Но молоко, к счастью… - Гейман Нил

Но молоко, к счастью…
Нил Гейман


Эта странная история случилась при совершенно непримечательных обстоятельствах.

В доме закончилось молоко. Мама в командировке, папа – за главного. Он-то и отправляется за ним в магазин. Но по дороге его похищают… самые настоящие инопланетяне.





Нил Гейман

Но молоко, к счастью…



Neil Gaiman

FORTUNATELY, THE MILK



Печатается с разрешения автора и литературных агентств Writers House LLC и Synopsis Literary Agency.



Text copyright © Neil Gaiman, 2013

Illustrations copyright © Chris Riddell, 2013

© М. Визель, перевод на русский язык, 2014

© ООО «Издательство АСТ», 2014



Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.



© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru (http://www.litres.ru/))


* * *




«Уморительно смешно».

    Межгалактическая полицейская газета



«Эта шокирующая история наглядно демонстрирует: ни одно человеческое существо и БЛИЗКО нельзя подпускать к времяходческому воздушному шару».

    «Водоворот», футуристический журнал



«Воистину впечатляющий чернильный бумагатор. На переднем плане – умнейший динозавр в предыстории».

    Гермиона Стего-вторая, к.ф. н, дама-командор, член КНОСа[1 - Королевского научного общества стегозавров.]





Моему покойному отцу Дэвиду, который рассказал бы эту историю с блеском, и моему сыну Майклу, который не поверил бы ни единому слову.

Я люблю вас.

    Н.Г.

Джеку

    К.Р.




В холодильнике стоял апельсиновый сок. И больше ничего, что подошло бы для хлопьев. Не считая, конечно, майонеза, кетчупа и огуречного рассола. Но я не считал, что это подходящая заливка. И моя сестрёнка так не считала. Хотя ей случалось есть очень странные штуки, вроде грибов в шоколаде[2 - Вообще-то они ей не понравились. И я ей не говорил заранее, что внутри шоколадки грибы. Это был эксперимент.].

– Молока нет… – сказала она.

– Угу, – ответил я. И заглянул за банку с вареньем. Так, на всякий случай. – Совсем нет. Ни капельки.













Наша мама укатила на конференцию, делать доклад по ящерицам. Уезжая, она раздала нам ЦУ (ценные указания).








Папа в это время читал газету. А когда он читает газету, то, по-моему, не слышит ни слова.

– Ты меня понял? – спросила вдруг мама. – Повтори, что я сейчас сказала?








– Отвести детей завтра на репетицию оркестра; на скрипку – в среду; ты приготовила в холодильнике ужины на каждый вечер, пока тебя не будет, и пронумеровала каждый этикетками; запасной ключ у Николсонов; сантехник придёт в понедельник и до этого времени нельзя пользоваться верхним туалетом; не забывать кормить золотую рыбку; ты нас любишь и вернёшься в четверг, – перечислил папа.

Похоже, мама такого не ожидала.

– Да, всё верно, – ответила она. Затем перецеловала нас всех. И добавила: – Кстати, у нас молоко почти закончилось. Надо купить.

Когда она уехала, папа выпил чаю. С молоком – ему как раз хватило того, что осталось.








Мы стали размораживать ужин № 1, но немного напортачили, так что отправились в индийский ресторанчик. А перед сном папа развёл нам горячего шоколада, чтобы подсластить ничем не восполнимое отсутствие мамочки.








Так было вчера.

А сейчас папа вошёл в кухню и сказал:

– Ну-ка, приналягте на хлопья. Сегодня репетиция оркестра.

– Мы не можем… – грустно ответила сестрёнка.

– Это почему же? – удивился папа. – У нас полно хлопьев. И мюсли. И мисок. И ложек. Ложки у нас просто отличные – совсем как вилки, только не такие острые.








– Только вот молока нету, – сказал я.

– Нету, – подтвердила сестрёнка.

Я увидел, что папа призадумался. По его лицу было заметно, что он уже собрался предложить нам на завтрак что-нибудь такое, для чего не нужно молоко, например сосиски, но тут же вспомнил, что без молока не сможет пить чай. На его лице явно читалось: «остался без чая».

– Ах вы мои бедняжки, – произнёс он. – Сейчас я сбегаю в продуктовую лавку на углу и принесу вам молока к завтраку.

– Спасибо! – обрадовалась сестрёнка.

– Только не обезжиренное, – быстро уточнил я. – Оно вообще как вода.

– Конечно, не обезжиренное, – согласился папа.

И ушёл.

Я насыпал хлопья в миску. И стал ждать.


















– Как ты думаешь, сколько уже времени прошло? – спросила сестрёнка.

