Нежность ночи - Лазарева Ярослава

Нежность ночи
Ярослава Лазарева


Рыцарь ночи #5
Мечта Грега об обратном превращении в человека исполнилась – он больше не вампир.

Теперь он обычный парень, но живет в Москве 1923 года, а Лада осталась в нашем времени, и шансы влюбленных снова встретиться равны нулю. Но разве они смогут друг без друга? Тем более что члены клана вампиров, к которому принадлежал Грег, поставили Ладе условие: в ее распоряжении есть полгода, за это время она должна найти способ вернуть возлюбленного, иначе ее саму превратят в вампира.





Ярослава Лазарева

Нежность ночи





Часть первая

Письмо


Лишь тень любви в тумане ночи…

И мысли давяще черны.

Но верить разум мой не хочет,

Что мы навек разлучены…

    Рубиан Гарц [1 - Рубиан Гарц – малоизвестный поэт 16 века. Родился в Саксонии (прим. автора).]

Я сидела на кровати совершенно опустошенная. Душа начала застывать, даже слез не было. Только что мой любимый был со мной, я ощущала его поцелуи, обнимала его, смотрела в его глаза, слушала страстный шепот: «Лада, я люблю тебя…» и – пустота! Пустота… Он исчез. Я чувствовала такое вселенское одиночество, что казалось, мир исчез вместе с любимым, а меня окружал странный вакуум, где нет ничего, только я и моя боль. Усилием воли я сдерживала себя, не давала отчаянию, схожему с безумием, затемнить мой разум.

«Мы снова будем вместе, – упорно твердила я про себя, – снова встретимся. Не может быть, чтобы ты исчез навсегда!»

– Грег, любимый! – тихо позвала я и прислушалась.

Я ждала чуда. Верила, что он ответит мне. Но в доме царила тишина. Я закрыла лицо руками и заплакала.

Я знала, что Грег в этот миг находится в далеком прошлом. После обратного превращения он должен был оказаться в 1923 году. Я с трудом представляла Москву того времени, хотя Грег не раз вводил меня в транс, чтобы я могла наблюдать события, произошедшие в прошлом. Вначале такие «путешествия» сбивали меня с толку, но постепенно я привыкла. К тому же слова часто искажают смысл, на них накладываются эмоции рассказчика. А когда я сама присутствовала при происходящем, то могла вынести собственное впечатление.

– Если бы я сейчас очутилась в том времени! – прошептала я. – И увидела своими глазами, что происходит с любимым!

Я верила, он стал человеком. Грег больше не вампир! По крайней мере, так должно было случиться. Мы выполнили условия вампирского поверья: соединились физически, Грег сдержался и не укусил меня. И раз он исчез после нашей близости, значит, очутился в прошлом. В том самом моменте, когда он свернул веревку в петлю со скользящим узлом… Я вздрогнула, ясно представив, что он сейчас чувствует. Воспоминания сохранялась при обратном превращении, это мы знали точно.

Я натянула на себя покрывало, сдвинулась к изголовью кровати и стала глядеть в туманное окно – за ним смутно просматривались очертания зимнего леса. Я находилась в особняке, принадлежащем семье Грега. Перед тем, как пройти превращение, мой любимый о многом позаботился. В частности переоформил свое имущество на мое имя, в том числе и этот особняк. Не скажу, что меня это радовало. Вампиры имели доступ во все дома, куда получили личное приглашение хозяев. Поэтому я чувствовала себя в безопасности лишь в трех местах: в нашей с Грегом квартире в Замоскворечье, куда ни одного вампира мы ни разу не приглашали; в съемной квартире возле метро «Коломенская», в которой я жила какое-то время; в моем родном доме возле метро «Пролетарская». Но при воспоминании о родителях мое настроение окончательно померкло. Последнее время отношения между нами были крайне натянутыми, и я у них почти не появлялась.

– Куда же мне теперь? – с тоской произнесла я, не сводя глаз с окна.

На улице начиналась метель. По правде говоря, я была так измучена всем произошедшим, что совершенно не хотела выбираться из-под покрывала, собираться и куда-то ехать. Но и оставаться в этом особняке мне казалось верхом безрассудства: сюда мог заявиться любой член клана Грега. Их было всего трое, но я не доверяла ни одному из них. Атанас, самый старший из рода, его возраст насчитывала чуть больше десяти веков, всячески препятствовал тому, чтобы Грег прошел обратное превращение. И его можно было понять. Он считал, что самое правильное – превратить меня в вампира, и даже сделал несколько попыток. Я всегда боялась Атанаса и постоянно была настороже, если он оказывался рядом. Второй из клана, Порфирий, казался мне одно время не таким опасным как Атанас. Его добродушный вид, полноватое холеное лицо с большими светло-голубыми глазами, вызывали доверие. К тому же Порфирий пару раз помог нам с Грегом, поэтому я к нему тепло относилась, пока однажды не увидела его склонившимся над жертвой. Его хищное лицо с открытым ртом и торчащими длинными клыками, еще долго стояло перед моими глазами, вызывая дрожь ужаса и отвращения.

Я отвела взгляд от окна, и начала смотреть на картину, висевшую над кроватью. Она изображала меня и моего любимого. Вампиры не отображаются ни на фото, ни на видео, поэтому портреты Грега не имели для меня цены. Их было несколько, все нарисовала Рената, третий член клана. Они с Грегом очень привязаны друг к другу, словно настоящие брат и сестра. Рената стала вампиром в XVIII веке, когда ей было двадцать лет. Она обладала удивительным даром – могла по своему желанию входить внутрь своих картин и оставаться там, сколько захочет. Помню, как Грег сокрушался, что никак не может освоить это умение. Но, видимо, лишь создатель картин мог оказываться внутри сотворенного им мира.

