Дифференциальная психология - Нартова-Бочавер Софья

Дифференциальная психология
Софья Кимовна Нартова-Бочавер


Книга – одно из первых отечественных пособий по психологии индивидуальных различий. Отражает современные представления об источниках индивидуальных вариаций психики (среде и наследственности), знакомит читателей с классическими и новейшими типологиями индивидуальности. Рассмотрены психологические признаки различной природы (формально-динамические, предметно-содержательные, духовно-мировоззренческие), их взаимодействие и развитие. Хорошо структурированное и оснащенное дидактическим материалом пособие подготавливает студентов у изучению цикла практических и прикладных дисциплин: психодиагностики, консультирования, психотерапии.

Для студентов психолого-педагогических специальностей и всех интересующихся особенностями внутреннего мира человека.





Софья Кимовна Нартова-Бочавер

Дефференциальная психология





Глава 1

Предмет, история и основные направления дифференциальной психологии





Дифференциальная психология как наука


Дифференциальная психология – отрасль науки, изучающая индивидуальные различия психики индивидов и групп людей, а также природу, источники и последствия этих различий. Это наука о закономерностях психического варьирования.

Индивидуализация есть свойство всего живого. Даже допсихические формы жизни обладают значительным спектром различий, правда, различия эти касаются строения и функционирования организмов. А с появлением психики как отражения бытия и ориентировки в нем различия стали затрагивать все формы активности живых существ. Индивидуальные различия психики присущи не только людям, но и всему животному миру, причем нередко внутривидовые различия превосходят межвидовые. Так, например, самая умная крыса может в одной и той же ситуации научения действовать эффективнее, чем самая глупая обезьяна, стоящая выше крысы на эволюционной лестнице. Существуют проявления социального поведения у серых гусей, которые традиционно считались свойственными только людям, пока на них не обратил внимание замечательный этолог К. Лоренц (триумфальный крик, свидетельствующий об избирательности в выборе партнера, случаи супружеской верности на протяжении сорока и более лет, данные о дружбе и ревности среди животных) (1).

С другой стороны, такое свойство человеческого мышления, как способность решать двухфазные задачи (наблюдающееся у приматов, как это было показано экспериментами В. Келера), нередко отсутствует в области интеллекта социального (например, родители, после развода «делящие» право на общение с ребенком, зачастую совершенно теряют способность просчитывать «двухходовку» и таким образом защищать общие интересы). Следовательно, индивидуальные вариации действительно могут перекрывать вариации межгрупповые и межвидовые. То есть человек предстает в первую очередь как индивидуальность.

В каждом человеке есть то, что является общим для всех людей, то, что роднит его с некоторыми из них, и то, что присуще только ему одному. В повседневной жизни мы часто сталкиваемся с явлениями индивидуальных различий, осуществляя житейскую психодиагностику людей, с которыми взаимодействуем. Однако научное знание отличается от ненаучного: наличием неразрешенной проблемы, теорий, которые могут способствовать поиску решения, разработанным понятийным аппаратом и наличием объективных методов регистрации научных фактов, объективностью и степенью обобщенности. Если сравнить научное познание с искусством, которое в той или иной мере открывается каждому человеку, то искусство основано на интуиции и потому субъективно и воздействует эмоционально. Наука отличается и от религии как пути познания человеческой души тем, что религия следует догме и основана на вере, а наука стремится к доказательству и постоянно обновляется, находясь в процессе самоопровержения. Поэтому концепции, некогда признанные ложными, время от времени вновь возвращаются в науку (3, 4).

До недавних пор психология, подобно каждой молодой науке, стремилась к выявлению общих закономерностей психического, к разработке проблем с общих позиций. И в поисках общего, как правило, утрачивалось своеобразие индивидуального. Однако каждый исследователь сталкивался с индивидуальными вариациями психического, которые сначала рассматривались как источник ошибок наблюдения, а затем из этого источника ошибок стала возникать проблема вариативности психических проявлений человека. И сама логика развития науки привела к выделению дифференциально-психологического аспекта (9).

