Ум за разум не отвечает! - Драйшпиц Петр

Ум за разум не отвечает!
Петр Драйшпиц


Всем известны сейчас имена Губермана, Вишневского и других представителей иронического жанра. Они были первыми, им было значительно легче пробиться, увлечь новизной, оригинальностью после десятилетий цензуры, запретов, ханжества. Рассказики, стишки, афоризмы Петра Драйшпица весёлые, задорные, самоироничные, печально-философские…

Для широкого круга искушённых читателей.





Пётр Драйшпиц

Ум за разум не отвечает!


ВЕТОЧКЕ, замечательной супруге моей, посвящается эта книга





Об авторе
























Пётр Драйшпиц – брат краткости. Если краткость – сестра таланта, то с талантом Драйшпица они просто сиамские близнецы. начинаешь читать его стихи – и не представляешь, чем закончится. Хотя и слов-то в них – по пальцам сосчитать. А когда смысла больше, чем слов, – это уже не просто талант, это – мастерство!

Я вчера пошёл по бабам
И зарезан был арабом.
До чего доводят бабы!
Если б знал, то никогда бы…

Здесь каждая строка – новый поворот темы. Да что там темы – судьбы! Стихи и афоризмы Драйшпица точно передают ощущение человека, оказавшегося не в своей тарелке, не в своей компании. И потому вызывают у читателя мгновенный отзыв: ведь и со мной так бывало! Автор не пытается сообщить, что всё плохо, – он лишь замечает, что могло быть хуже. но от этого почему-то вдруг становится лучше. Хочется купить ещё один экземпляр книжки и подарить врагу. Пусть ему тоже станет лучше.

    Марк Галесник



Лучшие стихи Петра Драйшпица остроумны, озорны, веселы, глубокомысленны, искромётны и посвящены теме, далеко не безразличной всему человечеству! И в них читается одна хорошая парадоксальная мысль: быть слишком серьёзным – не серьёзно!

    Павел Хмара



Всем известны сейчас имена Губермана, Вишневского и проч. Они были первыми, так сложились обстоятельства. Им было ЗНАЧИТЕЛЬНО легче. Легче пробиться, увлечь новизной, оригинальностью, хулиганством, эпатажем после десятилетий цензуры, запретов, ханжества! Драйшпиц как бы опоздал… но творчество его – несомненно, очень высокого, достойного уровня и НИЧУТЬ НЕ ХУЖЕ творчества вышеназванных авторов.

Его рассказики, стишки, афоризмы – оригинально-шедевральные, хулиганско-дерзкие, иногда нахальные, но нелицемерные, иногда – циничные (а куда денешься – голая правда жизни), весёлые, задорные, самоироничные, точные, печально-философские… Словом он владеет легко, озорно, без натужных заумностей, лихо закручивая неординарные сюжетики! В каждой фразе – неслабая смысловая нагрузка, всё так органично связано. Сюжеты – неожиданны, тексты – сжаты до квинтэссенции, просто экстракты какие-то… Юмор – НЕОДНОЗНАЧНЫЙ, СПОНТАННЫЙ, ТОНКИЙ, УМНЫЙ, ДОБРЫЙ, ТАЛАНТЛИВЫЙ, ПЕРМАНЕНТНЫЙ.

    Ольга Голубенке




Автор об авторе


Появился на свет 7 февраля 1953 г. в 23.40 по московскому времени в еврейской семье на территории Украины. Смерть Сталина перенёс тяжело. Постоянно плакал и много пил. Постепенно превращался во взрослого мужика, причём русскоязычного. До 1990 г. жил, учился и работал в славном городе Черновцы. Родину любил, но в меру. Помнил, что чрезмерная любовь к Родине иногда заканчивается выкидышем из страны. Предпочитал любить женщин. С 1990 г. – в Израиле, но не виню никого. На деревянных багажных ящиках моя фамилия смотрелась многообещающе. Как тульский самовар, прошёл через огонь, воду и медные трубы. Первый стишок написал в шесть лет. Последний – вчера. Публикуюсь в юмористических изданиях Израиля и других серьёзных стран. Подаю надежды, хотя просят на пропитание. Чей-то крест не воспринимаю как свой плюс. Женат, но к женщинам отношусь хорошо. Теоретически здоров, практически жив. Пётр Драйшпиц, грЫжданин.




