Аликс и монеты - Андерсон Александр

Я буду загадывать тебе загадки, а ты – идти за новым блюдом. У тебя будет ровно пятьдесят шагов, чтобы обдумать ответ, двадцать пять туда и двадцать пять обратно. Этого времени достаточно, чтобы разгадать любую загадку.

– Хорошо, – кивнула девочка.

Мастер вдруг вытянул вперед руки, так, что они оказались справа и слева от Аликс. Девочка подумала, что сейчас он схватит ее и сожмет, поэтому непроизвольно втянула голову в плечи, но Мастер неожиданно резко развел руки в стороны, и посуда с объедками разъехалась, расширив коридор.

– Я буду следить, чтобы ты не сделала ни одного лишнего шага, – пояснил он.

– Хорошо, – вновь кивнула девочка.

Затем Мастер вытер со лба выступивший пот, сжал в кулак правую ладонь, замахнулся и ударил. Стена, отделяющая зал от кухни, треснула, раскрошилась и обрушилась, подняв клубы пыли. Дыра походила на след от зубов.

Когда пыль осела, Аликс увидела, как строго смотрит на нее Тень. Она стояла посреди кухни, вытянувшись по струнке, и в своем длинном черном платье походила сейчас на смерть.

К счастью, Шута там уже не было. Аликс с облегчением подумала, что это очень хорошо, ведь он мог бы лопнуть от ненависти Мастера. Удивительно, как быстро он спрятался.

– Начнем с простого. Загадка такова: мокрая, жгучая, яростная, могучая. Одной рукой города убирает, другой поля орошает. Эту плутовку не уговоришь, не задобришь, ты каждый день в глаза ей смотришь.

Аликс оторопела.

– Пятьдесят шагов, – повторил условие Мастер. – А теперь ступай и принеси мне сладких кур.

Аликс низко поклонилась и направилась к Тени. По дороге она отсчитывала шаги, и верно, оказавшись на кухне, девочка поняла, что прошла ровно двадцать пять шагов.

Тень поджала губы, вытащила из духовки поднос и достала яблоки.

– Тебе следует не на меня смотреть, а думать над отгадкой.

– Я знаю ответ, – улыбнулась девочка.

Она представила, как вошла в библиотеку, подставила лесенку к верхним полкам, забралась, достала большую синюю книгу с золотыми буквами на обложке и открыла триста двадцатую страницу, где и был написан ответ. Книга называлась «Факты катастроф».

– Где Шут? – шепотом спросила Аликс.

Тень закатила глаза и еле заметно кивнула на потолок. Девочка взглянула наверх и чуть не засмеялась. Шут сидел за уютным столиком, аккуратно пил чай, и все это происходило на потолке. Сила притяжения нисколько не влияла на него, и по всему было видно, что чувствует он себя расчудесно. О чем он и не преминул сообщить жестом. Впрочем, в следующую секунду он уже приложил палец к искусственным губам маски, словно прося не выдавать его, и Аликс понимала почему.

Тень начала накладывать яблоки на поднос, и те, едва коснувшись днища, разбивались, как скорлупа яиц. К изумлению Аликс, оттуда появились цыплята, они стали раздуваться и в итоге вместо фруктов на подносе оказалось пять кур. Они послушно сели и застыли. Их перья надулись кремом, перестав быть перьями, а клювы превратились в коричневый шоколад.

– Неси. – Тень вручила девочке поднос и подтолкнула к выходу. – Аккуратнее.

Аликс быстро вернулась в зал и в тот момент, как Мастер загадок стал поглощать сладости, сказала:

– Я думаю, это стихия.

– Стихия? – удивился Мастер.

– Да. Если я правильно поняла загадку, это не природа, как я сначала подумала, вернее, не совсем она. Верный ответ – стихия, она несет катастрофы.

Тот подумал, нахмурившись, было заметно, как он недоволен.

– Не поспоришь, верно. И что неприятно, очень точно. – Мастер поковырялся в зубе пальцем и подпер кулаком подбородок. – Тогда посложнее… У нее есть дуга, тьма и пыль в голове. Путь ее не для нас, не на заднем дворе. И полет не из близких, видно только в ночи, если вдруг станет грустно, ты ее поищи.