Задачи дифференциальной психологии состоят в том, чтобы установить закономерности возникновения и проявления индивидуальных различий в психике человека, разработать теоретические основы психодиагностических исследований и психокоррекционных программ. Сегодня это область знания, максимально развернутая на запросы практики и потому очень быстро развивающаяся. И, подобно тому как для физики не было унижения в том, что из ее недр в практику вошли микроскоп, телефон, рентгенотерапия, так и психология отнюдь не утеряет своего истинно научного характера, если примет участие в решении практических задач, считал В. Штерн. Когда рождается новое понятие (например, акцентуация характера, стиль поведения), этот процесс осуществляется в лоне дифференциальной психологии, когда же создается тест для диагностики этого качества, то задача по эстафете передается специалистам в области психодиагностики и дифференциальной психо-метрик и (правда, наблюдались и обратные процессы, когда работающий в практике тест так и не обретал своего теоретического осмысления, что наблюдалось, в частности, при разработке факторных моделей интеллекта).

Дифференциальная психология имеет области пересечения с различными другими отраслями психологического знания. Так, она отличается от общей психологии тем, что последняя сосредоточивается на изучении общих закономерностей психики (включая психику животных). Сравнительная психология (когда-то этот термин использовали как синоним дифференциальной психологии, являющийся буквальным переводом слова) в настоящее время изучает особенности психики живых существ, находящихся на разных ступенях эволюционной лестницы. Она чаще использует знания зоопсихологии, занимается проблемами антропогенеза и становления человеческого сознания. Возрастная психология изучает особенности человека сквозь призму закономерностей, присущих возрастной стадии его развития. Социальная психология рассматривает особенности, приобретаемые человеком в силу его принадлежности к некоторой социальной группе, большой или малой. Наконец, дифференциальная психофизиология анализирует индивидуальные особенности психики человека с точки зрения их обусловленности свойствами нервной системы (3, 8).

С самого начала становления дифференциальная психология обращала на себя внимание неоднородностью своего предмета. Так, еще В. Штерн отмечал, что она изучает психические и физические феномены (явления), действия (которые он определял как феномены, обладающие временной протяженностью) и склонности (феномены, имеющие хронический и потенциальный характер). То есть можно пытаться изучать не только то, что скрыто и не поддается объективному наблюдению, но и то, что проявляется в поведении и намерениях, установках, иначе говоря, реализующихся и нереализованных способностях. Феномены в традиционном понимании – объекты непосредственного опыта, а действия и склонности – объекты опосредствованного опыта.

В настоящее время дифференциальная психология изучает индивидные, предметно-содержательные и духовно-мировоззренческие качества индивидуальности, особенности самосознания, стилевых характеристик личности и осуществления различных видов деятельности (профессиональной, учебной, общения и др.).




Этапы развития дифференциальной психологии


В своем развитии психология, как и все остальные научные дисциплины, прошла (точнее, находится в процессе прохождения) через три этапа: донаучного знания, естественнонаучной парадигмы познания и гуманитарной парадигмы. Донаучное знание характеризуется преобладанием метода наблюдения, накоплением житейских знаний и невысоким уровнем обобщения. Естественнонаучная парадигма провозглашает необходимость установления причинно-следственных закономерностей при опоре на данные эксперимента и обобщает эти закономерности (подход, отражающий общие свойства явлений, называют номотетическим). Генезис свойств и закономерностей при этом рассматривается не всегда. Пренебрежение к научным «происшествиям» рассматривается обычно как свидетельство молодости науки, для которой единичный феномен ценен постольку, нескольку может оказаться представителем определенного тада явлений, может привести к открытию всеобщего принципа или закономерности. Поэтому единичное обладает относительной ценностью для развития познания.

Гуманитарная парадигма, в противоположность этому, сосредоточивается на уникальности рассматриваемого явления, не ставя перед собой задач статистического подтверждения достоверности данных (подход, утверждающий в качестве основной ценности индивидуальные особенности явления, называют идиографическим). «…Дифференциальная психология лишь тогда будет иметь перспективу достигнуть фазы спокойного развития, когда она эмансипируется от породившей ее науки – общей психологии», – писал В. Штерн в 1911 году (11, с. 6). Можно сказать, что сейчас это уже произошло. И здесь совершенно неизбежным оказывается исторический подход – рассмотрение явления в его становлении, анализ и прогноз последствий.

