мамы возьмёшь? – Незнакомка улыбнулась, приоткрыв в улыбке ровные и белоснежные зубы.

– Пожалуй, во-возьму, – и Юсинь, желая, наконец, покончить с этой заминкой на пути к своему дому, протянула руку к тарелке. – Спасибо, – сказала девочка и, отлепив с горки конфет одну верхнюю, изумрудную мармеладку, начала прощаться: – До с-с-свидания, приятно бы-было по-познако…

Но Юсинь не договорила – ноги внезапно стали такими мягкими и непослушными, что не удержали её. Юся упала на землю, перед глазами всё смешалось в одно большое мутное пятно, блокнот выпал из рук, которые почему-то тоже превратились во что-то пуховое, и лишь голос старушки звучал всё так же отчётливо:

– Ну что ты, золотко, я ведь и готовить-то не умею. Лень мне, понимаешь, лень… – В руках у незнакомки было расписное блюдце, на котором вились дождевые черви и кивсяки-многоножки. По плоскому бурому камню, который только что был «пирогом», ползали жирные чёрные тараканы.

А на безвольной Юсиной ладони лежала зелёная «мармеладка» – клоп-вонючка.







* * *

Лысый мужчина сидел за столом, низко опустив голову. Перед ним стояла миска с варёной картошкой и квашеной капустой. Судя по всему, к еде не притрагивались. Со стороны могло показаться, что мужчина спит, – но собака, лежавшая в ногах у хозяина, знала, что он в большом смятении и не уснёт сегодня до тех пор, пока не решит свою проблему.

– Помогите! – закричал кто-то. – Помогите! Больно, так больно!

Чёрно-белая дворняжка встрепенулась и собралась было поднять лай, но мужчина встал из-за стола и замахнулся на неё кулаком:

– Замолчи, Мика! Мне ещё твоего тявканья не хватало…

Собака сразу утихла и приняла прежнюю умиротворённую позу.








– Уже иду! – крикнул мужчина и уныло зашагал в небольшую душную комнату.

– Что опять случилось? – спросил мужчина и присел на крашеную деревянную табуретку. Настолько миниатюрную, что он обязательно раздавил бы её, не будь она так добротно сделана.

– Мне больно, больно! – простонала женщина.

Она неподвижно лежала на узкой тахте, но её руки и ноги двигались так, будто захотели вдруг жить своей собственной, независимой жизнью. Черты лица женщины были прекрасны, но всклокоченные волосы, потрескавшиеся губы и влажный от пота лоб портили всю красоту.

– Они меня душат, они меня убивают…

– Постарайся успокоиться, постарайся понять, что никого, кроме нас, здесь сейчас нет, – мужчина попробовал взять несчастную за руки и удержать от бессмысленных подпрыгиваний. – Скоро Юся вернётся, скоро она будет рядом…

– Они и её убьют, они и ей сделают больно, – глаза женщины были прикрыты (будто ей и впрямь было нестерпимо больно), а голова непрерывно ёрзала по подушке из стороны в сторону – видимо, от этого волосы и превратились в нераспутываемый клубок.

– Никто Юсинь не тронет, – сказал мужчина таким тоном, что стало ясно – он произносит эти слова не в первый раз. – Никто не причинит ей вреда. Она чудесная девочка, самая лучшая девочка на свете. Вот увидишь, она скоро вернётся и будет с тобой рядом.

Но женщина не слышала своего мужа, она повторяла и повторяла, что ей больно, что её душат и убивают, взывала о помощи и стонала так громко, что казалось, ничто не в силах облегчить её страданий.

– Я не хотел этого делать, – вздохнул мужчина и подошел к тумбочке с большим зеркалом и множеством ящичков. – Врач сказала, что снотворное вызывает привыкание, и тебе лучше обходиться без него. Но сейчас я не вижу другого выхода. Прости меня, но мне придётся сделать тебе укол.

Он вытащил из первого ящика шприц и небольшую коробочку с десятью ампулами. Не обращая внимания на слова мужа, женщина продолжала биться в истерике… Когда тело её под действием лекарства наконец смогло расслабиться, мужчина снова сел на табурет рядом с кроватью. Он погладил жену по взлохмаченным волосам, вытер ладонью пот со лба и расплакался.

– Я так любил тебя, я думал, ты будешь счастлива со мной, я думал, что мои молитвы и вера помогут тебе, я был уверен, что я делаю всё правильно… Я не понимаю, почему так всё произошло. Я и сейчас люблю тебя, скажи мне, как тебе помочь?



Читать бесплатно другие книги:

Информативные ответы на все вопросы курса «История мировых религий» в соответствии с Государственным образовательным ста...
Информативные ответы на все вопросы курса «История культуры» в соответствии с Государственным образовательным стандартом...
Информативные ответы на все вопросы курса « История и теория религий» в соответствии с Государственным образовательным с...
Информативные ответы на все вопросы курса «Информатика и информационные технологии» в соответствии с Государственным обр...
Изложение материала легко усваивается и быстро запоминается....
Павлу, молодому офицеру спецслужб, доверено важное дело: охранять находящегося на отдыхе в Форосе президента СССР Михаил...