Зона Посещения. Испытание силой - Вольнов Сергей

Зона Посещения. Испытание силой
Евгений Смагин

Сергей Вольнов


Апокалипсис-СТРадиант Пильмана #7
Если на географической карте Земли связать между собой координаты местонахождения нескольких следов загадочного Посещения, образуется плавная кривая линия. Оставшиеся после инопланетного визита ареалы возникли на планете одновременно, но за несколько десятилетий, миновавших с той даты, набралось немало различий между ними, по форме и содержанию.

Больше всего проблем человечеству доставляет Зона, обнаруженная последней из них и до поры считавшаяся менее опасной, чем другие. Этот плацдарм вторжения чужеродной реальности расположен на западе США, и в самом эпицентре бурлящих там событий по-прежнему идут навстречу неизвестности Нормандец, Лучник и Бедлам, трое русских охотников за удачей.

Разными дорогами попали они в американскую Зону Посещения, но им было суждено превратиться в ее сталкеров…





Сергей Вольнов, Владимир Колчин

Зона Посещения. Испытание силой


Посвящается всему, что могло быть, но так и не случилось…


Разница между ангелом, присматривающим за человеком сверху, и демоном, подглядывающим снизу, заключается не в местонахождении, а в результате – оба пытаются сделать человека сильнее по-своему, но лишь одному из них это удается…

    Случись вдруг публикация свода «народных мудростей» настоящих сталкеров, примерно так выглядел бы литературно обработанный текст одной из них

– …обратно когда?

– Так мы ж идем обратно!

– Он спрашивает о следующей ходке…

    Из разговора трех сталкеров, возвращающихся из поискового рейда

– Послушайте, все хотел спросить… Как думаете, чем бы вы занимались, если бы судьба не привела вас сюда?

– Ничем. Меня просто не было бы. Тот, который сюда не попал, разве это я…

– А я не согласен! Считаю, и тот, который сюда не попал, тоже я. Только он понятия не имеет, что такое жизнь.

– И все-таки, напарники, кем бы вы хотели стать, если не сталкерами?..

– Хотеть можно чего угодно, но если нас занесло сюда, значит, другого пути и не было.

– Вопрос, заведет ли нас этот путь именно туда, куда хотелось попасть?..

    Из другой беседы, на привале у костра





Издательство признательно Борису Натановичу Стругацкому за предоставленное разрешение использовать название серии «Сталкер», а также идеи и образы, воплощенные в произведении «Пикник на обочине» и сценарии к кинофильму А. Тарковского «Сталкер».

Братья Стругацкие – уникальное явление в нашей культуре. Это целый мир, оказавший влияние не только на литературу и искусство в целом, но и на повседневную жизнь. Мы говорим словами героев произведений Стругацких, придуманные ими неологизмы и понятия живут уже своей отдельной жизнью подобно фольклору или бродячим сюжетам.





Из интервью, которое специальный корреспондент Хармонтского радио взял у доктора Валентина Пильмана по случаю присуждения последнему Нобелевской премии по физике за 19… год:



« – …Вероятно, вашим первым серьезным открытием, доктор Пильман, следует считать так называемый радиант Пильмана?

– Полагаю, что нет. Радиант Пильмана – это не первое, не серьезное и, собственно, не открытие. И не совсем мое.

– Вы, вероятно, шутите, доктор. Радиант Пильмана – понятие, известное всякому школьнику.

– Это меня не удивляет. Радиант Пильмана и был открыт впервые именно школьником. К сожалению, я не помню, как его звали. Посмотрите у Стетсона в его «Истории Посещения» – там все это подробно рассказано. Открыл радиант впервые школьник, опубликовал координаты впервые студент, а назвали радиант почему-то моим именем.

…Радиант Пильмана – это совсем простая штука. Представьте себе, что вы раскрутили большой глобус и принялись палить в него из револьвера. Дырки на глобусе лягут на некую плавную кривую. Вся суть того, что вы называете моим первым серьезным открытием, заключается в простом факте: все шесть Зон Посещения располагаются на поверхности нашей планеты так, словно кто-то дал по Земле шесть выстрелов из пистолета, расположенного где-то на линии Земля – Денеб. Денеб – это альфа созвездия Лебедя, а точка на небесном своде, из которой, так сказать, стреляли, и называется радиантом Пильмана».

