Желание - Усачева Елена

Белка укусила меня за ногу. Вот ведь зараза! Я отпихнула от себя крысу, и та, крутанувшись разок своим хвостом, устремилась в коридор. Куда может бежать зверь? Пойдет устраивать сидячую забастовку? Каску забыла прихватить, стучать об пол будет нечем.
— Пап, а ты не покупал другую газету? — Спросила я, еще не понимая, что хочу услышать от отца.
Проводник между миром живых и мертвых… Зверь, нарушивший аркан... Чувствовать могут только те, кто умеет это делать...
Цокот коготков стих. Либо крыса добралась до ковра в комнате родителей, либо...
Я выглянула в прихожую. Хорошо, что мы подарили Маркеловой белую крысу. Если бы она была темная, постоянно терялась бы. А так зверек-альбинос на темном папином пальто смотрелся как неудачно поставленная заплатка. — Белка, меняешь хозяина? Мой вопрос зверька не остановил. Крыска ловко ползла к карману, из которого торчала газета. Я подождала, когда она вонзит зубы в периодическое издание, и только потом взяла их обоих в руки. Белла снова пыталась искромсать рекламу.
— С тобой может быть солидарна вся страна — рекламу любят только рекламодатели. Крыса больно укусила меня за ладонь, отвоевывая лакомый кусочек. — Эй, верну Маркеловой, она посадит тебя на сухой паек из туалетной бумаги! — припугнула я Белку. Но угроза не подействовала. Пришлось ее засовывать в перчатку. Пока она прогрызет жесткую кожу, можно будет разобраться с газетой.
— Папа! Почему крысы не любят рекламу? Потому что их заявки никогда не печатают?
Отец оторвался от газеты — он все же пытался читать то, что ему щедро оставила хвостатая вредительница.
— Они читать не умеют, а от рекламы вкусно пахнет, — пожал плечами папа.
— От рекламы вкусно пахнет, если в нее заворачивали колбасу. Лично я никогда не любила запах типографской краски. В нем есть что-то тяжелое. Чтобы лишний раз в том убедиться, я ткнулась носом в газету и прямо перед собой увидела крупное слово: «СГЛАЗ».
«Сниму сглаз, порчу, наведу приворот...»
Я окинула взглядом весь столбец. «Целительница Тамара», «Ясновидящая Софья», «Колдун третьей категории Иван»...
Половина из всего, что здесь написано, конечно же, бред. Ничего они не могут, только деньги трясти. Но ведь с чего-то все у них началось? Они что-то почувствовали, что-то увидели...
Я провела рукой по странице, ладонью снимая налет черной типографской краски.
«Ведьма из Воронежа. Делаю все!» Не то. «100% помощь без греха». Это они о чем? «Ведьма Василиса. Сделаю все на 200%». Ого, ставки растут! Выполним и перевыполним план! Пятилетку в три года, вместо одного мужа сразу два. Один так, второй на всякий случай. Если Пашка позвонил по одному из названных телефонов, я его закопаю под запасом тренировочных сабель. «Наталья. Гадаю. Предсказываю. Помогу». Кому — еще вопрос... «Настоящая ясновидящая денег не берет! Рассказывать ничего не надо — помощь и результат сразу». Похоже на старый анекдот — «Гусары с женщин денег не берут. Они сами им дают». Двусмысленно.
Не то, все не то! Люди, которые чувствуют… Не обязательно Смотрители. Маги, например. Те, что живут по закону земли, которые знают травки. Вот кто сможет снять замкнутый аркан! Одна примета перебивается другой.
— С Максимом поругались? — Папа кивнул на колонку «магов».
— Наоборот.
Я все разглаживала и разглаживала надкушенную газету. Не только Смотрители обладают силой и знают приметы. Смотрители — ученые от города, приметы по книжкам изучают. А есть те, кто приметы замечает, кто знает особенность каждой вещи, каждого дерева, каждого кустика. И имя им... колдуны?
Я поежилась. Конечно, настоящий колдун рекламу давать не будет. Ни к чему. Если надо, к нему и так придут. И денег он не возьмет — человек сам заплатит свою цену.
Я с удвоенной силой принялась мучить газету, так что она порвалась.
Ой! Не крыса — так я. Не судьба папе нормально почитать. Я пригляделась к тому месту, что так старательно грызла Белла. Здесь тоже было объявление по колдовству, но оно было изгрызено в лапшу. Проводник... Уж не это ли объявление не понравилось хвостатой бестии?
— Папа, у тебя случайно третьей газеты нет? — без всякой надежды спросила я.
Третьей газеты не было. Но я уже знала, где и что искать. И даже догадывалась, у кого спрашивать.
Время близилось к двенадцати, мне опять хотелось спать.
Купить и продолжить чтение