Он она и интернет - Рыжков Валерий

Он она и интернет
Валерий Дементьевич Рыжков


В этой лирической повести отразился Интернет-век в современном человеке. Два индивидуума Он и Она поддерживаются Интернет-сообществом, но выбор каждый делает из них сам за себя. Больно бывает и от чувств, и от эмоций любви. Человеку хорошо тогда, когда его избавляют от боли. До большой любви порой нужно сделать один шаг, и кто первый сделает этот решающий шаг навстречу к друг другу, в котором может и стать весь смысл жизни.





Валерий Дементьевич Рыжков

Он она и интернет





Глава 1


Порывистый немолодой человек при входе в вечернее кафе неосторожно бросил мимо урны измятые чеки за телефон, за Интернет, за бензин, за магазинные покупки прошедшей недели.

Это было литературное кафе. Журналисты с диктофонами, фоторепортеры с телевизионной аппаратурой, да назойливые читательницы, осаждали бессмысленными вопросами автора самиздата про любовь в Интернете.

Молодые читательницы в изнеможении спрашивали не о вечном вопросе, как сохранить любовь, а как найти любовь. Автор бестселлера «Любовь по скайпу» Павел отбивался от вопросов, объясняя, что найти легко, а вот как сохранить, об этом и сам автор не ведал. У него была своя история, с которой он делился на страницах книги. Через год бурной любви он потерял бизнес, квартиру, причиной которых были также бытовые неурядицы. Когда Павел общался с Ольгой в твиттере и по скайпу, всё было ладно и складно, а в дни медового года молодожены только и могли толком сказать около десяти слов. Им казалось, что по Интернету они всё знают про свою любовь. Теперь смотря в лицо, друг друга, держа руки вместе, они ощущали холод и бессилие в своих чувствах. Куда-то утонули в пропасть все слова «я люблю тебя», «милая», «дорогой», «моя нежная». Так он рассказывал всем о своих, перипетиях жизни.

Модных читательниц передергивало от слащавости литературного изложения любовного романа автора. Через час никто никого не слушал. Все тут понимали, как сохранить, или найти свою любовь, ведь у каждой в запасе был свой невеселый опыт любви.

Андрей так и не выпил заказанный кофе, оставив на столе в закладке меню денежную купюру.

Ведущая литературного вечера почувствовала, что присутствующим стал не интересен автор, и что уже можно управлять ими всеми, и она всем собравшимся предложила свой рецепт счастья.

– А разве у вас не было шанса? Был! И вы ничего не сделали в тот момент. Любовь не сохранили. Так зачем вам ещё один шанс?

Тут многие покинули зал, так и не купив у автора умную книгу.

Жизнь вне другой жизни невозможна, но возможна иная жизнь внутри нее.

Андрей посмотрел на элегантную шатенку, которая возможно могла бы сделать его счастливым, потом он передумал, что всё-таки наверно нет, потому что ему не понравилось, как она легко и игриво встречала знакомых в этом зале. Он прошел мимо неё и уловил тонкий аромат духов, но ничего отталкивающего не чувствовалось, кроме того, что она была бывшая спутница писателя неудачника.

Андрей оценивал ситуацию вокруг и понимал, что пора найти в этом зале женщину – одиночество. И он нашел её глазами.

Потом через минуту, час всё было просто и легко, когда они знали друг про друга через интернет в блоге знакомств.

Его донимали собственые вопросы, как найти любовь и не потерять её смысл. Как найти смысл жизни и не потерять, и опять не потерять то, что нашел, сохранить и удержать, то что не подчиняется ни каким правилам.

Она, Инна, потом скажет: «Я видела счастливые глаза!»