    Аркадий и Борис Стругацкие, «Пикник на обочине»




Вместо пролога


«Справедливость – это когда не придется расплачиваться впоследствии…»


…Наша группа выступила в рейд уже в новом составе – мы трое плюс шестеро армейских спецназовцев. Нужно было как-то обогнуть полигон, прокрасться мимо, а дальше наш путь пролегал на юго-восток, к пятьдесят первой.

Впереди ждала новая миссия, безжалостно жарящее солнце подымалось к зениту, и предстоял долгий изнурительный путь. Обычно в пустыне полуденную пору пережидают, но у нас, американских сталкеров, все наоборот, не как у обычных людей. Для смельчаков, идущих по ареальности, полуденная жара – самое то!

В Ареале постоянство не в чести, но одна из немногих устойчивых характеристик – смена времен суток – вынуждает бродить по рыжей пустыне днем. Лучше уж поменьше разгуливать по абнормальной территории после заката светила. Здесь каждый, кто выжил дольше, чем в одном рейде, крепко-накрепко усваивает истину: как бы оно ни жарило и ни обезвоживало, солнце на стороне человека.

Чем сильнее свет, тем дальше отступает мрак, который обожают самые опасные чудовища.

«Сердце береги, сталкер, чтоб не зацепило. Побольше света во тьме, и Удачи!..»

Это искреннее напутствие я не забыл и не забуду. Нам будет очень не хватать Декса, боевого товарища, погибшего в схватке с коварным врагом, прикинувшимся другом. Такой надежный напарник был бы очень не лишним, и не только Бедламу. Чтобы прикрыть спину от предательского удара…

День до вечера, ночь и еще один день обновленная группа продвигалась без каких-то особых приключений. Ареал словно замер, притаился, мирным прикинулся, и чем ближе мы подходили к «первой» зоне отчуждения, бывшему ядерному полигону, с которого здесь все и начиналось когда-то, тем тише и безжизненней становилось вокруг.

Абнормальные участки территории и пространства никуда не делись, конечно. Суть американского следа Посещения в принципе оставалась неизменной, прежней. Хотя, конечно же, уничтожение одного из Менторов, коллективных носителей рассредоточенного «эпицентра ареальности», безвозвратно изменило лик Ареала. Я в этом не сомневался, и Лучник полностью согласился со мной.

Мнение армейских, во главе с полковником Бистманом, меня не интересовало. Несмотря на так называемую спецподготовку, они были не своими для этого мира, пришлыми извне. Что может рассказать об Ареале гость?

Со слов полковника, доблестные войска уже атаковали территорию отчуждения со всех сторон. Еще бы, ведь убийство Ментора и последовавшие из-за этого перемены структуры наконец-то подарили военным долгожданную возможность перейти в наступление. Многие опорные пункты прошлых вторжений были отбиты заново… Но фронтовые сводки иссякли. С приближением ночи наш полковник и его люди потеряли связь со штабом.

– Что-то происходит, совсем не по плану, – озабоченно поделился полковник на втором вечернем привале. – Но у нас своя задача, и мы должны добраться до пятьдесят первой локальной зоны как можно быстрее.

– Почему такая спешка, можно узнать? – спросил Бедлам. После того как он потерял напарника по снайперскому расчету, наш весельчак заметно погрустнел. Привязался он к Дексу – что да, то да.

– Кибермутанты Черного Директора захватили Бам-бей, но у них там что-то пошло вразрез со стратегическим планом, – туманно пояснил полковник. – Вероятно, в подземном городе произошло нечто совсем неожиданное. По крайней мере гвардейцам Короля удалось перегруппировать часть своих сил и удержать оборону в нескольких местах. Захватчики не сумели полностью овладеть Бам-беем.

– Как насчет Короля Детей? – не унимался Бедлам. – Есть хоть какая-то информация?

– Судя по всему, предводитель Детей Ареала мертв, – ответил Бистман, – иначе он не бросил бы своих подданных на растерзание кибермутантам.

