Принцесса для младшего принца - Чиркова Вера

Принцесса для младшего принца
Вера Андреевна Чиркова


Личный секретарь #3
Возвращаясь с Земли вместе с приемными родителями и названой сестрой в их родной мир, Илли всерьез считала, что все ее проблемы остались в прошлом. Да и чего можно опасаться девушке, идущей туда в компании опытной магини и дриад, если теперь она и сама по воле судьбы стала дриадой. Ну, разве только одного – встречи с любимым, которого Иллира вынуждена была обмануть.

Однако с первых же шагов семейство графа Хингреда ле Трайда, приемного отца Илли, оказывается перед выбором: отдать на растерзание банде убийц невинных людей или ввязаться в смертельно опасную схватку. И маленький отряд единогласно решает принять бой, хотя, чтобы победить, им предстоит придумать совершенно новую тактику и изобрести новое оружие – ведь дриады не выносят ни гибели живых существ, ни их ран.

Но никто пока и не подозревает, что этот бой – только начало битвы за судьбу королевства и счастье самой Илли.





Вера Чиркова

Принцесса для младшего принца





Глава 1


– Ох, деточки! Не знаю, как и благодарить… – Седая, сухонькая травница чуть не плакала от счастья, рассматривая свою ногу, ещё полчаса назад напоминавшую гнилую разбухшую корягу.

– Не нужно благодарить, – мягко улыбнулась Элинса. – Ты Юнизе помогла, мы тебе. И снова помощи попросим: приюти на денёк, пока мы путь найдём в ту сторону, куда нам нужно.

– Да разве мне жаль? Живите сколько хотите, там места много. Каменоломня-то заброшенная. Как нашли камень ближе, так её и забросили. Всего-то и успели сотни три возов взять. Там потом колдун недолго жил, он всё и обустроил. Ну а я набрела, когда место искала понадёжнее. Вот только вы не совсем спокойное времечко выбрали переходить-то.

Хингред тайком вздохнул: а когда оно было, спокойное время? Сколько он помнит, всегда что-то мешало. Но сейчас его любимые девочки хотят домой, все настроены на переход. А Илли просто с ума сходит по своему принцу… хотелось бы на него взглянуть. Сколько же ему было лет, этому воинственному высочеству, когда они бежали оттуда, из родного мира, спасаясь от шедших по пятам колдунов? Наверное, пятнадцать… или четырнадцать?

Хингреду он помнился совсем подростком, серьёзным, с по-юношески круглым подбородком и твёрдо сжатыми губами. Да и то как в тумане. Впрочем, лица многих знакомых и друзей, оставшихся в родном мире, вспоминаются ему как-то расплывчато – двенадцать лет не шутка. И неизвестно, что с ними стало, как изменились, как встретят… Но говорить всего этого старушке, разумеется, не стоит.

– Ничего, мы не слабые, – бодро улыбнулся травнице граф, – доедай да пойдём.

– Задержимся минут на двадцать, – попросила Элинса, входя в комнату, – искупаться ей лучше тут. Лира уже ванну налила, а я вот одежду чистую приготовила, даже туфли у Натальи нашла. Идём, Симана, помогу тебе справиться с местными кранами, а ты мне за это время расскажешь, что в округе твоей пещеры творится и кто в тебя стрелу пустить решился.

Хингред согласно кивнул: полчаса в таком деле ничего не решают. Апраксия, которую дриады забросили в родной мир взамен еле доползшей до зеркала травницы, паниковать не станет.

Тем более у неё там сейчас хватает забот. Нужно пополнить резерв, проверить магическим поисковичком окрестности пещеры, поставить сигналки и ловушки. Раз по лесу бродят стрелки, таскающие в колчанах ядовитые стрелы, лишними не будут никакие предосторожности. Ну и конечно, ей придётся вытащить из стазиса необходимое для обмена число жуликов, которых магиня так предусмотрительно наловила в этом мире.



Элинса с травницей присоединились к переодевшимся в походные костюмы девушкам немного раньше, чем истекли назначенные двадцать минут, причём дриада явно спешила. Глядя на озабоченное лицо жены, граф догадывался: обстановка в родном мире далека от той, что он нарисовал себе в воображении и на которую настроился. Однако знал Элинсу настолько хорошо, что не мог не понимать: сама она не считает обстоятельства настолько сложными, чтобы семья не могла с ними справиться.

И это его безумно радовало. Долгие годы жена считала себя виновной в том, что ради неё он бросил любимую, интересную работу, растерял друзей, не общается с людьми своего круга и не имеет ни дома, ни поместья, какие давно бы имел, если бы выбрал в жёны более подходящую женщину. Много раз Хингред пытался деликатно переубедить любимую и лишь однажды, поймав во взгляде жены, смотревшей на зеркало, отчаянную горечь, догадался, какой выход из беспросветной тревожности полулегального существования примеривает она для них обоих.