Моему читателю


Я никогда не задумываюсь над тем, как рождаются мои миниатюры. Главное – удачно принять роды. Я обожаю мусорки и всевозможные свалки. И проходя мимо, часто взглядом цепляюсь за какую-то интересную штуковину. Кроме меня, её никто не замечает. Я выдёргиваю её из всеобщего хлама и превращаю в изящную вещицу. А в голове у меня тот же мусор. Вот и выуживаю из него по слову, по фразе. Зачищаю, шлифую, лакирую. Понимаю, что родил шедевр. Это утром. А к вечеру становится ясно, что текст недоношенный. И почти весь возвращается в мусорку. Но какие-то крохи-крупицы остаются. Сочиняю я в основном в транспорте. И поэтому мысли в постоянном движении. Блокнота у меня нет. Я его завожу, но он постоянно куда-то исчезает. Из-за этого свои стишки, афоризмы и рассказики записываю на салфетках и различных клочках бумаги. Много всего насочинял, сидя в кресле у стоматолога. В основном – четверостишия. И чем у меня их становится больше, тем меньше зубов остаётся во рту. Но я не беззубый автор. Хотя и не злой. Мне часто хочется всех приобнять. Некоторых при этом – придушить. Ведь ещё много в мире всяких сволочей. Но моя книга не для них. А для людей добрых, смешливых и порядочных.




Глава 1

Нечеловеческие истории

(Мини)








Лифчик всю жизнь оказывал поддержку некой груди. Без него она пала бы очень низко. За этот подвиг лифчику ещё при жизни был установлен бюст.


* * *

Гусеница в ранней молодости была прехорошенькой. Ну просто куколка. А с возрастом обабилась.


* * *

Солидный геморрой был неравнодушен к скромному анусу, и однажды они провели дивный вечер при свечах.


* * *

Граната плохо переносила полёт. И даже потом, на земле, её сильно рвало.


* * *

Маленький медиатор пытался приструнить огромную гитару. Налицо был явный перебор.


* * *

Когда шкалу термометра разбили на шкалики, он стал ходить под градусом.


* * *

В стоге сена иголка ощущала себя очень потерянной, но, несмотря на это, отметала всякую СЕНОфобию.


* * *

Унитаз был элегантен, холоден, блестящ. И кто его только за это не поносил!..


* * *

Будучи первым, камень страдал больше всех. Его всегда закладывали.


* * *

Выбиваясь из сил, ковёр пускал пыль в глаза.


* * *

Пылинку вызвали на ковёр. Она пришла не одна, и уже ковру пришлось отбиваться.


* * *

Два пустых места жили насыщенной жизнью, потому что постоянно дополняли друг друга.


* * *

Парашюту прочили высокое будущее, но он так и не сумел полностью раскрыться.


* * *

Алкоголь вреден для здоровья. И даже мощные морские лайнеры, начинавшие свою жизнь с шампанского, постепенно переходили на воду.


* * *

В далёкие-далёкие времена один приличный атом кислорода встретился аж с двумя атомами водорода. С тех пор много воды утекло…


* * *

Фигурная окружность с большим Пиететом относилась к стройному диаметру. Правда, со стороны это отношение оценивалось где-то на троечку. Ну, максимум на 3,14.


* * *

Всю жизнь по капле выдавливал из себя раба. И если бы не вовремя поставленная капельница, так бы и умер свободным человеком.


* * *

Человек бегал от инфаркта. У инфаркта было слабое здоровье, и за человеком ему было не угнаться. Поэтому, когда человек в очередной раз побежал, инфаркт не пустился вдогонку. Он пришёл к человеку в дом и стал ждать его там. Человек набегался и вернулся домой. Там его инфаркт и встретил.


* * *

Один серьёзный человек обладал большим количеством шуток. «Зачем тебе, серьёзному человеку, нужны эти смешные создания? – говорили ему. – Отпусти ты их, не держи. Пусть идут в народ». И стал человек шутки отпускать. По одной в день. Потом по две. А после и вовсе без счёту. Зря говорят, что свобода – дело нешуточное…


* * *

Пуля жила с патроном. От него же, дура, и подзалетела.



Читать бесплатно другие книги:

Пегги Сью вела прекрасную жизнь: уничтожала зловредных призраков, усмиряла взбесившихся заколдованных животных, побеждал...
Это просто ужасно! Призраки украли у Пегги Сью ее собственное отражение! И согласились вернуть… лишь в обмен на обещание...
Немногие отважатся полететь на чужую, затерянную в космосе планету с опасной миссией – спасти ее цивилизацию от гибели. ...
Никто и не думал, что зоопарк обычного приморского городка может оказаться ловушкой для всех его жителей. Когда-то звере...
Мимо этой маленькой деревушки поезда ходят без остановки. Но если кто-то по странной случайности решил там сойти, то дел...
Мечты бывают разные. Представь, что кто-то сумел вообразить целый город, в котором есть улицы, дома, заводы, памятники… ...