Загадка одной картины - Чернова Полина

Загадка одной картины
Полина Чернова


Сумрак. Роман-коллекция #53
Тимати медленно поднял голову и посмотрел на Сару. Она опешила – его глаза были красными от слез. Тут девушка поняла, что слугу расстроило нечто большее, чем подгоревшая еда.

– Что случилось? – быстро спросила она.

Тимати вытер льющиеся по щекам слезы и дрожащим голосом чуть слышно произнес:

– Он всех их забрал…

Сара нахмурилась:

– Тимати, кто кого забрал? – строго спросила она. – Возьмите себя в руки, пожалуйста!

– Он всегда говорил, что, когда его не станет, он их заберет.

– Кто это сказал?

– Лорд, – прошептал Тимати.

– Дядя Альфред? – переспросила Сара.

Слуга кивнул.

– Думаю, они этого не заметили, – прошептала он. – Однозначно, они этого не заметили. Должно быть, это произошло очень быстро. Еще до того, как они что-либо успели заметить, все уже исчезло…





Полина Чернова

Загадка одной картины



© Учреждено и издается ООО «ПМБЛ»



Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.



© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru (http://www.litres.ru/))


Тимати медленно поднял голову и посмотрел на Сару. Она опешила – его глаза были красными от слез. Тут девушка поняла, что слугу расстроило нечто большее, чем подгоревшая еда.

– Что случилось? – быстро спросила она.

Тимати вытер льющиеся по щекам слезы и дрожащим голосом чуть слышно произнес:

– Он всех их забрал…

Сара нахмурилась:

– Тимати, кто кого забрал? – строго спросила она. – Возьмите себя в руки, пожалуйста!

– Он всегда говорил, что, когда его не станет, он их заберет.

– Кто это сказал?

– Лорд, – прошептал Тимати.

– Дядя Альфред? – переспросила Сара.

Слуга кивнул.

– Думаю, они этого не заметили, – прошептала он. – Однозначно, они этого не заметили. Должно быть, это произошло очень быстро. Еще до того, как они что-либо успели заметить, все уже исчезло…


* * *

Полная луна стояла в небе над Флоренцией, причудливо освещая медовым цветом верхушки пиний в парке палаццо Медичи.

Доктор Свен Хэллстрем вынес на террасу старомодный кассетный магнитофон. Профессор любил классическую музыку; ария Верди нежно зазвучала в этой прохладной весенней ночи. Светловолосый швед не сводил глаз с Сары Дэнвер, которая вела оживленный разговор с профессором Гарибальди. Свена не обижала роль диск-жокея, если он в этот момент находился рядом с Сарой. Он быстро потерял голову и с пугающей самого себя силой влюбился в нее.

Несколько парочек танцевали. Другие гости стояли и сидели небольшими группами и мило беседовали. Подопечные профессора являли собой довольно пеструю публику разных национальностей и рас, но всех их объединяла пылкая страсть к искусству.

Огоньки свечей в садовых подсвечниках затрепетали. Сара поежилась. Ветер становился холоднее.

– Значит, вы ускорите решение этого вопроса, Сара? – с непривычным нажимом произнес профессор.

– Все будет в порядке, я вам обещаю,?– с уверенностью ответила девушка, хотя на одну лишь уверенность ей не стоило рассчитывать. Или она позабыла под безоблачным небом Италии свои детские страхи и враждебную угрюмость своей родины?

Во Флоренции жизнь казалась Саре простой и прекрасной. Итальянцы были добросердечными, веселыми людьми. Девушка чувствовала себя великолепно, она буквально расцвела с тех пор, как приехала во Флоренцию, чтобы после окончания учебы на кафедре истории искусства написать здесь докторскую диссертацию.

Профессор Лоренцо Гарибальди, известный покровитель молодых талантов, давал приют некоторым ученикам-любимчикам в окутанном тайнами палаццо Медичи пятнадцатого столетия. В числе избранных оказалась и Сара, и она была счастлива этому обстоятельству. «Я стала другим человеком,?– думала она неоднократно.?– Солнце Италии преобразило меня».

Синьора Анна, экономка профессора Гарибальди, принесла вновь наполненные кувшины с вином и выпечку. Часы на башнях города пробили полночь.

До Свена донесся порыв ледяного ветра. Он удивленно повернул голову, чтобы выяснить источник холода, и увидел закутанную в белое женскую фигуру. Она неподвижно стояла у одной из колонн галереи, ведущей от террасы через внутренний двор во дворец.

Свен был не из пугливых, но его вдруг сковал необъяснимый ужас, а сердце словно кто-то сжал невидимой рукой. Неужели, кроме него, никто не видит эту женщину? Его мозг стал лихорадочно искать разумное объяснение. «Надо мной решили подшутить»,?– подумал Свен, хотя был уверен, что это не так. Что-то странное происходило в палаццо Медичи.