– Тыща лет, – ответил я.

– Похоже на то, – согласилась она.

Мы выпили апельсиновый сок. Сестра поупражнялась на скрипке. Я попросил её прекратить. Она прекратила.

Потом скорчила мне рожицу:

– А сейчас сколько времени прошло?

– Три тыщи лет.

– А что, если он вообще никогда не вернётся?

– Ну, тогда мы позавтракаем солёными огурцами.

– Солёные огурцы – это неподходящее блюдо для завтрака! – запротестовала сестрёнка. – И вообще, они мне не нравятся. А вдруг с ним что-то случилось? Мама нам этого не простит.

– Думаю, он просто встретился в магазине с кем-то из своих приятелей, – принялся я объяснять, – и потерял счёт времени.

Я попробовал ради эксперимента пожевать парочку сухих хлопьев. Есть можно, но, конечно, совсем не то, что с молоком.

У входной двери что-то стукнуло, грюкнуло, и на пороге появился мой отец.

– Где ты был всё это время? – спросила сестрёнка.

– Ну… – ответил он. – Хм. Да. А забавно, что вы меня спросили о времени.

– Ты с кем-то столкнулся и потерял счёт времени? – уточнил я.



– Я КУПИЛ МОЛОКО, – начал папа. – И действительно перекинулся приветствиями с мистером Робинсоном, тот как раз покупал газету. Но едва я вышел из лавки, как услышал сверху какой-то странный шум.

Звучало это примерно так: тумм… тумм…

Я поднял глаза и обнаружил, что всю нашу Маршалл-Роуд накрыл сверху огромный серебряный диск.








«Опаньки, – подумал я. – Такое не каждый день увидишь». А затем случилось что-то очень странное.



– Куда уж страннее! – заметил я.

– А вот куда, – ответил папа.



– ИЗ ДИСКА ВЫРВАЛСЯ ЛУЧ СВЕТА – сияющий, переливающийся луч, хорошо различимый даже на солнце. А потом я сразу почувствовал, как меня уносит вверх по этому лучу и засасывает внутрь диска. Но молоко, к счастью, я ещё раньше сунул в карман пальто.

Палуба диска оказалась металлической, размером с футбольное поле. А то и побольше.

– Мы прибыли на вашу планету очень издалека, – сказали мне ребята, столпившиеся на ней.













Я тут говорю «ребята», но вообще-то они были несколько зеленоваты, сочились каплями и, сказать по правде, дружелюбием не лучились.

– Итак, мы требуем, чтобы ты вручил нам права на вашу планету от имени всех обитающих на ней видов. Мы её переоборудуем.

– Я категорически отказываюсь! – заявил я.

– В таком случае, – продолжил один из них, – мы соберём здесь всех твоих врагов и передадим тебя в их руки – до тех пор, пока ты не подпишешь акт передачи планеты в наши руки.

Я совсем было собрался заявить, что у меня нет врагов, как вдруг заметил большую железную дверь с надписью:








И я немедленно её открыл.

– Стой! – закричал капельный зелёно-планетянец. – Ты прорвёшь пространственно-временно?й континуум!

Но было поздно. Я уже толкнул дверь.

И прыгнул.








Но, молоко, к счастью, всё время крепко прижимал рукой. Так что не потерял его, когда плюхнулся в море.

– Это ещё что такое? – раздался женский голос. – Рыбина? Русалка? Или… шпион?!

Я собрался было ответить, что ни то, ни другое и, главное, ни третье, но никак не мог отплеваться от морской воды. Меня тем временем вытащили на палубу небольшого судёнышка. На нём сгрудилось немало мужчин и одна-единственная женщина. Все смотрели на меня довольно косо.













– Ты кто таков, крыса сухопутная? – спросила меня женщина. На голове у неё помещалась большая шляпа, а на плече сидел попугай.

– Шпион! Дельфин в пальто! Русалка с ногами! – заржали отовсюду.








– Как ты здесь оказался? – продолжила женщина.

– Я просто пошёл в лавку на углу, чтобы купить молока детям к завтраку и себе к чаю, – начал я. – А потом…








– Он лжёт, ваше величество!

Женщина выхватила кортик:

– Ты смеешь лгать Королеве пиратов?

Но молоко, к счастью, было при мне. Я вытащил его из кармана и спросил:

– Коли я не отправился в лавку на углу за молоком, откуда у меня вот это?

Увидев пакет, пираты застыли, лишившись дара речи.

– А теперь, – продолжил я, – вы меня очень обяжете, если высадите где-нибудь поближе к месту моего назначения.

– И что же это за место? – спросила Королева пиратов.

