Альмарион. Тропа памяти - Ходаницкий Евгений

Альмарион. Тропа памяти
Евгений Сергеевич Ходаницкий


Альмарион #2Попаданец (АСТ)
Волшебный мир Альмарион отсчитывает последние столетия до своей гибели. Крис, ставший учеником мага, открывает в себе новые удивительные способности. Но все не так хорошо как хотелось бы. Тайная организация, скрывающаяся в Ашем-Ран-Илл, продолжает охоту на молодого мага. А впереди зреют новые трудности – пристальное внимание темных эльфов и идущая по следу магесса, намерения которой не ясны. Да к тому же не дают покоя сны, пропитанные кровью, болью и смертями. К чему приведет Криса его судьба и кто даст ответ на вопрос – кто он на самом деле? Время покажет.





Евгений Ходаницкий

Альмарион: Тропа памяти



© Евгений Ходаницкий, 2017

© ООО «Издательство АСТ», 2017


* * *


Мерное покачивание в седле усыпляло. Я то и дело проваливался в смутные образы снов, но тут же выныривал обратно. Не давал покоя страх свалиться из седла. С помощью Альтера – именно так я решил называть своего внутреннего двойника – подпитку Силой удалось сделать постоянной, умеренной и, главное, более безопасной в плане последствий. Так что, если упаду, то травм можно не бояться. Но опасение, присущее обычному человеку, никуда не делось.

Знакомясь с седлом, один раз довелось-таки шлепнуться, чем весьма повеселил и удивил магистра Вэйса. Тот, снабжая меня лошадью, даже не предполагал, что найдется человек, не имеющий понятия о том, как ездить верхом. Впрочем, эта наука оказалась не хитрой, и освоился я довольно быстро. Не в последнюю очередь этому поспособствовали и подсказки егерей, которые хоть надо мной и подшучивали, но по-доброму. Жокей из меня, конечно, вряд ли получится, но нынче в седле держаться могу вполне сносно.

Тут же вспомнилось наше отправление из Смерок, произошедшее спустя почти седмицу после опасной чехарды с залетным магом. Прощание с жителями поселка вышло теплым. Пожалуй, еще один редкий приятный момент в моей новой жизни, который можно положить в копилку.

За время моего пребывания среди отставных егерей я как-то незаметно оброс если не друзьями, то довольно близкими знакомыми, чего никак сам не ожидал. И особо доверительные отношения сложились, конечно, с Траном.

Я припомнил, как глупо себя почувствовал перед отъездом, когда трактирщик, в отсутствие магистра, подозвал меня на улице и посоветовал на будущее лучше вникнуть в суть законов Ишрантара. А видя мое непонимание, усмехнулся и по полочкам разложил, как я лопухнулся, когда пытался скрытничать. В процессе рассказа я за голову схватился от понимания того, как глупо выглядел в их глазах. А когда я смутился, почувствовав себя неуютно из-за своей лжи, он добавил, что свои секреты я могу оставить при себе и что он понимает, тут нет ничего личного.

То, что я темню, он понял сразу после того, как речь зашла о моих потерянных бумагах. Как выяснилось, в Ишрантаре общим – и для простолюдинов, и для дворян – документом может служить лишь «ро?дная». В этой бумаге фиксировались имя и принадлежность к тому или иному роду или семейной ветви, если они были, и там же указывались имена родителей. Те же данные вносились магом в Книгу магистрата города, в котором человек родился, или в так называемую «Серую книгу», если это был просто крупный поселок, типа тех же Смерок. Подорожная же, о которой шла речь в том нашем давнем разговоре, была в ходу лишь у посыльных и гонцов, и только в редких случаях – у аристократии, находящейся на службе короля.

Короче говоря, произошло то, чего я опасался больше всего, – я прокололся на элементарном незнании местных реалий. Однако мой глупый ответ про утерянную подорожную хоть и раскрыл егерям, что я далеко не ишрантарец, как утверждаю, но в то же время снял с меня большинство тяжких подозрений. Уж слишком очевидной была моя ложь. Будь я чьим-то шпионом, то уж точно оказался бы более осведомлен о таких мелочах.