Мы с Грегом служили для нее своего рода источником вдохновения. Если можно так сказать про вампиров, ведь они существа без души и вдохновение должно быть для них чуждо. Однако Рената являлась исключением из правил. Ее полотна поражали внутренней наполненностью. На этом полотне, висящем над кроватью, мы стояли в профиль, спиной друг к другу. По цвету полотно делилось на две половины, словно день и ночь. Я находилась на светлой стороне, а Грег – на темной. На моей поднятой ладони сидела ярко-лазоревая бабочка. Глядя на картину я мечтала, чтобы бабочка перелетела к Грегу. Мне этого безумно хотелось! И вдруг я заметила, что бабочка на картине больше не на моей ладони, она перенеслась к Грегу! И тьма, окружавшая его, словно от порхания ее ярких крылышек постепенно начала уходить. Внутри картины все оказалось полностью залитым солнечным светом. Мы по-прежнему стояли спинами друг к другу, но лицо Грега уже не было мертвенно-бледным: цвет кожи стал теплее, румянец заливал щеки, черные волосы блестели на солнце. Мне даже показалось, что прядки шевелятся от легкого летнего ветерка.

– Любимый! – прошептала я и потянулась к картине.

Я погладила его лицо, слегка коснулась поцелуем уголка розовых губ, но Грег не ожил и не спрыгнул ко мне из картины, как втайне я надеялась. Он по-прежнему оставался нарисованным и смотрел куда-то вдаль.

– Как странно! – сказала я, отодвигаясь от картины. – Бабочка исчезла с полотна. Если бабочка, как я всегда думала, это душа Грега. Значит, свершилось главное, Грег уже не бездушный вампир, а обычный живой парень. И это счастье! Хватит плакать!

И я действительно ощутила счастье. Это длилось лишь мгновение, но как остро я его почувствовала! Словно на миг я вошла в душу исчезнувшего Грега и поняла, что происходит внутри него.

– Ему больно, как и мне оттого, что мы разлучились, – вслух подумала я, – но я точно знаю, что на какую-то секунду он был счастлив!

– Сомневаюсь! – раздался звонкий голос.

Я вздрогнула, резко отвернулась от картины и натянула покрывало до подбородка. В кресле возле окна сидела Рената. Конечно, я могла бы уже давно привыкнуть, что вампиры появляются там, где им заблагорассудится, но такие внезапные появления по-прежнему повергали меня в шок. Рената была очень красивой, эффектной и сексуальной. Мало кто мог устоять перед ее ослепительной внешностью. Все вампиры со временем становятся внешне притягательными и совершенными. А иначе как бы они привлекали жертв? Рената обожала корсеты и замысловатые прически с локонами. Но сейчас ее густые темно-каштановые волосы были прямыми и падали ей на лицо. Она выглядела так непривычно, что в первый миг я ее не узнала. Вместо присущих ей черно-красных тонов в одежде я увидела густо-фиолетовое длинное платье, полностью скрывающее ее точеную фигуру.

– Привет! – сухо проговорила она и откинула волосы со лба. – Значит, все-таки добилась своего? И что, ты, вижу, непомерно счастлива?

– Извини, я оденусь, – ответила я, с трудом сдерживая дрожь.

«Какая же я идиотка! – ругала я себя, забежав за дверцу шкафа и быстро одеваясь. – На что рассчитывала? Что после исчезновения Грега все его родственнички тут же оставят меня в покое? Нужно было сразу уехать из этого особняка! Интересно, а остальные тоже здесь?»

Я застегнула джинсы, натянула свитер, кое-как собрала волосы в хвост. Потом нащупала рукой кулон – особое украшение, которое сделал для меня Грег. Кулон представлял собой сосуд из крупного алмаза, доверху заполненный кровью Грега и от этого казавшийся рубиновым. Я никогда с ним не расставалась. Кровь Грега не раз выручала меня в трудную минуту, ведь она обладала ядовитыми свойствами и служила мне защитой и от людей и от вампиров. Кроме того, она являлась живой частичкой моего любимого и создавала ощущение его постоянного присутствия. Я поправила кулон под свитером и вышла к Ренате.

Та по-прежнему сидела в кресле и пристально смотрела на свою картину.

– Не знаю, как это получилось, – торопливо заговорила я. – Но когда все произошло, бабочка улетела, а солнце залило все полотно.

– Да, вижу, – заметила она. – Странно. Вообще-то я творец! И только я могу что-то менять в своих картинах!

Я посмотрела на ее скривившиеся губы, раздутые ноздри и сжалась от страха. Рената выглядела раздраженной. А я, оставшись без поддержки Грега, все больше ощущала опасность вблизи вампира, пусть даже когда-то настроенного ко мне дружелюбно.

– Я хочу уехать в Москву, – сообщила я как можно более спокойным тоном.

– Не так быстро! – усмехнулась Рената и встала. – Пошли!

Она открыла дверь. Я замерла, не зная, на что решиться. И пугалась все больше. Откуда мне знать, что у нее на уме?



Читать бесплатно другие книги:

В своей книге автор всесторонне рассматривает природу войны, подчеркивая решающее значение военного гения в исходе сраже...
Обычные люди живут в обычных городах и занимаются обычными делами. А рядом с ними живут совсем иные существа – джинна, д...
В своей книге известный британский астроном Питер Браун рассказывает о необыкновенной науке – астроархеологии. Основная ...
Если верить в сказку, она обязательно войдет в твою жизнь и подарит самое настоящее чудо! Лиза верила и жила мечтами о в...
В своей книге Дж. Уотсон исследует повседневный быт римского солдата с момента призыва на военную службу до времени демо...
Известный историк и морской офицер Альфред Мэхэн подвергает глубокому анализу значительные события эпохи мореплавания, п...