Свен получил эту должность совсем недавно. Он должен был организовать в Италии выставку картин английских мастеров. Для Свена здесь все еще было незнакомым. Иногда его охватывало странное пугающее чувство, когда он проходил по запутанным коридорам и просторным залам дворца. Прежде всего, его смущали некоторые картины профессора Гарибальди, прославившие его, как художника. У всех был один мотив – фигура молодой женщины, одетой в белое, с лицом, прикрытым вуалью. Эти картины были наполнены бесконечной печалью и неописуемой привлекательностью. Профессор называл ее кармелиткой.

Свен продолжал смотреть на фигуру. Неужели кармелитка сошла с одного из полотен в тяжелой позолоченной раме и вышла на террасу? «Чушь!» – призвал он себя к благоразумию. Молодой человек поднялся и решительно направился к женской фигуре. У него тут же возникло неприятное чувство, от которого волосы встали дыбом. Свен даже невольно пригладил свою густую шевелюру руками. Фигура не пошевелилась. Молодой человек подошел к ней и протянул руки, чтобы дотронуться до нее. Но поймал только пустоту.

Может, это какое-то отражение? Желтый лунный свет отражался в окнах из венецианского стекла, отделявших галерею и холл палаццо. В холле тоже висело несколько картин с изображением кармелитки.

Свен подошел поближе к одному из окон. В холле было темно; лунный свет не проникал в него через вычурно украшенную крышу галереи. Свен снова обернулся на фигуру, которая не сдвинулась с места. Он снова пошел быстрым шагом к ней и на этот раз прошел фигуру насквозь. Ощущение было жутким.

В этот момент Сара звонко и непринужденно рассмеялась, очевидно, оценив какое-то остроумное замечание профессора. Свен тут же залюбовался девушкой: когда она смеялась, то становилась еще ослепительнее. Сара, конечно, была красавицей. Но не одно только это влекло к ней Свена. Его очаровывало в ней какое-то неотразимое внутреннее свечение, ее свежесть и естественность. Высокая, стройная брюнетка… Ну, вокруг было множество симпатичных стройных девушек, но Сара Дэнвер резко выделялась на их фоне. И не только тем, что являлась олицетворением шотландской леди. Ее аристократическое происхождение Свена, скорее, смущало.

Сам же он был симпатичным молодым человеком нордического типа, светловолосый, статный, он мог бы иметь в Италии множество вариантов на любой вкус. Но все его внимание было приковано только к Саре; ему даже временами казалось, что и он ей тоже небезразличен, хотя у них еще даже не было возможности толком познакомиться.

Оживленно беседуя с профессором, Сара то и дело поглядывала в сторону фигуры в белой вуали, но, казалось, совершенно ее не замечала. Неужели она настолько занята разговором с профессором?

«Я ревную ее»,?– озадаченно подумал Свен. Вне всякого сомнения, профессор – интересный южный мужчина, за сорок, преуспевающий, известный и богатый, с подернутыми сединой висками. Но что в нем пугало, так это то, что он был не менее загадочным, чем его старинный дворец.

Профессор тоже периодически поглядывал в сторону галереи, но ничего интересного для себя, судя по всему, не замечал.

К Свену подошла длинноногая длинноволосая американка и налила себе бокал игристого. Это была самоуверенная, эмансипированная девушка, которая даже не скрывала, что без ума от Свена.

– Что ты там видишь? – спросил взволнованно молодой человек.

– Где?

– Там! – он показал в направление галереи.

– Колонну,?– ответила она.

– И больше ничего?

– Нет!

Свен смотрел на белую женскую фигуру, все так же стоявшую в галерее, прислонившись к колонне. У него сложилось впечатление, что она наблюдает за профессором и Сарой.

Кассета закончилась. Неожиданно наступила тишина; на ее фоне все разговоры присутствующих зазвучали неестественно громко. Обычно так случается, когда люди пытаются перекричать музыку.

– А который сейчас час? – поинтересовался профессор Гарибальди.

– Уже за полночь, профессор,?– ответил Свен.

– Завтра еще один день,?– сказал профессор. Привлекательный итальянец вдруг показался Свену старым и уставшим, его лицо выглядело безжизненным, а глаза потухшими. Возможно, виной всему бледный лунный свет. «Сейчас он выглядит, как человек, который скрывает какое-то огромное внутреннее напряжение»,?– подумал молодой человек.

– Давайте закончим на сегодня,?– миролюбиво предложил Лоренцо Гарибальди.?– Как-то я притомился.

Он мимоходом потер глаза.

«Этот жест означает крайнюю степень усталости»,?– подумал Свен и был прав.

– А у нашей Сары к тому же завтра долгий, трудный день,?– добавил профессор.

– Я лечу домой в Шотландию,?– пояснила Сара.

– Но ведь вы только начали писать докторскую диссертацию! – не смог скрыть огорчения Свен.

Сара рассмеялась:

– Я лечу домой лишь для того, чтобы организовать перевозку.