Этот сомнительный вывод не убедил Бедлама. Меня тоже, да и Лучнику он не показался сто?ящим полного доверия. Скептическое «хм!» послужило тому подтверждением.

– Джон, разве правительственные силы не в союзе с Королем Бам-бея? – резонно спросил он. – Почему же брошен давний союзник?

– Бам-бейский вождь никогда не был нашим союзником, – скривившись, ответил полковник, – как мутант не может быть настоящим соратником человека. Здесь идет война на полное поражение – или люди, или они, мутированные твари, порожденные чуждой природой… Я думаю, что вам не стоит объяснять, по какой причине после этой битвы в любом случае останется только один победитель.

– Да уж, – согласно кивнул Лучник. – Но в рамках этого противостояния может быть и третья заинтересованная сторона. К тому же не стоит забывать, что после любой войны победителей может и вовсе не остаться.

– Любопытно, как изменится ваше мнение, – решил я в свою очередь поддеть слишком уж самоуверенного полковника, – если в одно совсем обычное утро вы проснетесь и узнаете, что получили слишком большую дозу абнормального облучения. Внутренние необратимые процессы уже начались, и ваш организм, мягко выражаясь… м-м-м… уже не совсем человеческий.

– Я бы сразу пустил себе пулю в лоб, – убежденно ответил Джон Бистман, бравый штатовский вояка.

– К сожалению, мой дорогой полковник, это не всегда помогает, – в тон мне очень-очень серьезно заметил Лучник. – Но для вас, людей в погонах, у меня имеется еще одна новость. Измененные участки физического пространства большого Ареала, или как вам более привычно слышать, локальные абнормальные зоны, ЛАЗы, вновь трансформируют свою суть.

– Что вы хотите сказать? – заинтересовался человек в полковничьем звании.

– Это сложно объяснить, – выдержав паузу, ответил сталкер, – но теперь они словно бы стремятся видеть нас заранее. Пеленгуют дистанционно. Раньше, за редким исключением, мы для них начинали существовать лишь в момент непосредственного контакта… И чем ближе мы к изначальной отметине посещения, тем отчетливее я это ощущаю. Чуйка у них появляется на людей, коротко говоря.

– Что это меняет в нашем случае? – уточнил Бистман. – Не совсем понимаю, что вы имеете в виду, но…

– Да ничего, – пожал Лучник плечами. – Наше задание от этого не изменилось, так ведь? Мимо горного полигона мы идем дальше, к пятьдесят первой локальной зоне, чтобы проникнуть в нее и захватить в плен Черного Директора… Просто будьте готовы к тому, что правила игры в Ареале, вполне возможно, изменятся стремительней, чем планы военных по его завоеванию.

– То есть мы продолжаем движение вперед? – уточнил вместо полковника другой офицер. Капитан Эндрю Каваками, отзывающийся на позывной «Краш», присутствовал на импровизированном совещании, устроенном на привале.

Этот американо-японец был вторым по старшинству в группе военных, которых нам навязали якобы для помощи в процессе выполнения новой миссии. Теперь Белый дом и Пентагон хотели ни много ни мало, чтобы я пленил БлэкДира. Непременно взял в плен и доставил им на блюдечке, а не уничтожил. С какой стороны ни погляди, это была совсем не тривиальная задачка. И приданное «усиление», состоящее из шестерых далеко не сталкеров, осложняло ее, вовсе не облегчало.

Парни, которых к нам пристегнули армейские начальники, явно не лучшее подкрепление для выполнения подобной операции. Какие б они там ни были крутые спецназовцы. Даже с навыками хождения по Ареалу.

– Здесь тебе не Бродвей и не гарнизонный плац, – ответил капитану Бедлам, видимо, подумавший о том же, что и я, – в Ареале прямо не ходят. И как мы пойдем, вперед, назад, воспарим под облака или вообще провалимся вниз, тебе разве что гадание на картах или на кофейной гуще предскажет. Главное, что мы так или иначе попадем туда, куда нужно, в этом ваша доблестная армия может не сомневаться…

Каваками открыл рот, намереваясь отпарировать, но в разговор, чтобы не допустить перепалки, вмешался Лучник:

– Людям пора отдохнуть. Полковник, труби отбой. Мы разберемся с ночной вахтой. Всем спать, с рассветом выступаем.