Теперь Аликс пришлось хорошенько покопаться в библиотеке у себя в голове. Она даже поняла, что делает это не одна: точная копия такой же девочки стояла у стеллажа напротив. Аликс понравилось, что она мыслит сразу в нескольких направлениях. Смотрит на стеллажах с книгами по географии и геометрии – ведь там точно должно быть про «дугу», а также заметила третью девочку у самых верхних полок с книгами по аэродинамике – ведь Мастер упоминал «полет». В голове крутились мысли. Целый рой. И когда Аликс дошла до кухни, ответ уже нашелся.

– Знаешь? – шепнула Тень.

– Да.

Было заметно, как строгая женщина расслабилась, стала мягче в движениях, даже слегка улыбнулась. Она достала омаров, ловко вскрыла им клешни, и оттуда вместо мяса полился лимонад. Тень наполнила кувшины казалось бы неисчерпаемыми запасами из клешней, после чего кинула их жариться. Через минуту под крышкой жаровни получились красные вафли.

«Клешнятые вафли», – подумала девочка и схватила поднос.

Двадцать пять шагов обратно она почти летела. Ей так хотелось поскорее сказать верный ответ, что она поставила поднос и выпалила:

– Комета.

– Хм… верно, – запивая проглоченные клешни, сказал Мастер. – Ладно. Раз уж ты такая умная, ответь на главный вопрос: как меня зовут?

– Что?

– Мое истинное имя, то, что спрятано за моими заслугами, за Мастером загадок. Неужели ты не знаешь про истинные имена, деточка?

– Откуда же мне знать ваше имя? – растерялась Аликс.

– Это сложная задачка, – ухмыльнулся Мастер, – однако ее вполне можно решить. Мои дела, мои слова, поступки – все это и есть мое имя. Иди и принеси мне лебедя!

Когда девочка отправилась на кухню, в ее голове началась толкотня. Маленькие девочки носились вместе с ней по библиотеке, листали страницы, искали возможные варианты, но ни в одной книге даже не упоминалось о Мастере загадок. Были разные – Сфинкс, женщина Мастер Ши, Каменный Мыслитель, но ни один из них не походил на этого Мастера. Войдя в этот мир, она услышала о нем впервые, и в прочитанном ранее просто не могло быть ничего такого…

Тень испуганно смотрела, как Аликс беззвучно шевелит сухими губами, перебирая варианты, как расширились ее глаза, а руки теребят уголок черной рубашки, и пугалась все больше. Она схватила с подоконника кувшин, налила в стакан молока и поставила перед Аликс, но девочка даже не взглянула на него.

– Быстрее! – велел Мастер.

– Ой, уважаемый Мастер загадок, лебедь так непослушен! – Тень бросилась к шкафу и достала оттуда упирающуюся птицу. Та начала вырываться, но руки женщины какими-то неуловимыми движениями быстро успокоили ее.

Тень водрузила птицу на поднос, поставила в духовку, и девочка увидела, как огоньки заплясали вокруг тушки. Они гладили ее, словно спать укладывали, запекали, не тронув перышки, превращали в пирог из теста, безе и молочной глазури.

Аликс посмотрела на Шута. Тот аккуратно размешивал ложечкой чай, даже не глядя на девочку.

– Держи. – Тень достала поднос и сунула в руки Аликс. – Подумай, подумай хорошенько.

– Я не знаю, – панически прошептала та.

– Подумай. – Тень строго взглянула на нее. – Холодно и без эмоций. Подумай.

– Не подсказывать! – рявкнул Мастер.

– О, уважаемый Мастер загадок, я лишь наставляла ее, что лебедя нужно нести аккуратно, иначе он может улететь, – любезно крикнула Тень. А затем тихо добавила: – Я верю в тебя, дитя, иди же.

