Лето, как лето - Галанина Юлия

Лето, как лето
Юлия Галанина


Акватика #2
Хорошо, что есть лето.

Хорошо, что летом есть каникулы.

Найдите человека, который считал бы наоборот! Нашли? Скорей положите ему на голову холодный компресс, – он перегрелся!

Шустрик, Полосатик и Затычка таких людей не встречали никогда. Для них в лете было лишь одно неудобство – уж очень оно быстрое и короткое.

В самом деле, – учишься, учишься, учишься, учишься, сил никаких не остается, еле до лета доживешь, а оно раз – и пролетело! Обидно…

Нет бы наоборот: каникулы, каникулы, каникулы, учеба – вжик! – и опять каникулы, каникулы, каникулы…





Юлия Галанина

Лето как лето





Глава первая


Хорошо, что есть лето.

Хорошо, что летом есть каникулы.

Найдите человека, который считал бы наоборот! Нашли? Скорей положите ему на голову холодный компресс, – он перегрелся!

Шустрик, Полосатик и Затычка таких людей не встречали никогда. Для них в лете было лишь одно неудобство – уж очень оно быстрое и короткое.

В самом деле, – учишься, учишься, учишься, учишься, сил никаких не остается, еле до лета доживешь, а оно раз – и пролетело! Обидно…

Нет бы наоборот: каникулы, каникулы, каникулы, учеба – вжик! – и опять каникулы, каникулы, каникулы…


* * *






В этот день данюшки с утра пораньше отправились за Город в лес. У Малыша был день рождения.

Ну, на самом-то деле, никто не знал, когда именно родился птеригоплихт, но его ровно три года назад привезли в Акватику.

Данюшки решили подарить Малышу в день рождения что-нибудь вкусненькое: пень трухлявый или корягу.

После нескольких часов поиска они нашли, что искали. Коряга была как раз по вкусу Малышу: мягкая, трухлявая, и пахла болотом.

Подхватив ее с трех сторон, данюшки понесли подарок в Город.

Пот лил с них ручьями, когда они подходили к конюшне. Теперь не только коряга пахла болотом и была осыпана мелкой, липкой трухой, но и трое друзей.

А в конюшне творилось что-то неладное.

Малыш метался в стойле. Он с разбегу, всем телом обрушивался на стену, и с нее дождем сыпалась штукатурка. Четыре конюха с полудюжиной помощников обезвреживали разбушевавшегося гиганта. Спутав его тело прочными широкими ремнями, они оттащили птеригоплихта на середину стойла.

На свободе остался только хвост. Секунду спустя выяснилось, что хвост птеригоплихта стоит трех дерущихся панаков.

Сметенные хвостом, как волной, четыре помощника отлетели и врезались в стену.

Малыш яростно махал хвостом и сшибал каждого, кто пытался приблизиться. Ближний к хвосту столб, поддерживающий перекрытия потолка, уже опасно скрипел. Заарканить хвост никак не удавалось, – широкий плавник мешал накинуть петлю на основание хвоста. А если ремень зацеплялся за хвостовые лучи, Малыш молниеносно складывал плавник и петля соскальзывала.

Оттолкнув данюшек, в конюшню вбежал Черный Меченосец по прозвищу Тугая Петля. Он нес какое-то хитрое приспособление, состоящее из веревки и тяжелого шара на конце.

При помощи этой штуки ему удалось обвить хвост Малыша и обездвижить его. Не теряя времени, конюхи молниеносно спутали всего птеригоплихта. Теперь Малыш напоминал громадной куколку неведомой бабочки.

Опутанный ремнями он мог только яростно выпускать ротовой присоской воздух. Так, что сено разлеталось, словно от порывов ветра. Защечные клыки его то грозно топорщились, то прижимались к щекам. Это было страшное и одновременно жалкое зрелище.

В конюшню прибежали Король и Главный Лекарь Старшего Народа.