«Ошибаешься, – тихо произнесет злой Андрей, – в них была ирония, я прочитывал многое между строк, как ты только не пыталась скрыть весь смысл себя в коротких отрывистых словах, свои потаенные мысли, как неумело ты подбирала слова к моим простым вопросам о своей прошлой жизни, ты играла привычные роли, а тут на тебя, как ушат холодной воды был опрокинут, ты захотела быть другой, и всё для того чтобы простилось тебе, за то что ты была другая. Но пока нас обоих устраивает простая игра отношений, и я молчу, потому что я не заинтересован в разрыве отношений, найти аргумент к разрыву, к уходу. Ничего личного. Каждый предоставляет свой довод даже при первой встрече, оставляя за собой право быть независимым. Но все равно ведет себя при встречах необдуманно, поддаваясь искушению соблазна. Думая, что он всегда и во всем будет свободный от обязательств! Хотя каждая встреча – это только всего навсего неподписанный договор. Такая ситуация сохраняется, пока всех это устраивает. Это все-таки не одиночество переходящее в тоску, а одиночество переходящее в надрыв чувственного мира. Клятвы в любви могут больше оскорбить влюбленных, чем обманутые ощущения тонкого обоняния и чуткого осязания. Только клятва лишает свободы каждого в равной мере и провоцирует на взрыв эмоций и странные поступки».

– К чему ты так говоришь, чтобы я все – таки совершила проступок?

– Если совершишь этот проступок, как ты хочешь, то тогда мы расстанемся.

– Тебе будет легче от этого?

– Нет! Только я настаиваю на откровенности.

– Это путь к разрыву, я думаю, что твоя психика не выдержит моих откровений.

– Они что запредельны?

– Как и у тебя.

– Я в этом даже не сомневаюсь!

– Я чувствую много нового и неповторимого.

Вечерние сумерки в городе среди реклам не дают погружаться во внутреннюю сосредоточенность. Вечерний каскад впечатлений дня сгущаются в запахи пота жженой резины и хриплого голоса в телефонную трубку.

Голос любимой вызывал трепет уставшего тела, а эмоции разлетались в возгласы предшествия поцелуев теплых губ, и сплетения в холодной дрожи пальцев рук.

– Ты мало говоришь о любви.

– Я как творческий человек сублимируюсь в искусство без осадка.

– Так не надо глубоко погружаться, пусть для меня останется хотя бы маленький осадок.

– А если он горький?

– Все равно за ночь любви и пробуждения к жизни, что-то должно остаться в моих эмоциях следующего дня, а так моя жизнь превратится в одну ночь.

Теперь Андрей осознавал, что именно её голос вызывает трепет тела и эмоции превращаются в сгусток шёпота.

– Как бьётся твое сердце? Бух– тук – так – так– бух…

– Проклятая аритмия.

– Сердце болит?

– Голова кружится от переживаний.

– Мне нравится эта барабанная дробь сердца.

– Для меня такая любовь большая нагрузка, даже давление повышается, в голову ударяет.

– А я в обморок падаю от нахлынувших чувств.

– Может и у тебя с сердцем не лады, и дело не в эмоциях.

– Мы обсуждаем наши чувства или мы на приеме у врача? – вопрос остался безответным.

У пяти углов недалеко от Летнего Сада среди особняков модерна, классики, петровского борокко стоял дом в стиле андерграунд. Если соседние дома косметически подкрашивали, то это строение было как бельмо в глазу, которое ветшало, становясь облупленно облезлым домом с оттенком серо-коричневой плесени. Каждый вечер гремела железная дверь под аркой двора, только брусчатка поглощала шаги. Тяжелая дверь подъезда дома после приложенного ключа к магнитному замку открывалась наружу и свет проникал из двора на темную узкую лестницу, круто ведущую на вверх второго, третьего и четвертого этажей. Двери квартир были выкрашены как в социальном доме в красно-пожарный цвет. На втором этаже лестничного пролета лежали два камня, когда-то вынутые из кадушки квашеной капусты.

По этой лестнице были нетиповые квартиры, но с одинаковой планировкой, коридор на две комнаты, с непременными запахами табака, плесени и кошек. Андрей проходил мимо ламп с подслеповатым светом в коридоре, с кошками на радиаторах, безразлично свесивших лапы.

Еще выше по лестнице вверх этажом выше находилась съемная квартира. Там были слышны смех. Шёпот. Шум захлопывающейся двери квартиры. На перилах лестницы висят нитках два воздушных шара один голубой, другой розовый и брошенные цветы из белых и красных роз на ступеньки лестницы.

Из комнаты выходившей на узкую улицу, слышались голоса кинорежиссера и оператора, которые излюбленно выбрали этот переулок для киносъемки мыльной драмы любви.

На кухне квартир кипели чайники. И каждый из жителей этого дома думал, что будет жить вечно, тихо и незаметно.