Аликс стала отсчитывать двадцать пять шагов обратно. Она еле удерживала лебедя на подносе, ступала осторожно и не имела ни малейшего понятия, какой ответ может быть на эту загадку. Библиотека в ее голове увеличилась в разы, став бесконечным коридором высотой до солнца, и множество Аликс открывали книги, листали их, бросали на пол и брали новые. Они искали ответ, но откуда он мог там взяться?

– Совсем мало шагов, – сказала девочка шепотом.

Книги были обо всем на свете. О солнце, о кометах, о глубинах океана, о животных, о людях, о птицах, о рыцарях и драконах, но ни в одной из них не было и зацепки к отгадке. Книги летели на пол, пыль от них поднималась ворохом. Аликс подумала, будь здесь Мистер Пыль, ее верный учитель, он смог бы найти ответ…

– Пять, – произнесла она.

Оставалось пять шагов, крохотных и колких, будто приходилось идти по кактусам и колючкам. Свет в библиотеке гас, исчезал, скрывая знания во тьме страха.

Мастер Загадок довольно улыбнулся.

– Пять, четыре, три, два… – Аликс остановилась.

– Ты уже можешь сказать, как меня зовут? – расплылся Мастер.

Аликс сделала последний шаг, поставила поднос с лебедем на стол. Мастер облизнулся, схватил птицу за шею, с хрустом переломил и отправил лакомство в рот.

– Ну? Я жду ответа. Как меня зовут?

– Это нечестно. – С вызовом посмотрела на него Аликс. – Это и не загадка вовсе, а угадайка!

– Нет-нет-нет, ты знаешь меня уже достаточно долго, чтобы понять мое имя. Я повсюду, я то, без чего ничего и нет. Я сам по себе ответ. Но довольно подсказок! – Мастер длинным языком слизнул с лебедя глазурь и скинул поднос на пол. Тот шумно задребезжал. – Теперь ты полезешь ко мне в рот.

Аликс вдруг отбросила страх, перестала дрожать и бояться. Она собралась, подумала без эмоций и вспомнила.

«Одинаковые буквы в именах, я же знаю. Первая буква «Ф», что может быть ответом? Что-то неоспоримое!» – осенило девочку. В голове, в ее библиотеке загорелся свет, на полках ее копии доставали книги, и на каждой обложке было большими буквами написано: «Факты… Факты… Факты…»

«Все факты мира».

«Факты планет».

«Факты забытой истории».

«Факты катастроф».

«Факты хвостатых комет».

– Ответ ведь может быть неправильным только потому, что он не является установленным… – Девочка засияла. Мастер Загадок раскрыл пасть, слюна потекла на стол, протянул руки, чтобы схватить Аликс, но она улыбнулась и бесстрашно закончила: – Фактом! – Она шагнула назад и повторила: – Факт, ваше имя Факт!

Мастер загадок поперхнулся, пасть его захлопнулась, в животе забурлило. Аликс услышала множество тоненьких гулких голосов у него из желудка, все они пищали: «Факт, Факт, Факт».

– Ты не могла угадать! – разозлился Мастер загадок и ударил себе кулаком по животу. – Молчать! Молчать!

Монеты под его лапами задребезжали, задрожали, как листья на ветру.

– Все ваши ответы – это факты, как и вы сами. Без факта существования ничего не существует. Вы сами так сказали!

– Факт, Факт, Факт, – запищали голоса.

– Нет, это неправда! – запротестовал Мастер загадок.

– Ваше имя Факт, – для пущей убедительности повторила девочка.

Мастер скатился с кучи монет, бросился к Аликс, намереваясь ее проглотить, сделал пару шагов и рухнул. Его начало раздувать изнутри.

Музыка смолкла. Коты сложили инструменты, подошли и сели у ног девочки. Рыже-полосатый потерся головой, словно похвалив, коричневый шикнул, а черный просто с любопытством наблюдал.

– Мерзавка! – завопил Мастер.

Аликс почувствовала теплые призрачные руки милого Видения, они скользнули по ее плечам и чуть прижали к себе. Мастер начал раздуваться еще больше, его живот стал пузырем, на кафтане лопнули пуговицы.