– Что с Малышом?! – бросился к Королю Затычка. – Мы ему подарок принесли, а тут такое…

– Еще не знаю, ребята. Сейчас Господин Лекарь его посмотрит, – расстроенный Король отодвинул Затычку в сторону, чтобы пропустить носилки с покалеченными птеригоплихтом людьми.

Бегло, но умело, осмотрев лежащих на носилках раненых, Король облегченно вытер пот со лба.

– Серьезных ран вроде нет. А вот ребра, руки и ноги он кое-кому переломал. Великий Торакатум! Неужели у него бешенство? Несите скорее их в госпиталь.

– А если бешенство, то что? – не удержался Затычка, заглядывая из-под королевского локтя Королю в лицо.

– А если это бешенство, – раздельно сказал Король, – то скакуна убивают, пока не пошла эпидемия. Другого лечения нет!

У данюшек сразу стало жарко-жарко в животе от ужаса. Убить Малыша?! За что?!!

Они кинулись к стойлу птеригоплихта.

Главный Лекарь, умело расправив защечный клык, разглядывал его сквозь оправленную медью громадную лупу на точеной деревянной ручке.

Затем он с помощью лупы осмотрел глаза Малыша. Простукал пальцами несколько чешуек, одну поскреб ножичком. Получившийся порошок ссыпал в маленькую колбу с прозрачной жидкостью. В колбе зашипело, и повалил едкий дым.

Малыш уже перестал биться и только жалобно-жалобно вздыхал.

Лекарь приставил к боку птеригоплихта смешную трубочку (совсем такую же использовал на осмотрах в школе Лекарь Младшего Народа, только та была поменьше) и долго вслушивался. Затем нырнул под птеригоплихта и исчез там, наверное, на полчаса.

Наконец он появился, собрал свои инструменты в пузатый чемоданчик, вымыл руки.

– Я дам Малышу успокоительное. Нужна его любимая еда.

– Мы корягу принесли! – обрадовался Полосатик. – Он их больше всего любит обгладывать!

Данюшки приволокли корягу.

Главный Лекарь, недовольно хмыкнув, понюхал ее. Опять раскрыл чемоданчик и вытащил широкий изогнутый нож. Соскоблив ножом с коряги немножко трухи в чашку, достал мешочек, и насыпал из него туда же зеленого порошка.

Перемешав содержимое чашки, обсыпал им корягу, словно пекарь плюшку сахарной пудрой.

Лечебную корягу поставили под нос птеригоплихту.

Несчастный Малыш, угрюмо вздыхая, принялся соскабливать ротовыми пластинками древесную труху. Через некоторое время глаза у него закрылись, и он обмяк на ремнях, словно мешок с опилками. Малыш заснул.

Главный Лекарь еще раз вымыл руки и строго сказал:

– Я хочу переговорить с вами, господин Король, и с вами, господин Главный Конюх. Остальных это не касается, особенно детей. Детей, я повторяю! – он выразительно посмотрел на открывшего, было, рот Шустрика.

– Пройдемте туда! – Король показал на дверь в конце конюшни.

– Идите-ка ребята, домой! – попросил данюшек Второй Конюх. – Видите, дела какие невеселые? Вы хорошо помогли своей корягой, а теперь здесь надо прибрать. Да и вам помыться не мешает.

Данюшки понуро вышли за дверь.

– Сволочи все! – вдруг яростно пнул оброненное кем-то в суматохе жестяное ведро Затычка.

Ведро, блестя боками, просвистело над кустами и хлюпнулось о стену.

– Эпидемия, выпидемия… Вы как хотите, а я не дам Малыша убивать! Украду его – и все дела! Спрячу где-нибудь, и буду кормить корягами. И он поправится. Силача раненого из Цитадели вытащили. Неужто птеригоплихта не сможем? Что молчите?!! – он дернул Полосатика за рукав.

– Надо узнать, что говорит Главный Лекарь, – как обычно, рассудительно сказал Полосатик. – А потом уже дальше думать.

– Щас узнаем!

Затычка кинулся к длинному одноэтажному зданию, куда Король увел Главного Конюха и Главного Лекаря Старшего Народа. Там зимнюю пору гвардейцы отрабатывали парные поединки на клинках.