Вот тогда он посадил её напротив и, крепко взяв за руки, строго сообщил, что совершенно не согласен с ее представлением о нем. И если она не перестанет считать мужа человеком, который способен обвинить любимую в житейских трудностях, то, значит, не любит его так, как он любит её. Потому что он не выбирал ни свою женщину, ни дорогу, ни судьбу. Выбор – дело разума, а он не рассуждал ни секунды, когда увидел её наполненные слезами зелёные глаза там, на лесной поляне, над подстреленным охотниками оленем. В тот миг он понял сразу и бесповоротно, что наконец нашёл ту, без которой не может, не желает жить дальше. А теперь она вправе уйти… как задумала, но добьётся этим только одного. Те трудности, которые они сейчас делят на двоих, им придётся преодолевать поодиночке. Однако он сразу обещает, что никогда не перестанет её любить и намерен отыскать, куда бы она ни ушла.

Вот с того дня она если и переживала, то только о дочери… сначала об одной, потом и о двух.

– Открывайте, – скомандовал Хинг, повесивший на плечи сразу две сумки и держащий в руках жестяное ведро и корзину.

– Сейчас. – Элинса накинула на него серый балахон и тщательно обмотала лицо графа капюшоном: не хватало ещё, чтоб в этом мире появился двойник её мужа. – Девочки, все готовы?

– Давай уже, – буркнула Лира, – камней вы, что ли, натолкали в эту сумку?

– Туда Апи что-то клала, – вспомнила Илли, подставляя голову под руки матери, бдительно поправляющей ей капюшон, – проверим, когда придём.

– Всё готово. – Элинса оглянулась на горевшую на окне лампу дневного света и, неприметно вздохнув, объявила: – Пять женщин, один мужчина.

Вспыхнуло в глубине зеркала отражение покорно стоявших в ожидании неизвестного чуда шести серых фигур в мешковатых балахонах, стремительно понеслось навстречу и пропало. А взамен появился тревожно трепыхающийся огонёк самодельной свечи, красноватый камень стен и насыщенный запах подсыхающего разнотравья, развешанного по стенам и под потолком.

– Ну вот мы и дома. – Элинса первой сбросила с головы капюшон и с тревогой нашла глазами подругу. – Как у тебя тут, Апи?

– Пока тихо. – Магиня уже помогала девушкам снимать капюшоны и составлять у стены багаж. – Но предчувствия очень тревожные. А что хозяйка рассказала?

– Сейчас объясню, никому ещё не говорила, – пообещала дриада и неожиданно призналась: – Спешила к тебе, очень не хотелось потерять последний путь. Кстати, что ты такого тяжёлого набила в одну сумку?

– Хрустальных шаров и камней, – без тени смущения сообщила магиня, – я давно всё это купила, да сомневалась, стоит тащить или нет. Но раз нас стало так много, решила взять. У здешних магов такие вещи невероятно ценятся, а после перехода из другого мира в камнях исчезают все изъяны. Я вам отличные амулеты от ментальных заклятий заряжу. Кстати… мне повезло, что источник недалеко, я просто расцветаю, как дриада, от возможности бесконечно черпать энергию.

– Как же, случайно, – беззлобно хихикнула трав-ница, сноровисто расставлявшая для гостей чурбачки и скамеечки, – станет колдун случайно селиться в пещере, если рядом нет источника. Ну а мне по наследству перешло. Ты, девонька, не видела, там молока нет, на камушке?

– Занесла я его, – кивнула Апраксия и повернулась к подруге, – ну, рассказывай.

– Симана говорит, ещё позавчера вечером заметила, что в горах чужие люди появились. Как – неважно, у неё свои приметы. Но сначала значения не придала, всё-таки это угодья местного барона, а он иногда то гостей приглашает поохотиться на козлов, то каменотёсов – найти камень для новой скульптуры. Художником себя мнит. А вот вчера вечером Симана возвращалась по тропе и вдруг почувствовала укол. Сначала она решила, что это змея или колючка, но, присев на камень посмотреть, обнаружила в ране наконечник от гномьей стрелы. Если помните, коротышки делают такие: древко от удара отламывается, а наконечник при каждом шаге продвигается всё дальше, пока не упрётся в кость или не пройдёт насквозь.

– Такими наконечниками в нашем королевстве пользоваться запретил ещё прадед королевы Интарии, – пояснил помрачневший Хингред – дело оборачивалось ещё худшим образом, чем он ожидал.