– Попал ты, Артурка, на ночное дежурство, – подколол меня Бедлам по-русски.

– Ладно, – согласился я на родном же языке. – Так уж и быть, подежурю, а дальше посмотрим.

– Да ладно, не жадничал бы, – отозвался Бедлам. – Не терять время на сон! Это ж мечта многих.

– Знаешь, а мне бы помечтать вместе с ними, – совершенно серьезно признался я.

– Бродвей проложен по старой индейской тропе и нарушает строгую линейную систему стритов и авеню Манхэттена, – все-таки не удержался от комментария капитан Эндрю.

– Тогда мы в Ареале только и делаем, что гуляем по Бродвеям, – проворчал Бедлам по-английски.

– Отбой, господа, – «протрубил» наш командир-полковник. – Дискуссии отложены до возвращения, когда будем праздновать успешное окончание миссии в баре.

Мы с Лучником переглянулись. Он меня с полувзгляда понял.

Попали так попали!

Кто ж в Ареале вслух говорит об окончании рейда до того, как он окончен… Разве что такие вот армейские герои, которые сейчас балластом повисли на наших многострадальных спинах и даже не подозревают, какую проблемищу представляют для настоящих сталкеров.

Придется тащить, эх-х… до первого удобного случая избавиться?

Группа без дальнейших разговоров разместилась на привале, оставив меня охранять спящих. Мне было о чем подумать, и я пользовался выпавшей возможностью, чтобы как можно детальнее вспоминать все, что со мной происходило за последние дни и ночи. Пораскину мозгами хорошенько, вдруг получится найти то, что было упущено, и сообразить, как быть дальше.

Мои товарищи по рейду вскоре затихли, отправившись в объятия Морфея, но для меня-то сон недоступен. Для меня в этом состоянии, в каком я нахожусь в Ареале на этот раз. Я больше не человек, вернее, я остаюсь им, но не здесь. Сейчас и здесь вместо меня тропы Ареала топчет Другой. Он тоже я, моя идентичная копия, сотканная не из материи, а из энергии, «на ощупь» от материи неотличимой, суть которой я и сам не понимаю.

Тем временем мое настоящее тело, взятое в заложники военными, спрятано черт знает где… О да, черт наверняка знает, но я-то не черт. Вот он и спит где-то беспробудно, мой организм, погруженный в сон и засунутый в систему жизнеобеспечения на базе, о местоположении которой я не имею понятия. При этом у него в голове постоянно «шевелит извилинами» мой разум.

Ведь одновременно – энергетическая проекция меня, управляемая дистанционно и безотрывно, невзирая на расстояние, бодрствует и действует. Все, что происходит с Другим здесь, в Ареале, – это как бы своеобразный сон того меня, который где-то плавает в герметичной бочке с питательным раствором и дрыхнет без перерывов на явь.

Потому что Другой человек не материальный, он практически неуязвим и почти непобедим. Уничтожить его можно, конечно, ибо тоже живой, пусть и «по-другому», но сделать это непросто. Без дураков, более чем непросто! Для этого понадобится что-то гораздо мощнее и убойнее всего того, чем можно угробить обычных людей. Фатальное стечение обстоятельств, при котором окружающая среда превысит защитный предел энергии, сотворившей Другого меня.

Если угодно, сейчас и здесь я – супермен, реальный, не комиксовый и не киношный. По этой причине мне и удалось со стопроцентным успехом выполнить возложенную на меня миссию. Я нашел и убил одного из Менторов, коллективных носителей внеземной сверхсущности. Отнял часть «бродячего» эпицентра американского Ареала Посещения. Именно с этой целью я был послан сюда изначально, и моя первая миссия завершена.

Да, лежа в бочке с питательным раствором и шевеля извилинами, я одолел ментального воина Ареала. Исполнил то, ради чего затевалась вся эта история с Другим воплощением, и к тому же получил неожиданный бонус.

