33. Роман-сказка - Щеглова Мария

33. Роман-сказка
Мария Викторовна Щеглова


Жила-была девушка, которая практически ни во что не верила: ни в себя, ни в любовь, ни в какое-нибудь мало-мальски завалящее чудо. И снится ей сон с симпатичным молодым человеком, утверждающим, что он – ее суженый и что встречаются они уже на протяжении нескольких столетий. Снится упорно и весьма изобретательно демонстрирует ей свои чувства. После нескольких таких «свиданий» девушка проникается интересом к нему и решает с помощью магии извлечь его в реальную жизнь…





33

Роман-сказка



Мария Викторовна Щеглова



Иллюстратор Артем Монин



© Мария Викторовна Щеглова, 2017

© Артем Монин, иллюстрации, 2017



ISBN 978-5-4485-7406-1

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero










Глава нулевая, в которой я пропускаю предисловие


С чего принято начинать долгое повествование? Как водится, с предисловия. Вы обычно читаете предисловия в книжках? Я – нет, потому что, честно говоря, лениво. А еще предисловие может огорошить вас полным пересказом произведения, а также всякими там выводами, заключениями, анализами… А ведь так приятно все понять самому. Это словно… Словно вы собираетесь пойти в кино на хороший мистический триллер, снятый известным любителем сюжетных перевертышей, а какой-то ваш знакомый возьми и ляпни, в чем будет фишка. Ну не пакость ли! Так что… ребята, в этой книге никаких предисловий не будет. Давайте просто назовем это маленькое вступление «главной номер ноль», в которой я легко и ненавязчиво скажу пару слов о том, что вас ждет (не имею ни малейшего представления) и пожелаю приятного прочтения!




Глава первая, с которой все и начинается


«Поверить во что-то всегда трудно. Однако начать верить в появление в твоей жизни «принца на белом коне» очень и очень легко. Все происходит само собой – его ослепительный образ формируется в твоей юной головке с ранних лет и, по достижении определенного возраста, начинает мерещиться в каждом более-менее симпатичном мальчике, наделенным объемным мозгом и подвешенным языком. Причем такой факт, как его интерес к тебе, практически не учитывается. Соответственно, из всего этого получается либо несчастная любовь, либо трагическая влюбленность (все зависит от степени тяжести любовного недуга), плавно переходящая в неминуемое разочарование. Но тем ни менее, ты продолжаешь верить. Даже тогда, когда судьба нещадно колотит тебя по голове толстенными глянцевыми журналами (которые скоро по своему объему сравняются со всеми четырьмя томами «Войны и мира»), и красотки с их обложек просто бессовестно смеются над твоими не слишком длинными ногами, не слишком большой (или черезмерно большой – потому как твои объемы просто не позволяют иметь меньше) грудью, попой, прыщами и сереньким цветом волос. Не смотря ни на что, эта вера в принца настолько сильна, что ты начинаешь работать над собой и становишься более-менее симпатичной девчонкой. Носишься по распродажам в поисках тряпочки, которая сделает тебя «суперсексуальной и гламурной». А нифига. Принцы на такое не ведутся. А ведутся только озабоченные подростки, неуверенные в себе самолюбивые придурки и просто болваны без каких-либо интересных идей в голове. А ты все равно продолжаешь верить.



Совсем другая штука происходит с верой в чудеса. В них ты бы и рада поверить, но прекрасно знаешь, что их нет. И не будет. Ну, может, были когда-то сто лет назад, за тридевять земель, но это было давно и неправда. А с тобой никакого чуда не произойдет. И пора бы уже избавиться от книжек со сказками, загостившимися на твоей полке, диснеевских мультиков про говорящих зверят и от идиотской идеи, что ты наделена какой-то чудодейственной силой, просто ты пока еще о ней и не подозреваешь.



Единственная волшебная штуковина, которая имеет место в жизни абсолютно каждого человека, но на которую почти никто не реагирует серьезно, это сны. Да-да, конечно, это вроде как наше подсознание, причуды мозга и все такое. А толкования снов – пустая забава вроде бросания монетки или игры в кости – повезет не повезет…»



Дальше мысли как-то не выстраивались. Я взглянула на часы. Ага, уже половина четвертого. Пора бы баиньки. А статью лучше завтра с утра допишу. Никуда она за ночь не денется.