В душе графа невольно зашевелились сомнения, не зря ли Элинса так поспешила с переходом?! Хотя… сейчас они ещё могут вернуться в квартиру Натальи в любой момент. Правда, тогда жуликов придётся доставать новых: прошедшие взамен дриад на Землю получили от Апи подкреплённое магическим заклинанием строгое указание немедленно бежать из чужого дома, не забыв захлопнуть за собой дверь.

– Вот именно, – кивнула в ответ на его замечание травница, – я так же подумала, как увидела, что это наконечник. Отползла за камень и вырезала его из ноги… ножик у меня всегда с собой, как и зелье от ран. Перебинтовала и побрела домой, сумерки уж спустились. А пришла, ноги уже не чуяла. Как глянула – она уже чернеет, стало быть, с ядом стрелка-то. Так вот, думаю, почему они вторую тратить не стали, а я всё голову ломала, что ж не добили, пока я на камушке сидела?! Ну, противоядие у меня тоже заготовлено, выпила и еле до лежанки доплелась. Целый день и валялась, даже за молоком не было сил сходить. Только когда зеркало засветилось, поняла, что, окромя Юночки, некому. Вот и поползла… великое спасибо вам за всё.

– Не нужно благодарности, одно дело делаем, – отмахнулась Элинса, – а вот если есть что припрятать или с собой взять, решай сейчас. Мы тебя тут не оставим, пока по этим местам такие охотники разгуливают. А вот селян предупредить нужно, записку напиши, кузнец-то небось грамотен? В кувшин из-под молока и положим. А теперь давайте решать, куда пойдём.

– Пока никуда. – Магиня резко обернулась к кривой щелястой дверце, сквозь которую пока не проникало даже лучика света. – Похоже, тут не только одни мы бродим по ночам. Дальняя сигналка сработала… и ещё раз… ох, да там толпа! И идут, по моим ощущениям, в сторону деревни.

– Если ночью идёт толпа, это, скорее всего, отряд, – привычно перевела для себя Илли, и отец одобрительно ей кивнул.

– А если это отряд и стреляют они по женщинам отравленными гномьими стрелами, это определённо не люди короля, – добавила Апраксия и сурово свела брови.

– Тоже верно, – мрачно согласился Хингред, – ну и последний вывод: если толпа вооружённых людей идёт в самый глухой ночной час по направлению к деревне, то они точно не несут детям конфеты, как добрый Дед Мороз.

Странная сказка жителей чужого мира всегда до слёз смешила графа.

– Как действовать будем? – уставилась на него магиня.

– Нужно их остановить. – Глаза Лиры зажглись жарким азартом. – Только договоримся, как именно.

– Дриады не могут причинять вреда людям, – с жалостью глянула на неё Юниза.

– Да это я и сама знаю. И хуже того, чувствую. Но вот мать на Земле иногда делала для женщин такие вещи… грудь выращивала или попу. Давайте дотянемся, как до того ребёнка, и этим тоже что-нибудь вырастим. Чтобы они ходить не могли.

– Лира! – Вся компания уставилась на девушку с непередаваемым возмущением.

– Что «Лира»? Вы про что это подумали?! Вот она, ваша испорченность! А я сказку вспомнила про волшебные сливы. Можно носы до подбородка или губы до шеи. Ну, ещё можно рога… уши они не сразу заметят.

– Нет, – отказалась Элинса, – если они тренированные воины, то это их не остановит, а обозлит. Вот защитить селян мы смогли бы… если бы пробрались к ним. Придать силы, ловкости, даровать на время ночное зрение, это нам сейчас ничего не стоит.

– И от меня больше пользы в деревне, – признался граф.

– От меня тоже, – кивнула Апраксия. – А как перейти?

– У кого в селе зеркало есть, не знаешь? – обратилась Элинса к задумавшейся старушке.

– Как раз припоминаю… у старосты, у кузнеца… ну, у девок маленькие, вам такие не надобны.

– Нам любые, хоть поговорить. – Элинса уже стояла возле зеркала, пристально всматриваясь в стекло и изредка вздыхая. – Спят… ни огонёчка…

– Может, мне пробежать туда? – подхватилась травница. – Я дорожку короткую знаю.

– Нет, – обычно тихая Элинса, к изумлению мужа, взяла на себя командование, – сама пойду. Глубокий в деревне колодец?

– Дак нет там колодца! Ручей загородили и прудик сделали, вот в нём и берут воду-то.

– Это хорошо, не ошибусь, – усмехнулась дриада, сняла с себя пояс с кошельками, протянула Апраксии и снова повернулась к зеркалу.

Минуту ничего не происходило, потом вдруг заколыхались в зеркале крупные, как бриллианты, звёзды. Элинса тихо выдохнула, коснулась их ладонями и исчезла, только плеснулась на пол пригоршня воды.