– Факт, Факт, Факт, – еще раз раздалось из живота.

– Ах, вы…

Закончить Мастер загадок не успел. Глаза его выпучились и налились кровью – он увидел своего злейшего врага. Тот вышел из кухни с чашечкой чая, по обыкновению в синем плаще-пиджаке, цилиндре и маске.

Шут поклонился и даже панибратски махнул Мастеру рукой. Аликс показалось это забавным, хоть и не очень уважительным.

– Я всегда говорил, что эта твоя диета ни к чему хорошему не приведет, – цокнул языком Шут. – Ах, Аликс, спасибо, теперь мы знаем, как зовут нашего уважаемого Мастера загадок. К сожалению, это узнали и все, кого он когда-либо съел.

– Ненавижу… – зашипел Мастер.

– Аккуратнее, – бархатным голосом невинно предупредил Шут. – Мне кажется, ты уже не меня ненавидишь, а самого себя, ведь дитя отгадала такую сложную загадку.

Мастер из зеленоватого стал полностью красным. Из ушей и носа у него повалил пар, но он продолжал раздуваться.

– Ненависть слишком опасна, – философски заметил Шут, поставил чашку на пол, протянул руку и достал из воздуха зонт.

– Ненавижу, – повторил Мастер, – всех вас – глупых, тупых, невежественных…

Шут поправил спицы зонтика и потянулся к кнопке.

– Твоя ненависть настолько опасна, что может разорвать изнутри. – Шут загородил спиной Аликс с Видением и крутящихся у ног котов. – Я ведь верно говорю, Факт?

Зонт раскрылся, как только Шут договорил, и в этот самый момент Мастер загадок лопнул.

Лягушки, ящерицы, головастики и змеи полетели во все стороны, а вместе с ними море креветок, оседлавших жаб и радостно визжащих. Все они кричали о своей свободе.

Шуту с трудом удалось сдержать этот напор зонтом.

– Я буду скучать по тебе, Мастер загадок, – усмехнулся он, – ты был настоящим врагом.

И как только шквал живности закончился, Шут горделиво закрыл зонт, отряхнул его и звучно вдохнул запах победы.

Аликс осторожно выглянула из-за его спины. Теперь вместо Мастера загадок на полу растекалась тина, всюду валялись лягушки и головастики, квакали жабы. Креветки кубарем выкатились на улицу через окна, каминную трубу и щели, невоспитанно не поблагодарив спасителей.

– Шут, – неуверенно обратилась Аликс, – но мы не спросили его… мы не узнали, где мои родители…

Шут резко повернулся, сияя улыбкой на маске.

– Все не совсем так, милая Аликс, – он еще раз отряхнул зонт от капель и тины, – я вам обещал, что Мастер даст ключ к ответам.

Шут большими шагами дошел до лужи из тины, согнал одним взглядом лягушек и головастиков, запустил зонт внутрь, как копье, а затем поднял оттуда невиданную находку: на наконечнике зонта блестел золотой ключ.

– Этот ключ хранился внутри Мастера, и теперь он ваш по праву. – Шут поднес его к ладошкам Аликс.

Коты шустро среагировали. Встав друг другу на головы, они вытащили серебряный платок из кармана Шута, постелили его на ладошки Аликс, и только после этого ключ был опущен туда.

– Так это просто ключ? Вот что вы имели в виду?

– Ну… не такой уж он и простой… Этот и только этот ключ может открывать любую дверь Элизиума. – Шут наклонил голову и доверительно шепнул: – Вы теперь самый великий путешественник, Аликс, поздравляю.

И он зааплодировал. Коты одновременно кувыркнулись, встали на задние лапы и также громко захлопали. Даже Видение подбадривающе погладила Аликс по голове.

И только Тень мрачно следила за тем, как хитро блестят глаза Шута и как жадно он смотрит на ключ, по праву принадлежащий Аликс.









Глава 7. Кое-что о родителях и не только





Шут невоспитанно уселся не на стул, а на столик, но сделал он это потому, что всюду, кроме этого места, прыгали и квакали лягушки, неторопливо ползали змеи и прочая живность.