Из окна на меня добродушно взирала круглая луна, приветливо светили звезды. «Ну прямо типичнейшая ночь накануне рождества» – мелькнуло у меня в голове. В старину, наши прабабки, в такое время ни за что бы не легли спать просто так. Они бы обязательно нашли какую-нибудь баню, заперлись в ней и стали бы гадать на суженого. Раскладывали бы специальные гадательные пасьянсы и, всматриваясь в очередного лубочного валета, находили бы у него черты сходства со статным купеческим сынком. А потом, сидя на постели, они бы расчесывали свои длинные волосы специальными заговоренными гребнями и клали бы их под подушку. Сон накануне рождества считался практически вещим – молодец, увиденный в нем, непременно становился как минимум другом сердца, ну а как максимум – потенциальным женихом.



Но мы-то в наше время не верим в такую ерунду. У нас для знакомств есть Интернет.

Размышляя обо всем этом, я не заметила, как заснула

Сон был очень ярким. Никогда еще мне не доводилось видеть столько подробностей и мелочей – словно это было в реальности. Раньше мои сновидения были какими-то размытыми, с неясными очертаниями и таким же неясным сюжетом. Просыпаясь, я встряхивала в голове осколки сна, извлекала наиболее запомнившиеся моменты и шла рассказывать о них своей сестре. Та доставала с полки какой-нибудь толстенный талмуд и начинала объяснять, что вся увиденная мною ахинея обозначает.

Но в этот раз все было иначе

Начиналось все неплохо. Я сидела перед экраном монитора с мышкой в руке. Перед глазами мелькали баннеры с какого-то сайта. Оглядевшись по сторонам, я поняла, что нахожусь не дома. Судя по обстановке, это было Интернет-кафе, но до чего забавное! Повсюду в хаотическом порядке были распиханы столы с компьютерным оборудованием, в углах затаились оранжевые плюшевые диванчики с маленькими разноцветными подушечками. С каких-то старых черно-белых фотографий в золоченых рамах, висевших на стенах, на меня взирали неизвестные люди в одежде 20-х годов прошлого века. Окружающее пространство было заполнено приглушенным светом и запахом корицы, который исходил от находившейся на столе, рядом со мной, чашки капуччино с аппетитной белой пенкой. Откуда-то сверху и сбоку доносились звуки тихой и приятной джазовой мелодии. Краем глаза я заметила, что ко мне приближается какой-то паренек.

– Привет, извини, что опоздал. Машина опять сломалась. – Совершенно непринужденным тоном произнес он.

– Привет… – ответила я и довольно бесцеремонно стала его рассматривать.

Ну что сказать, он был страшно симпатичный. Одет, с точки зрения моего извращенного вкуса, просто безупречно. Толстовка, двойная майка, неброские джинсы, кеды, за спиной рюкзачок, на шее – наушники. Эдакий школьник-переросток с, невесть откуда взявшейся, харизмой Колина Ферта, обаянием Кевина Спейси и бунтарским прищуром Колина Фарелла. Гремучая смесь.Его лицо (ха, попробуйте-ка его представить после такого дикого описания) показалось мне ужасно знакомым, но я никак не могла понять, откуда я могла его знать. Поэтому решила уточнить. – А мы с Вами уже встречались? – Несомненно. – Видите ли, у меня не самая безупречная память…

– Ну вот, опять придется все объяснять… Ну почему я всегда помню тебя, а ты каждый раз как будто в первый раз меня видишь! – Воскликнул он.

– Я Вас не помню, честно-честно!

– Так… Разговор предстоит долгий, ты не будешь против, если я присоединюсь к твоей… – Начал он и метнул взгляд на мою чашку… – Трапезе.

– Конечно, присоединяйтесь, но я по-прежнему ничего не понимаю… – Уже недоверчиво буркнула я.

Он подозвал официанта, заказал крепкий горький кофе (да-да, именно в такой форме, слово в слово) и вновь обратился ко мне

– Прежде всего, позволь тебя в который раз поприветствовать. А ты совсем не изменилась, все такая же…

– Возможно, я повторюсь, но мы с тобой не знакомы! – Сказала я несколько раздраженно, резко перейдя на «ты».

А что с ним выкать, в самом деле!

– А вот и нет, я тебя знаю уже несколько лет… или даже веков! – Произнес он и усмехнулся. – Я тебя прошу, говори толком… – Ладно, кстати, и кофе уже принесли, – он довольно потер руки и отхлебнул глоток, – просто замечательно, удивляюсь, что ты его не любишь

– Откуда ты знаешь, что я люблю, а что нет?!