Глава 2


Она, Инна, не клялась ему, Андрею, в любви, как в прошлой жизни к прежнему её молодому человеку, на той биографии любви она поставила жирную точку, после долгих встреч и разлук, ссор и страсти чувств. И Андрея она может оставить без лишних слов и уйти, исчезнуть из его жизни, как она однажды появилась в ней как летняя бабочка на сенокосе цветов. Но теперь многое зависело от его слов «любит или не любит».

Она вечером в субботу после напряженной работы в офисе за компьютером погрузилась в себя, в свои рассуждения. Открыла свою страничку на компьютере «мои одноклассники». Пальцы ударяли по клавишам клавиатуры, чувствовалась ломящая боль в шейном отделе, тянущие мышечные спазмы в области спины, которые вызывали неприятную гримасу лица. Ей в этот момент захотелось ласк и теплоты Андрея. Хотя она ни разу не ощущала его прикосновения, только в воображении, она продолжала фантазировать виртуально. И тут у неё была полная свобода воображения, не оставляя места для рассудка.

Инна сделала откровенную запись у себя на странице, разослала по адресатам социальной сети интернета.

«Я вчера обращалась к тебе, умирала и вновь возрождалась. Мне было страшно».

На неё накатила волна экстаза, что становилось особенностью её либидо, до дрожи в ногах и коленях. Она встала перед зеркалом и начала пританцовывать в стиле диско.

На следующий день после бессонной ночи в полдень Инна снова уселась в кресло перед компьютером.

«Интересный момент по гороскопу. Мой знак – ночь, темнота. И как у луны есть в нем другая сторона – это факел, отражение солнечных лучей. Я избранная, сияющая, светлая, вечная молодость. Я чувствую силу искусства, окутывая темнотой дарить загадку, дурманить, сводить с ума, дарить наслаждение, и пробиваясь лучиком света вселять надежду (без обмана) и дарить тепло…»

На это письмо Андрей ответил, поддерживая откровение Инны.

«Так и есть и будет. Это существует, живет и присутствует в настоящем». Тут на его почту поступило извещение, что необходимо пополнить баланс, чтобы поддерживать интерактивные отношения в Интернете, так как он приблизился к порогу отключения. Пришло через полчаса повторное сообщение: «Пополните баланс или активируйте обещанный платеж … наберите… нажмите клавишу вызова…».

Андрей взглянул на потухший экран гаджета, и подумал, что жестокому веку бизнеса безразличны глубинные чувства больших и маленьких людей. Надо снова и снова пополнять баланс, чтобы не оказаться на пороге отключения от жизнеобеспечения. Любовь, как ипотека, которую берешь в кредит, под залог опять той же любви, взяв которую в кредит, надо помнить, что наступит время, когда вновь необходимо будет взять залог, чтобы оплатить долг. Великое заблуждение, когда романтики считают, что любовь это просто взаимные чувства нежности, взятые в рассрочку.

Инна ежедневно посылала в социальные сети интернета свои наплывающие мысли.

«Я знаю лишь одно, именно ты наполняешь меня жизнью, именно ты стал её смыслом, именно тебя я люблю всем своим существом, именно я принадлежу тебе. Это для меня единственная истина. Я люблю тебя!»

Андрей почему-то посчитал, что это послание предназначено, другому, и он отослал обидный краткий ответ: «Карантин».

Потом он нашел ее ответ в переписке твиттера: «Что ты подразумеваешь под этим?».

В ответ пришла расшифровка: «Сорок дней молчания».

Потом они жили по умолчанию. Дождь там – солнце тут, а они есть друг у друга, понимая друг друга без слов. Наступило такое состояние, когда радость не в радость, как реализация мужского утверждения до сорока лет, женского после двадцати пяти лет, и они где-то повстречались на перепутий этих лет. У молодых такие предпосылки составляют только влечение. Каждое последующее поколение делает свою жизнь по своему рецепту с непонятной предыдущему поколению фантазией со стремлением к одиночеству, чтобы потом опять убежать из одиночества. Болезнь любви проявляются симптомами расставания и встреч. Далее следуют капризы, и слова не хочу, не надо, вот бы напиться или обкуриться. Начало к этому дают короткие разлуки да потаенные мысли. Одиночество походит на пустоту темной комнаты с долетающими звуками ночных сирен машин «Скорой помощи».