– Круто, – восхитилась Лира, – обязательно попробую так сходить. А водички что-то маловато… не смотрите на меня так, она всегда говорила, что мне это пока не нужно знать.

– Балахон мне дай, – протянула руку магиня, – я следующая пойду.

– А может, нам с тобой тут остаться? – задумалась Илли. – Я тебе помогать буду, возьмёшь в плен языка. У тебя ловко получается.

– Так там магии мало, в мире вашем, вот и крутилась как могла, – вздохнула Апи. – Элинса мне кое-что про пути отражений подсказала, кое-что я вспомнила… в общем, если я не ошибаюсь, до меня это заклинание никто так не делал. Но это я тебе потом объясню. А языка я и в деревне возьму. Там его даже лучше видно будет, нам же простой воин не нужен…

– Что-то она долго, – минут через пять не выдержала Лира, – нам не пора к ней выдвигаться?

– Так пока от пруда доберётся, пока хозяина разбудит, пока уговорит… они же ужасно недоверчивые, эти селяне, – рассудительно пояснял Хингред, но девушки чувствовали, что убеждает он не только их.

– Дома-то к пруду задами, она могла и в дальний край свалиться, – тихо пробурчала травница. – А не хлебнуть ли вам зелья ночного глаза?

– Если только папе. – Илли сообразила, что сама она теперь, если сосредоточится, чувствует появление людей точнее, чем увидела бы их глазами.

– У меня амулет, – отказался он, – с давних времён храню… Эли продавать не разрешила.

– Свет, – воскликнула Юниза и метнулась к зеркалу. – Как там, сестра?

– Сейчас старух соберут да покрывала найдут, – ответила из зеркала полуосвещённая фигура Элинсы. – Пусть Апи вещи прикроет, потом заберём.

– Ясно. – Апраксия торопливо замахала руками, накладывая на багаж отвод глаз, – балахоны надевайте, нечего старушек в грех вводить. Способности им всё равно не передадутся… хотя жаль.



Свет вспыхнул в зеркале минут через пятнадцать, когда Илли уже снова начала волноваться.

– Пять женщин и мужчина, – привычно сказала в зеркало Юниза, едва рассмотрев завернутые в тряпки фигуры, и почти в тот же миг их обдало запахом дома, похлебки и душноватым теплом.

– Чей это дом? – мельком нежно пожав руку жены, строго спросил граф, и хозяин, по известным только ему признакам узнав знатного сеньора, облегченно выдохнул, успокаиваясь.

– Я староста, сеньор.

– А я граф Хингред ле Трайд. – Представиться своим именем, не скрываясь и не боясь, неожиданно оказалось так приятно, что граф не выдержал и легко улыбнулся. – Мы случайно заметили отряд вооружённых людей, что идут сюда. Нужно собирать мужчин, мы поможем. А женщины пусть уводят и прячут детей, да не в погребах и не в стогах. К пруду, в камыши, под мостки, с врагами могут оказаться маги.

– Дык… – староста, воспрявший было духом, резко сник, – супротив магов мы не выдюжим.

– У нас тоже есть маг, не бойся. Собирай народ.

– Дык уже, вон во дворе галдят…

Через несколько минут всё село пришло в движение. Мужчины вооружались вилами, ломами, цепами и кувалдами и подходили к девушкам в серых балахонах, которые одним прикосновением прохладных ручек увеличивали их силу и ловкость, давали способности к самозаживлению и ночное зрение. Женщины и девушки будили капризничающих детей, совали им в ручки припрятанные к праздникам сласти и уводили огородами к пруду. Старики выгоняли из хлевов коров и спускали с цепи злобных псов. Деревня готовилась отстоять своё право на жизнь.

Гости тоже готовились. Граф снял со спины длинный, тщательно упакованный свёрток, развернул и достал из него двенадцать лет ждавшее этого часа оружие. Повесил на пояс ножны с тонким мечом и пенал с дротиками.



Читать бесплатно другие книги:

На страницах этой книги ее автор – профессор политологии – анализирует, почему два с лишним десятилетия российской полит...
Боевики и защитницы – извечный симбиоз и извечное противостояние. Но никто не предполагал, что это противостояние может ...
Мир меняется. И в этом новом мире все большую роль начинает играть Китай. Все громче звучат угрожающие голоса, предсказы...
Куда идёт Россия? Что является главной движущей силой развития нашей страны? Почему время от времени перед нашим Отечест...
Среди бурных мировых событий последних лет финансово-экономический кризис занимает видное место. Он наложил заметный отп...
Англия времен королевы Елизаветы – опасная страна как для маленькой бездомной актрисы, так и для могущественного вождя и...