– Угол Маршалл-Роуд и Флетчер-Лейн. Благодарю вас. Нельзя ли побыстрее, дети ждут меня к завтраку.

– Ты на пиратском судне, братец, – сказала Королева. – Мы тебя нигде не сможем высадить. У тебя только два пути: или ты присоединишься к моей команде, или откажешься. И тогда мы проткнём твою трусливую глотку и отправим за борт кормить акул.

– А вы разве не отправите меня пройтись по доске?

– Что? Никогда о таком не слышали, – заворчали пираты.

– Ну как же! – продолжил я. – Так все пираты делают. Сейчас я всё объясню. У вас тут найдётся доска потолще?

Пришлось поискать, но в конце концов доска нашлась, и я указал пиратам, где её приладить. Тут мы немного поспорили: я предлагал прибить её к палубе, но Королева сочла, что будет надёжнее и безопаснее, если на один конец доски просто сядут два самых толстых пирата.

– Так почему же ты хочешь пройтись по доске? – спросила Королева.

Я пододвинулся к краю доски. Подо мной безмятежно плескалось голубое Карибское море.








– Ну… – пробормотал я. – Мне встречалось много историй с пиратами. И если мне удастся спастись…

Дружный смех прервал меня. Пираты хохотали так громко, что у них колыхались животы, а попугай в испуге взлетел с плеча Королевы.








– Спастись?! – орали они. – Отсюда нет спасения! Мы в открытом море!

– Ну хорошо, – согласился я. – Если всё же герою удаётся спастись, помощь всегда приходит, пока он идёт по доске.

– Ну уж нет, – заявила Королева. – Иди-ка сюда. На, держи испанский дублон и вступай в команду искателей приключений. У нас в восемнадцатом веке всегда найдётся место для смышлёного и заводного пирата.








Я поймал дублон и ответил:

– Ах, если бы я только мог… Я почти согласен. Но у меня дети. И им нужен завтрак.

– Ну так умри же! По доске – шагом марш!

Я пододвинулся к краю доски. Подо мной кругами плавали акулы. И пираньи.








…и здесь я впервые прервал отца.

– Стоп-стоп, – сказал я. – Пираньи – пресноводные рыбы. Откуда им взяться в море?

– Ты прав, – ответил папа. – Пираньи появились позже. Точно. Так вот…



Я ДОШЁЛ ДО КРАЯ ДОСКИ и приготовился к неминуемой смерти, как вдруг на плечи мне шлёпнулась верёвочная лестница, и низкий голос прогрохотал: «ХВАТАЙ ЛЕСТНИЦУ! БЫСТРО!»

Других приглашений мне не требовалось. Я вцепился в лестницу обеими руками и полез вверх – но молоко, к счастью, не выпало и осталось в кармане. Завидев это, пираты разразились проклятьями и принялись разряжать в меня пистолеты, но ни проклятья, ни пистолеты не причинили мне вреда, и я вскоре добрался до верха.

Мне ещё не приходилось бывать в корзине воздушного шара. И она показалась мне очень уютной.

– Надеюсь, ты не против, что я лезу со своей помощью. Мне показалось, у тебя внизу проблемы, – сказал воздухоплаватель.

– Да ведь ты же… ты же… СТЕГОЗАВР!

– Я изобретатель. Ты оценил эту штуку, в которой мы находимся? Я называю её Пассажирским Шаровидным Летатором профессора Стего.




Конец ознакомительного фрагмента.


Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/nil-geyman-2/no-moloko-k-schastu/) на ЛитРес.

Стоимость полной версии книги 5,99р. (на 03.08.2014).

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.



notes


Сноски





1


Королевского научного общества стегозавров.




2


Вообще-то они ей не понравились. И я ей не говорил заранее, что внутри шоколадки грибы. Это был эксперимент.


Поддержите автора - купите книгу


1


Читать бесплатно другие книги:

«Есть слова, которые мы часто употребляем, не обращая внимания на их глубокое значение; мы говорим: «Это противно внутре...
Себастьян Бах был любимейшим композитором Одоевского с ранней юности и до конца дней. Он был его «учебною книгой» и пост...
«Маленькая, карманная книжечка, в кожаном переплете, с золотым обрезом.На первой странице тщательно и красиво выведено:–...
«Жалко, что умер старичок, кладбищенский дьякон, перехоронивший на Ваганьковском всех великих артистов.Каждый раз, как, ...
«Никогда еще ни один из наших драматургов не удостаивался такого „приема“.– Дорогой наш! Пришли? Как мы рады! Куда бы ва...
«Писатель пишет, актер играет, – и интересно знать, для кого все это делается?Петербург очень любит драматическое искусс...