Но не успел Затычка добежать даже до кустов около здания, как из окна высунулось длинное лицо Лекаря. Словно он специально сидел и ждал, когда появится Затычка.

– Я же понятным языком сказал: детям – нельзя! – сухо произнес Главный Лекарь.

Он обернулся и попросил кого-то:

– Поставьте, пожалуйста, охрану перед окнами.

Из дверей конюшни появился Тугая Петля и миролюбиво посоветовал:

– Иди, парень, гуляй. Не нарушай субординацию.

– Субор – чего? – сделал озабоченное лицо Затычка.

– Субор – того! – рявкнул Тугая Петля. – Не сувайся, говорят, куда не велено!

– А я и не суваюсь! То есть не суюсь! – отрезал Затычка, заложил руки за спину и неспешно пошел к друзьям.

Тугая Петля не поленился, отправился за ними и проследил, чтобы данюшки покинули Конюшенный Двор.

После чего вернулся к зданию и принялся ходить вдоль окон.


* * *

Данюшки, сидя у ворот, видели, как он марширует туда-сюда и подобранной палкой изредка делает выпады, словно отрабатывает поединок.

– Давайте с тыла попробуем! – предложил Шустрик.

– Там же стена глухая! – удивился Полосатик.

– На месте посмотрим, может, что и в голову придет…

Они прошли вдоль стены места, где конюшня и прочие строения подходили вплотную.

Забравшись на стену, данюшки перемахнули на конюшню, и по плоским крышам добрались до зала, где шел совет.

Но вот беда – расстояние от крыши до окон было чересчур большим. Слова Главного Лекаря еле слышались.

А может быть, именно сейчас он выносит смертный приговор бедному Малышу?!

– Спускайте меня! – предложил Затычка. – Держите каждый за ногу, – тогда достанем. И быстрее, пока их совет совсем не кончился.

Недолго думая, Полосатик схватил Затычку за правую ногу, Шустрик за левую. Ап! – и Затычка повис на стене головой вниз. Голова его как раз достала до окна.

Внизу по-прежнему нес караул Тугая Петля.


* * *

Вися на стене, Затычка превратился в одно большое Ухо.

– Защечные клыки так же пребывают в нормальном состоянии. Никаких образований на них, могущих привести к развитию заболеваний, мною не замечено…

На счастье данюшек, обстоятельный Лекарь, не торопясь, рассказывал весь осмотр от начала до конца, не пропуская ничего.

– На основании вышеизложенного я ответственно заявляю, что данный экземпляр птеригоплихта практически здоров, насколько это вообще возможно в нашем вредном для здоровья мире!

– То есть, доктор, бешенства у него нет? – переспросил Король. – Но что же с ним тогда?

– Да, он здоров, – уже нормальным языком подтвердил Главный Лекарь. – Я бы даже сказал, чересчур здоров. Ваш, извините за выражение Малыш, вырос. Отсюда все беды.

– Объясните, пожалуйста, понятнее, доктор, – попросил Король. – Я сегодня плохо соображаю.

– И соображать не надо! – обиделся Главный Лекарь. – Ваш птеригоплихт вырос. И теперь он должен размножаться. Этого требует от него природа. Ему нужна дама.

– К-какая дама? – опешил Главный Конюх.

– Птеригоплихтиха. Или птеригоплихтша – как вам больше нравиться. Ему пора строить гнездо! – отрезал Главный Лекарь.

– Но доктор, где я возьму даму птеригоплихта? – взмолился Король. – Малыш у нас один во всем Союзе Королевств. Вы же не хуже меня знаете!

– Мое дело поставить диагноз… – сухо сказал Главный Лекарь. – И мой диагноз таков: если вы не найдете второго птеригоплихта, особь женского пола, Малыш будет бушевать, пока не покалечит себя. И будет калечить других. С помощью сильных снадобий я могу некоторое время держать его в спокойном состоянии. Месяца два, ну, в крайнем случае, три. Иначе процесс станет необратимым. И он, проще говоря, впадет в полусонное состояние до конца дней своих. Вот так обстоят дела. Всего хорошего, господа, спокойной ночи!