Господство гуманитарной парадигмы свидетельствует о зрелости научной дисциплины и отмечается не только в муках об обществе и человеке, но и в науках о природе. Современная психология позволяет себе стремиться к психографии, познание – к пониманию и описанию. Таким образом, дифференциальная психология естественно выделилась из общей психологии, в рамках которой она существовала длительное время под именем психологии индивидульных различий. Поскольку значимость особенного в общем становится все большей, то и целью изучения становится индивидуальность (сравните с марксистским определением личности не как абстракта, присущего отдельному человеку, а как совокупности общественных отношений) (7, 11).

Дифференциальная психология имеет и предысторию становления, в ходе которой некоторые направления донаучной, эмпирической мысли даже успели приобрести свои названия. Так, характерология стремилась свести различия между людьми к простым типам, т. е. занималась составлением классификаций по разным основаниям, как анатомофизиологическим, так и психологическим, подобно, например, способности человека принимать страдания. Представителями характерологии были И. Кант, И. Банзен. Другое направление, психогностика, выявляло и устанавливало отношения между определенными движениями, анатомическими характеристиками и свойствами характера человека. В фокус внимания при этом попадали, естественно, разные природные свойства человека. Так, в рамках физиогномики, основанной И.К. Лаватером, черты личности, мимика и даже просто изображение силуэта человека служили основой для предсказания его поведения. Сторонники френологии (краниоскопии), развиваемой Ф.А. Галлем, стремились определять особенности человека по форме строения черепа. А приверженцы графологии, науки о почерке, которой больше других занимался аббат И. Мишон, диагностировали признаки ивдивидуальности по написанию букв, наклону, нажиму и другим характеристикам точных движений человека, отраженным в его почерке. Все эти области донаучного познания, в свое время признанные ненадежными и отвергнутые позитивистской наукой, в настоящее время, уже на новых основаниях, вновь возвращаются в психологию индивидуальных различий. Задача будущих исследований – валидизировать эти приемы эмпирических обобщений и связать их с современными научными результатами.

Термин «Дифференциальная психология» ввел немецкий психолог В. Штерн в своей работе «Психология индивидуальных различий», опубликованной в 1900 году. В течение некоторого времени в качестве синонимов использовались понятия: характерология (И. Банзен, Б. Люка), которая сегодня относится к области знания о характере; этология (Дж. Ст. Милль), в настоящее время изучающая науку о поведении; индивидуальная психология (А. Бине, Э. Крепелин), сегодня обозначающая адлерианское направление психоанализа; специальная психология (Г. Хейманс), обозначающая также медицинскую психологию (11).

Первыми крупными представителями нового научного направления были А. Бине, Дж. Кеттелл, Ф. Гальтон, В. Штерн, в России – А.Ф. Лазурский. Основным методом исследования вначале были индивидуальные и групповые тесты, тесты различий умственных способностей» а позже – проективные методики для измерения установок и эмоциональных реакций (1, 2, 5).

Психология индивидуальных различий всегда испытывала влияние практики – педагогики, медицины, психологии труда. А ее оформление в отдельную науку стало возможным благодаря следующим предпосылкам (3, 8).

1. Внедрение в психологию экспериментального метода. Важнейшим событием здесь оказалось открытие В. Вундтом первой экспериментально-психологической лаборатории в 1879 году, где он начал в экспериментальных условиях (хотя и при помощи метода интроспекции) изучение психических процессов, в частности апперцепции. Очень быстро вслед за тем подобные лаборатории стали открываться и в других странах Европы и Америки. Не менее важным для развития позитивистской психологии стало выведение основного психофизического закона Фехнера – Вебера (Е = const In R, где Empfindung – величина ощущения, а Reiz – величина раздражителя), благодаря чему «светлая» и «теневая» стороны жизни оказались связанными между собой достаточно простой алгебраической зависимостью. Этот научный факт – выразительная иллюстрация неисповедимости научных путей, потому что Фехнер, по своим убеждениям «махровый идеалист», как писали о нем в доперестроечные времена, меньше всего стремился укрепить своими изысканиями позиции материализма.