Профессор откашлялся и пояснил своему новому ассистенту:

– Сара столь любезна, что предоставляет свою коллекцию картин в распоряжение нашей выставки, которая связана с ее докторской работой.

– А это не слишком утомительная работа? – встрепенулся молодой ассистент.?– То есть я хотел спросить, не нужна ли вам помощь, леди?

Все обращались к Саре «леди», это было ласковое прозвище. Сару любили. Она была честной, открытой, отзывчивой и совершенно не страдала аристократическими замашками.

– Возможно, вам действительно понадобится помощь, Сара? – вдруг озабоченно спросил профессор.?– Свен мог бы вам составить компанию.

– С удовольствием,?– заверил молодой человек.

Сара покачала головой:

– Очень мило с вашей стороны, Свен, но я справлюсь сама. Все-таки в замке Монк Кастл я не одна. Дункан мне поможет.

– А кто такой Дункан? – вырвалось у него.

Сара удивленно посмотрела на него:

– Мой жених,?– ответила она.

Для Свена это оказалось тяжелым ударом, но ему нужно было его выдержать. Он затаил дыхание и заметил, что фигура из галереи исчезла. Похоже, у него начинаются галлюцинации. И климат тут другой, и этот странный замок…

Профессор с бесконечным достоинством попрощался со своими подопечными. Свен даже завидовал его пластичности и элегантности; по сравнению с ним светловолосый скандинав выглядел, как деревянный чурбан.

Все гости ушли с террасы. Последними уходили Сара и Свен. Галерея была длинной и темной. Уличное освещение сегодня так и не включили, а луна как раз спряталась за облако.

В какой-то момент Сара слегка облокотилась на руку Свена. Ее прикосновение подействовало на него, словно удар тока. Конечно, у него были романы, и довольно бурные, но полюбил он всерьез впервые. Именно эта шотландская девушка манила его.

– Так вы помолвлены? – спросил он.

– Конечно,?– ответила Сара отстраненно. Ее голос звучал как-то сдавленно. Она вздохнула.

Свен вдруг остановился.

– Сара, я люблю вас!

Она медленно обернулась, но не сказал ни слова.

– Я люблю вас, Сара! – упрямо и с отчаянием повторил Свен.?– Люблю только вас.

Почему она не реагирует? Скорее, он рассчитывал на пощечину, чем на молчаливую реакцию на его признание. Свен был уверен, что девушка задрожала. Не мог объяснить как, но чувствовал.

Если бы было светло, он бы на это никогда не отважился. Но было темно, их обступала теплая и непроглядная ночь. Он притянул Сару обеими руками к себе и поцеловал. Когда его губы коснулись ее рта, девушка вздрогнула. Он еще крепче прижал ее к себе. Свен не ощущал никакого сопротивления. Сара ответила на его объятия, и они слились в страстном, всепоглощающем поцелуе.

Девушка облокотилась на ту самую колонну, у которой Свен видел женскую фигуру.

– Кармелитка,?– вырвалось у него.

– Ты же не веришь в это? – спросила она, не выпуская мужчину из объятий.

Они вдруг стали так близки друг другу. Один-единственный поцелуй оказался в состоянии всего за несколько секунд изменить мир вокруг.

– Во что именно?

– В легенду, – ответила Сара.

Он впервые слышал о легенде.

– Картины профессора…?– продолжила девушка.?– Тебе ничего в них не бросается в глаза?

– Сюжет,?– ответил Свен.?– Кармелитка.

Сара снова вздохнула.

– Что тебя тяготит? – мягко спросил он.

Она слегка покачала головой и прижалась к Хэллстрему:

– Самое странное в этом то, что она слишком напоминает нашего призрака в замке Монк Кастл.

– Кармелитка? – взволнованно спросил швед.

Сара кивнула. Он не мог разглядеть в темноте ее лица, но чувствовал, что девушка опечалена.

Она взяла его руку:

– Не волнуйся, это не злой дух. По крайней мере, так утверждает Тимати, наш старый слуга. Я сама видела его всего один раз, когда была ребенком и когда очень сильно болела…

Сара замолчала, но через пару мгновений энергично добавила:

– Но это был бред! – Свен почувствовал, как напряглось все ее тело.?– Мы ведь современные люди. Я не верю в привидения и призраков.

– Сара! – раздался звонкий голос Лоренцо Гарибальди.

– Мы идем, профессор! – отозвалась девушка.



Читать бесплатно другие книги:

Александр Громов давно и заслуженно пользуется репутацией одного из наиболее серьезных российских фантастов, но ему отню...
«Была она предвозвестницей христианской земле, как денница перед солнцем, как заря перед рассветом. Она ведь сияла, как ...
Феофилакт, архиепископ Охриды в византийской провинции Болгарии (вторая пол. XI – нач. XII в.) – крупный византийский бо...
Мытарства – это неизбежный путь человеческой души, который она совершает при переходе от земной жизни к Жизни Вечной. На...