Аликс села рядом с Шутом и увидела, как Видение исчезло на кухне.

– Очень хорошо, что теперь у вас есть ключ ко всем дверям Междустенья, – мягко заметил Шут.

– Мастер взорвался, разлетелся на части… – вздохнула Аликс.

– Не расстраивайтесь, вовсе не вы тому виной. С чрезмерно раздутыми фактами такое случается. К тому же… – Шут хотел привести еще какой-то аргумент, но не успел.

Из камина, вместе с золой и пеплом, ввалился в беседу трубочист.

– К тому же это было чудесно, обожаю взрывы, – сказал он с довольной ухмылкой на чумазой физиономии. – С самого утра мечтал, чтобы этот уважаемый прожора лопнул.

Он сделал пару шагов к Аликс, но Шут отреагировал незамедлительно, резко и даже агрессивно.

– Юноша, держитесь от милой Аликс подальше. – Он демонстративно ткнул в трубочиста зонтом, отогнав в сторону. – Она слишком воспитанная девочка, и такие, как вы, ей не ровня.

– Это еще почему?! – засунув руки в брюки, возмутился трубочист.

– От вас пахнет собакой, – презрительно обронил Шут. – Не пеплом, не золой, не щеткой для чистки труб, а псиной, весьма странно. Ничего не имею против собак, пахнущих трубочистом, но трубочист, пахнущий собакой…

– Но он не сделал ничего плохого, – попыталась вступиться за юношу Аликс.

– Милое дитя, – ласково отозвался Шут, – я ваш благодетель, единственный в этом чужом мире, неужели вы думаете, что я посоветую вам дурное? А совет мой лишь в том, чтобы вы не общались с этим… оборванцем.

Трубочист громко фыркнул.

– Вы правы, Шут. Кроме вас, у меня никого нет, – Аликс насупилась, – но и вы только до тех пор, пока есть монеты, чтобы оплачивать ваши услуги.

– Тут все проще, – поторопился пояснить Шут. – Я бы и рад остаться с вами подольше, но с последней вашей монетой, оказавшейся в моей ладони, вы умрете, вот в чем беда.

– Да, я помню.

– Неслыханно! – Трубочист чуть не задохнулся от возмущения. – Аликс, да он же вымогатель! А еще советует вам не общаться со мной, вашим верным другом!

– Не лопните, юноша, на сегодня достаточно шума, – предупредил Шут, отряхивая зонтик. – И с каких это пор верная дружба измеряется словами? Вы знаете Аликс меньше, чем я, имели лишь одну беседу, а этого, мне кажется, маловато для дружбы. Даже я не претендую на столь громкие и пустые слова, я лишь слуга, за скромную плату.

– Скромна ли плата – жизнь?! – уже кричал трубочист.

Маска Шута сменилась, стала лицом арлекина, с красиво нарисованной темной-синей слезой.

– Тут ведь все зависит от этой самой жизни… Вполне возможно, я продаю свои услуги за бесценок. Ведь понять можно лишь в самом конце.

Юноша и девочка задумались. Лягушки и жабы квакали в такт их мыслям, неспешно и размеренно.



Читать бесплатно другие книги:

« Повторяю: с какой стати вмешиваться в чужие дела? Зачем говорить за меня о моих чувствах? Да ведь я думала, что в этом...
«Просторное помещение, похожее на элегантный салон роскошной фирмы, гостиничный холл или нечто подобное. В глубине помещ...
«Пойте! Ваш напев плачевныйНашей Феникс тешит слух,Между тем как руки слугОдевают королевну.Ваши песни из темницыДолетал...
«Чердак, приспособленный под некое подобие мансарды художника. Мебели мало. На стенах рисунки, изображающие музыкальные ...
Командировочный одинокий мужчина рыщет по городскому парку в поисках случайных связей – на первый взгляд, легкомысленный...
«Комната в квартире Маргариты. На полу на матрасе от арабской кровати спит . Распиленный остов кровати стоит рядом. К не...