Еще в 1796 году благодаря мнимой оплошности ассистента Гринвичской обсерватории Киннибрука было открыто время реакции как психологическое явление (наблюдения опирались на метод «глаз и ухо», требующий координации зрительной и слуховой информации). Спустя двадцать лет об этом случае прочел в научных отчетах кенигсбергский астроном Бессель и заинтересовался вопросом об индивидуальных вариациях показаний разных наблюдателей. Это было основным аргументом в пользу того, чтобы начать рассматривать психическое как процесс, обладающий временной протяженностью, имеющий начало, середину и конец, а не как симультанный (одномоментный) феномен. Позже голландский исследователь Ф. Дондерс разработал специальную схему подсчета времени реакции, и увеличение времени реакции стало восприниматься как показатель усложнения психических процессов. Сегодня трудно по-настоящему оценить эти открытия, но на фоне полного отсутствия путей объективного наблюдения психического они имели поистине революционное звучание – психику стало возможно изменять, измерять и оценивать.

Впрочем, освободив психологию от комплекса неполноценности в связи с признанием себя наукой, экспериментальный метод, по мнению известной современной исследовательницы А. Анастази, несколько затормозил развитие интереса к единичным явлениям психики, которые активно изучались на донаучном этапе.

2. Следующей предпосылкой превращения дифференциальной психологии в полноценную науку явилось использование методов статистического анализа. Каждое психическое качество, любая особенность психики может быть рассмотрена как точка на континууме, выражающем изменение этой черты от минимума к максимуму. Почти каждый раз, когда рассматриваемое качество является результатом действия многих переменных, получается кривая нормального распределения, то есть малых (субнормальных) и больших (супернормальных) значений обычно меньше, чем значений средней величины (нормальных).

Необходимо отметить, однако, что не все закономерности подвержены закону нормального распределения; например, существует закон Зипфа, определяющий распределение количества населенных пунктов разной величины. Этот закон выражает линейную зависимость: деревень и поселков много, а высоконаселенных городов мало. Поэтому всегда необходимо убедиться, что изучаемое явление описывается именно нормальным распределением.

Первыми, кто обратил внимание на возможность применения теории вероятности к социально-психологическим явлениям, были бельгийский социолог Адольф Кетле и Фрэнсис Гальтон. Кетле изучал большие группы и обратил внимание на ритмичность социальных процессов, на основании чего им была создана многократно критикуемая отечественными психологами теория «среднего человека» (человек стремится действовать так, как поступает большинство людей). Ф. Гальтон, напротив, сосредоточивался не на средних характеристиках, а на значениях супернормальных: предметом его внимания были особые способности, о чем он и написал в книге «Наследственный гений», изданной в 1869 году. Гальтон стремился изучать суперменов и показал своими работами, что гениальность – это качество, обусловленное наследственно.

Статистические методы – это приемы прикладной математики, используемые психологией для повышения объективности и достоверности получаемых данных, для обработки экспериментальных результатов. Идея корреляционного анализа родилась из попыток Ф.



Читать бесплатно другие книги:

Диалог цивилизаций – это сближение позиций государств и выработка их согласованных решений. Это единственно приемлемый д...
В научной монографии представлена необычная цепочка исследований и результатов. Авторы не только изучили вопрос о равенс...
Тема «круглого стола» «Преподавание истории в России и политика». И мы действительно ощущаем в себе эту мысль и эмоцию. ...
Две подружки приезжают на море, знакомятся с молодыми людьми, – и ни к чему не обязывающий курортный роман становится их...
Академия геополитических проблем и Центр проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования провели угл...
В монографии рассмотрены причины, цели и фактические результаты реформы технического регулирования в России. Проанализир...