– Дорогая моя, я знаю о тебе абсолютно все. За те несколько столетий, в течение которых я тебя наблюдаю, я бы смог написать о тебе целую книгу! Или нет, даже несколько увесистых томов… – Мечтательно протянул он.

Видимо, эта идея ему так понравилась, что он начал разрабатывать ее и дальше, совершенно не замечая меня.

– Эй, я еще здесь! – Воскликнула я и помахала у него перед лицом рукой. – А? Что?. А-а-а, это ты… – Протянул он. – Слушай, а ты случайно не из писхушки сбежал? – Довольно грубо спросила я, но что поделать, этот парень совсем меня довел. – Ладно, все, больше не буду отвлекаться, прости… Теперь обо всем по порядку… Дело в том, что ты… моя суженая! – Довольно изрек он. – Что?

– Ты – моя суженая. – Будничным тоном повторил он и, как ни в чем ни бывало, отхлебнул своего противного кофе.

– А ты тогда мой ряженый… – Только и смогла ответить я.

– Ну… в некотором смысле. Ты вообще когда-нибудь слышала о, так называемом, «браке на небесах»? – Спросил он негромко, придвинувшись ко мне.

– Конечно, за кого ты меня принимаешь! – Оскорбилась я. – Тогда с чего ты устроила весь этот спектакль?!

– С того, что я не понимаю, зачем ты до меня докапываешься.

– Хорошо-хорошо. М-м-м… Посмотри, пожалуйста, на свою ногу. – Это еще зачем? – Ну что тебе, жалко что ли…

– На ноге все, как обычно – носок и кеда. Это должно заставить меня тебе поверить?

– Черт, не та нога! На левой, на левой

– Это еще что за штука?!

К моей левой ноге был привязан красный шелковый шнурок, другой его конец был привязан к…. ну что за ерунда! К ноге моего нового знакомого. – Ну и когда ты успел это сделать? Я оценила шутку, молодец. Очень смешно и изящно. – Это не я. Это – невидимая нить судьбы. – Как же невидимая! Очень даже видимая! На какой узел завязывал? На морской, что ли… Не развязывается…

– Увидеть ее можно только раз в двадцать лет, да и то во сне.

– Молодец, и легенду придумал. Эх, твои бы таланты, да на правое дело! Ты чем вообще занимаешься?

– Админию… – Машинально ответил он, но потом спохватился. – Да не в этом дело! Слушай, ну ты же все-таки образованная девушка! Мифологию в школе изучала?

– Конечно. Греческую, индийскую. Ганеши там всякие, цари обезьян…

– Забудь про обезьян. Вот.

И он достал из кармана джинсов маленькую изящную книжечку из красной кожи, с золотыми иероглифами на обложке, и открыл на странице, заложенной закладкой-шнурком с красной кисточкой на конце. – Это что? – Вот, читай. – И он протянул мне книгу

– «В Китае каждый союз между мужчиной и женщиной определялся свыше. Бог брака привязывает невидимую нить к ногам предполагаемых супругов и никакая сила в мире не может порвать ее…». Слушай, ты что, китаец?

– Да разве в этом дело?!

– Ну, знаешь ли, я точно не из Китая, и даже если готова поверить во всю эту ерунду, то все равно не понимаю, почему попала под юрисдикцию какого-то азиатского божка.

– Может, он по обмену решил поработать, – ответил он и усмехнулся.

– Ха, и действительно, это все объясняет, – пробурчала я, а потом рассмеялась.

– Ну вот, хоть улыбнулась. – Да уж, с тобой не соскучишься. – Так ты мне веришь? – Не знаю… А ты сам-то когда все это обнаружил?

– Да лет пятьсот-семьсот назад. Увидел сон, в нем – ты. И этот мужик откуда-то взялся и говорит мне: «Глянь, Грицько, а шось у тебя к ноге-то привязано? Это, паныч, красная нитка судьбины твоей. Твоя кохана – вот эта девица. Найди ее и будет тебе счастье».

– Грицько? Значит ты с Украины будешь?

– Нет. Просто этот китайский божок подумал, что раз мы славяне, то один хрен, на каком языке с нами разговаривать… Подозреваю, что он – расист… – Сказал он и задумался.

– Пятьсот-семьсот! Ты такой старый?! Что-то непохоже… Вампир что ли?

– Нет. Такой же человек, как и ты. Ну, может, только несколько постарше и поумней.

– А в глаз?!

– Да ладно, не сердись. Просто я почему-то помню каждую твою реинкарнацию, а ты мои – нет.