В благодарность за свое освобождение из кошмара подневольного заточения в чужеродной сущности меня вознаградил Ментор – на самом деле бывший человек, которому не посчастливилось оказаться не в том месте не в то время и превратиться в носителя частицы сверхсущности.

Вот так я стал обладателем «предметов силы», способных исполнять желания в прямом смысле. Иными словами, воздействовать на реальность, формируя параметры окружающей среды, заданные тем, кто пожелает. Чистая магия с точки зрения нормального мира. Не в переносном смысле, а в самом что ни на есть прямом.

Уж не представляю, как это возможно, но факт – убитый мною Ментор тайком от других носителей частиц сверхсущности преобразовал неиспользованные атомные бомбы, которые нашел в недрах бывшего ядерного полигона. Он вложил в них силу, вряд ли возможную на Земле без воздействия внеземной необъяснимости.

Всего ядерных зарядов желания было три, с одним мне пришлось расстаться, так получилось, но два по-прежнему остаются у меня. Это мой главный козырь в дальнейшей игре; про эти дополнительные предметы, хочется верить, никто и не подозревает, и я надеюсь, что сумею хранить секрет как можно дольше…

Воспоминания вернули меня в то время, когда Зоны Посещения только появились и люди решили, что это подарок небес, ниспосланный свыше. Затем плацдармы, захваченные внеземной природой, все полнее и зримее показывали свою чуждую сущность, а когда стало понятно, что их влияние норовит захлестнуть нормальный мир, началось противостояние. Тогда самонадеянное человечество еще только начинало свою борьбу за выживание…

Затем с первоначальной американской Зоной, обнаруженной на территории ядерного полигона в штате Невада, случилось то, что позже назовут скачкообразным расширением неземного влияния.

Невадский след Посещения, по причине его нахождения в малодоступной, глухой местности, распознали самым последним. Шестым по счету из «револьверных пуль», прилетевших из точки на звездном небе, теперь всемирно известной как Радиант Пильмана. Именно оттуда теоретически «приперлась» на Землю и захватила плацдармы ареальность, с которой нам теперь приходится как-то сосуществовать…

Заразой, разносящей это влияние абнормальной природы во все стороны от невадского горного полигона, явилась эта самая компания Менторов. Они образовались в глубине изначальной «шестой» Зоны из живых людей, а потом ринулись во все стороны, повели наступление на нормальный мир, и разразилась настоящая война.

Длится она до сих пор, и конца-краю ей не видно. Разве что расширившийся Ареал пойдет ва-банк – скачкообразно вспухнет снова и подомнет под себя весь континент, тем самым поменяв местами сами понятия «Большая земля» и «отчужденная зона»…

В тот период, когда расширение завершилось, и я, уцелевший в его хаосе, вынырнул из абнормального морока и вернулся по эту сторону баррикад, к людям, – так случилось, что мне пришлось становиться сталкером. У меня тогда амбиций было до фига и больше, и я чувствовал в себе силы, достаточные для совершения любого подвига.

Да, я был всего лишь человеком, хотя и подвергнувшимся кое-какому «апгрейду» в результате ареального влияния, и ни о каком-таком энергетическом Другом даже мечтать не мог, – однако в то время у меня была моя Джей Ти, и любовь к ней делала меня всемогущим.

Теперь я действительно практически всемогущ с точки зрения обычного человека, но, увы, все мои прежние желания куда-то пропали. На самом деле я хочу только одного – вернуть мою любимую жену.



Читать бесплатно другие книги:

"…Какое унижение, что теперь, когда он отказывается смеяться, она уже не приказывает, а упрашивает его смеяться! Ну, что...
Организационное консультирование имеет непосредственную связь с психологией. Но почему многие консультанты не признают э...
Отел продаж – движущее колесо бизнеса, святая святых коммерции и индикатор успеха компании. Как создать и правильно наст...
Книга известного отечественного психотерапевта Г.В. Старшенбаума посвящена одной из наиболее актуальных проблем современ...
Стамбул – это мост между Европой и Азией, где в одной точке сошлись христианская и мусульманская культура, античная исто...
«Все компании имеют стратегию!» – безапелляционно заявляют профессора-теоретики. С не меньшим энтузиазмом им возражают п...