Инне в темной комнате миражится, что кто-то в ней находится. Она тихо шепчет, а ей в ответ тишина. Она стремится забиться в темную комнату под теплое пуховое одеяло и смотреть в окно с пробивающимся светом ночных уличных ламп неонового света. Она не единственная в большом городе, которая раздражает чужой смех, голос, свистящий чайник на газовой плите, хлопанье дверей. От всего этого она убегает в свою комнату, и в которую никого не пускает.

Снова её изводят мысли, что, в конце концов, она хочет о ком-то думать, даже приготовить ужин, не завтрак, а ужин, на завтрак у неё никогда нет времени, она тщательно выбирает каждое утро себе наряд, чтобы удивить коллег своим вкусом одеваться, чтобы в течение недели ежедневно манерничать, манипулировать своим телом, собой и в конце рабочей недели изнеможенно отсыпаться от напряженной работы, где она не может быть самой собой, без раболепного внимания к своей персоне. Корпоративные вечеринки, которые могут закончиться романтическим вечером с кем-то, для неё теперь не так важны. Ещё год назад, на то чтобы остаться на вечере, или исчезнуть, ей хватало подумать шесть секунд, чтобы принять предложение на продолжение вечера, а потом вернуться домой одной и лечь в свою постель, после принятия ванны. В выходной день пойти в клуб на массаж, в бассейн, чтобы проплавать час и освежиться от суеты города. И обязательно надеть обувь на высоком каблуке. В этом у нее был заложен определенный смысл, что чем круче жизнь, тем выше каблук.

Есть и другая любовь по вызову, которая, как сестра милосердия, приходит к больному по назначению врача реанимации, когда в качестве профессиональной услуги измеряется температура, пульс, давление или подключается монитор с датчиками, которые безнадежно утешают, что все находится под бдительным наблюдением персонала, предлагая по страховке новое ощущение комфорта современного города.




Глава 3


В среду Андрей был приглашен на конференцию с фуршетом. За час до конференции был открыт буфет. Молчаливые и зоркие молодые официантки сновали по залу. В меню фуршета входил томатный суп, закуски из селедки, зелень из консервированных банок, на выбор тушеное мясо, жареная рыба, гриль-курица, потом следовали пирожные, пудинги и кофе-чай. Вегетарианские блюда пахли водорослями и плесенью. Разнообразие шведского стола не вполне соответствовало качеству и только ради изобилия еды посетители не отходили с тарелками от стола.

За столами европейского стандарта «шведского стола» сидели солидные люди, уплетающие яства, как дети – попкорн. Насыщения от еды Андрей не испытывал, а вот распирание живота почувствовал определенно. Он попробовал отвлечься от еды, осмотрелся вокруг, никого не приметил из женщин, которая могла украсить этот вечер. Тихо играла музыка в обеденном зале. Час трапезы был на исходе, когда он увидел Павла, который сел за соседний стол и неторопливо съедал всё что было на тарелке. Участники конференции, небрежно надевая очки, ещё больше приосаниваясь, медленно и грузно уходили в конференц-зал. Начало конференции напоминало театральное представление перед поднятием занавеса сцены. Посетители громко прокашливались, вытирали пот со лба. Только тут вход был по пригласительным билетам и без запретительного третьего звонка. Распорядитель – модератор конференции бодро зачитал тему программы вечера. Докладчик монотонно и спокойно начал говорить о феномене боли как о новейшем изобретении человечества.



Читать бесплатно другие книги:

Настоящая книга журналиста Григория Волчека является одной из первых серьезных попыток художественного исследования и от...
Лагосинтеру больше не угрожает вторжение со стороны могущественной компании «Ад Инкорпорейтед» и отважная троица спасите...
На Лагосинтере, небольшом и технически отсталом, но с хорошо развитой магией мире, срабатывает поисковый амулет могущест...
Сборник изречений российских и русско-язычных авторов, выбранных из сборников, книг, журналов и СМИ за постсоветский пер...
Книга состоит из научно-приключенческой повести «Полёт шмеля», множества разнообразных миниатюр (афоризмы, анекдоты, бай...
Вот ты и приобрела новую профессию… профессию, которая называется эмигрантка…Она не требует от тебя ничего: твои знания ...