Резкий клекот кружащей в небесах крупной хищной птицы вырвал меня из очередного погружения в состояние полусна, и, зевнув, я покрепче ухватил поводья и потянулся. Проморгавшись, я огляделся и в очередной раз с удовлетворением посмотрел на красующийся на моей правой руке ученический перстень. Он был связан узами слова с таким же украшением, но носимым на левой руке Вэйса. Эх, пусть по нашим договоренностям мне и удалось ограничиться статусом временного ученика мага, все же условия могли бы быть для меня и получше. Однако так уж у меня получается, что всегда есть какое-то «но». В моем случае это был момент нашего с магистром знакомства.

Когда в процессе противостояния магу Ковена я улетел в заросли кустарника, голова у меня варила плохо и я совершенно не подумал над последствиями того, «что» и «как» своими действиями демонстрирую магистру. В результате мои силовые и акробатические возможности, как и некоторые особенности, связанные с тем, что я не ощущаюсь как маг, вызвали с его стороны сильный интерес. Так что, спустя несколько дней, сразу после того как я очнулся и смог нормально разговаривать, со стороны Вэйса последовало множество расспросов. Впрочем, большинство из них, неудобных для меня, я гордо отфутболивал, прикрываясь мифической клятвой, по легенде, данной своему первому учителю. Хорошо хоть эту тему вроде бы удалось закрыть без последствий. После, заинтересованный моей сомнительной исключительностью, Вэйс дождался, пока я достаточно окрепну для путешествия, и заключил со мной заветный договор. И, едва я надел перстенек, как он тут же засобирался домой, в столицу.

Таким образом, один пункт далеко идущих планов, несмотря ни на что, я как-то выполнить умудрился – пробился в ученичество. Ну а то, что Вэйс поставил мне условие, что он будет наблюдать меня и, чего уж играть словами, откровенно говоря, изучать, в моем положении не такая высокая плата. Тем более, все должно быть в пределах разумного и препарировать меня никто не собирается.

В путь до столицы мы направились лишь вдвоем – я и Вэйс. Так как колдуна смогли-таки взять живьем, на следующий день после битвы он был отправлен в Мезгорд, в сопровождении обоих учеников мага и десятка отставных егерей в качестве дополнительной охраны. Мы же ехали следом с отставанием в пять дней.

Лошадь дернулась в сторону, и я, чертыхнувшись, слегка потянул поводья, заставляя скотину идти прямо. Прикинув, сколько нам еще добираться до места назначения, я мысленно проклял лениво проплывающий мимо однообразный пейзаж. Путешествие, представлявшееся мне ранее чем-то более увлекательным, на деле таким не оказалось даже близко. Раньше, когда я читал книги о приключениях, как-то не задумывался о том, что происходит с героями, когда автор ненавязчиво опускает моменты их перемещения между точками «А» и «Б». Теперь-то я это знаю на собственном опыте – монотонность дороги, пыль, пот и одолевающая дрема! Не было банд разбойников за каждым поворотом и ядовитых тварей, прячущихся на нижних ветвях деревьев, что склонились над дорогой. Был только мягкий перестук копыт и неторопливо плывущий мимо пейзаж. И так день за днем. Скука…

Да уж, жизнь у меня непредсказуемая. Приключения, прыжки порталами, странные знакомства, яростная схватка с каким-то колдуном, а теперь – изнуряющий своим постоянством покой. Но вроде бы в целом все неплохо. Втягиваюсь потихоньку. Если бы еще себя вел осмотрительней, но тут уж ничего не попишешь. Откуда у меня взяться опыту в таких делах?! Раньше как-то не приходилось просыпаться в других мирах и иметь дело с магией.

Я снова сладко зевнул и занялся тем единственным полезным времяпрепровождением, которое было сейчас доступно, – беседой. Тем более что маг общался со мной довольно охотно, подробно отвечая на мои вопросы и, на удивление, не слишком досаждая своими.

Догнав едущего впереди учителя, я кашлянул, привлекая его внимание.

– Ты что-то хотел?

– Да, хотел спросить… Мы ведь с вами так ни разу и не говорили о том, чему вы будете меня обучать.