– Спокойной ночи… – машинально отозвались Король и Главный Конюх.

Главный Лекарь Старшего Народа удалился.

– Делать нечего… – вздохнул Король. – Придется обращаться к Морским Корабелам, нанимать корабль. Только куда плыть, хотел бы я знать?… И кто поплывет?

– Я поплыву, – сказал Главный Конюх. – А отправимся мы по следу того посольства. Ведь не из воздуха оно возникло.

– Они пришли на странных кораблях из Западного Моря. Поднесли нам в дар Малыша, оставили на наших пристанях корабли и отправились в Аквилон. Потом вернулись, нагруженные товарами, погрузили на корабли и ушли в море. Хм, в Храме Четырех Солнц должны быть записи. Жрецы ведут летописи и собирают сведения о дальних землях. Надо попросить Учителя Лабео съездить в Аквилон поговорить со жрецами. Сейчас же иду к нему, а вы займитесь укреплением стойла Малыша.

Озабоченный Король ушел, а Главный Конюх вернулся в конюшню. Пошел в Гвардейские Палаты и Тугая Петля.

Только Затычка продолжал висеть между небом и землей.

– Эй! Тяните меня! – крикнул он друзьям.

И неожиданно услышал:

– Не можем…

Оказывается, Полосатик и Шустрик все свои силы израсходовали на то, чтобы удержать Затычку в висячем положении. И втянуть его на крышу сил у них не осталось.

Затычке тоже надоело висеть на стене. В голове у него шумело, и перед глазами мерцали искорки.

Затычка прикинул, сможет ли самостоятельно подняться до крыши. Оказалось, нет. Стена была гладкая, без выступов и впадин.

– Давай позовем кого-нибудь! – предложил Полосатик сверху. – Долго мы тебя не продержим.

– Да ну вас, позору не оберешься! – возмутился Затычка. – Уж лучше отпустите меня. Земля внизу мягкая, приземлюсь как-нибудь.

Другого выхода не было.

Друзья разжали руки, и Затычка ухнул вниз. В падении он ухитрился развернуться, чтобы не приземлиться на голову. Земля, хоть и мягкая, оказалась очень твердой.

Затычка лежал на земле, смотрел на появляющиеся в небе первые звездочки, и ему было очень хорошо.

Главное – что у Малыша болезнь незаразная и его не будут убивать.

А все остальное можно поправить.


* * *

– Ну и мудреная же у Малыша болезнь! – объяснял Затычка по пути домой. – Так прямо и не расскажешь.

– Да ну?! – заинтересовались друзья. – Какая?

– А какая-то ненормальная. Вон видите, Тучка-липучка впереди нас чешет? Леденцы из лавки несет. Вот представь Полосатый, что ты… есть-пить – не можешь!… на людей бросаешься…, а должен ты с Тучкой гнездо строить: иначе сбесишься. Или еще хуже. Вот такая у Малыша болезнь.

– На фига мне гнездо? – удивился Полосатик. – Сам с ней строй! Да она же и говорить-то не умеет, кроме как о тряпках, да о сладостях! Что-нибудь спросишь, а она давай хихикать, как ненормальная.



Читать бесплатно другие книги:

В книге подробно рассматриваются догматические вопросы, связанные со Святой Троицей, учением о Боге и Его бытии, Его сво...
Основная часть стихов для книги Владислава Дорофеева «Вечерник» написана в относительно короткое время, за шесть лет. Зн...
С детских лет ее учили убивать. К восемнадцати она стала самой известной женщиной-ассасином во всем королевстве. И даже ...
В книге рассматриваются ранние этапы и закономерности эмоционального развития в норме. Описываются наиболее значимые для...
Книга рассказывает о самой популярной комнатной породе собак – пуделе....
Книга предназначена для самостоятельного изучения лицами с различным уровнем и профилем базового образования. Поможет пр...