– Кхм… Крис. – Магистр нахмурил брови и бросил на меня косой взгляд. – Ты же обучался у мага. Неужели ты думаешь, что учеба у меня будет чем-то отличаться?

– Думаю, что будет. – Я подавил желание пожаловаться на то, что Вереск не столько учил меня, сколько подбрасывал знания, которые я, под его руководством, осваивал в меру сил и разумения. – Мой прошлый учитель предпочитал… собственную методику в освоении моих магических способностей. Он концентрировался на некоторых моих особенностях, а заклинания и теория магии были скорее довеском.

Немного приврал, немного напустил туману и совсем чуть-чуть правды. Сообщать, что мой первый учитель магии раскрыл мне, что я являюсь обладателем Дара, пока что поостерегся. Дополнительное внимание к своей персоне мне было не нужно, да и протягивать очередную ниточку-зацепку для вероятных поисков со стороны Школы магии совершенно не хотелось. Вряд ли я смогу долго отбиваться отговорками о данной некогда клятве, о неразглашении. Да и не глупый человек Вэйс – вполне может сам прийти к правильным выводам. Но лучше позже, чем сейчас. Слова, сказанные Вереском на прощание, помнились четко. Все, о чем он говорил, до самого последнего слова. И о том, что мир находится на грани катастрофы, и о том, что в данной ситуации лишь через меня у него есть шанс исправить ситуацию. И само собой подразумевалось, что это не публичная информация и выбора у меня нет.

Плюнуть на все? Легко! Я не герой. Только что со мной будет, когда Альмарион отправится в тартарары? Произойдет ли это на самом деле, или недобог врет, используя меня в каких-то своих интригах… Все может быть. Но почему-то я ему верил, и описанное им грядущее меня не прельщало совершенно.

– О чем-то задумался? – вырвал меня из размышлений голос магистра.

– Да так, вспомнилось кое-что. Не важно. – Так и не дождавшись ответа на свой прошлый вопрос, я оставил его на потом и задал другой: – Скажите, учитель, а что было бы, поймай меня стража за созданием плетений без перстня? За мной, то есть за нарушителем, гонялась бы куча боевых магов? Ведь сомневаюсь, что даже против недоучки у обычной стражи было бы много шансов.

– Во-первых, ты себе льстишь. – Магистр с легкой улыбкой почесал кончик носа и пояснил: – Простая столичная стража, к твоему сведению, имеет достаточно средств, чтобы какое-то время противостоять магу средней руки. К тому же стражи много, а ты один. А во-вторых, у короля нет «кучи» боевых магов. У него есть Тайная канцелярия и гвардия, сплошь состоящая из воинов, являющихся неслабыми магами. До магистров им, конечно, далеко, однако они берут числом и выучкой. К тому же действуют сообща. С егерями ты уже знаком. А теперь представь себе тех же егерей, только не обделенных силой творить боевую магию.

Я представил и впечатлился.

– Я понимаю, что такой жесткий контроль из-за атак Ковена, но разве только из-за них? Иных причин нет?

– Ну, тут ты верно заметил. Так уж вышло, что в нашем регионе довольно высок уровень рождаемости способных к магии людей. Неинициированный маг в одном случае – смертник, в другом – катастрофа. Как повезет. Наш король достаточно разумен, чтобы не игнорировать эту проблему. Ну, и присутствие Ковена, конечно же, играет свою роль. Можно сказать, он не основная причина, но главенствующая в последние годы.

– Неужели возможностей целой страны недостаточно, чтобы справиться с этой организацией? – поинтересовался я просто для поддержания беседы.

– Ковен очень неудобный враг. Во всех смыслах. В ряде случаев основная проблема в его, не поддающейся анализу магии и в невозможности узнать от пленников любую информацию. При таком положении дел справиться с его адептами довольно сложно. К тому же, если дело касается этой организации, ценные пленники практически исключены. Предпочитают смерть. Поголовно фанатики или же находятся под особой клятвой.

– А как же тот… – Я махнул рукой в сторону столицы, намекая на увезенного мага.

– Это исключение. – Довольно улыбнулся Вэйс. – Творческий подход и личная разработка, которая полностью себя оправдала.