Литературы народов Северного Кавказа. Учебное пособие - Егорова Людмила

Литературы народов Северного Кавказа. Учебное пособие
Людмила Петровна Егорова


В учебном пособии профессора Северо-Кавказского федерального университета дана общая характеристика литератур народов Северного Кавказа. Главы, посвященные отдельным литературам, содержат обстоятельные обзоры литературного процесса в республиках; в главах-персоналиях подробно рассматривается творчество Коста Хетагурова, Эффенди Капиева, Расула Гамзатова, Кайсына Кулиева, Алима Кешокова, Ахмедхана Абу-Бакара, Назира Хубиева, Исы Капаева, Мусы Ахмадова, Алана Черчесова, и многих других выдающихся писателей Северного Кавказа. Представленные в пособии произведения северокавказских авторов будут способствовать гармонизации межнациональных отношений и формированию общероссийской идентичности.

Книга адресована студентам университетов, изучающим литературу Северо-Кавказского региона, учителям и учащимся средних школ.





Л. П. Егорова

Литературы народов Северного Кавказа



© Егорова Л.П., 2014

© Издательство «ФЛИНТА», 2014



Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.



©Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru (http://www.litres.ru/))




Предисловие


Северный Кавказ – сказочная горная страна – издавна привлекала к себе художников слова. Кавказские страницы А. Пушкина, М. Лермонтова, Л. Толстого известны каждому школьнику. Но это не только край великолепной природы, отважных воинов и самоотверженных тружеников. Это еще и страна поэзии, страна нартского эпоса и прекрасных народных песен, в которых слышится эхо горных ущелий, шум водопадов и вечная мелодия неиссякаемой любви к родному краю. На такой богатейшей основе родилось множество литератур, влившихся в красочную мозаику мировой художественной культуры. Их краткой характеристике и посвящено учебное пособие.

Предлагаемые студентам педагогические очерки создавались в течение нескольких десятилетий. Будучи активным участником литературной жизни на Северном Кавказе, автор пособия опиралась на свои воспоминания о встречах с писателями, их письма, на данные личных и государственных архивов. Некоторые из материалов печатались на страницах журналов «Дружба народов», «Дон», альманаха «Ставрополье», в сборниках литературных и научно-критических статей; они переработаны для настоящего издания, имеющего педагогическую направленность.

Учебное пособие кратко знакомит с литературной историей региона, с отдельными, наиболее известными писателями. Разумеется, главы, посвященные отдельным литературам Северного Кавказа, не могут претендовать на полноту. Цель учебного курса дать общее представление о состоянии литературного процесса. Пособие позволит оценить вклад народов Северного Кавказа в культуру нашего полиэтнического Отечества и будет способствовать укреплению в нем мирных добрососедских отношений, ибо ничто так не сближает народы, как приобщение к культуре и искусству друг друга. Художественное слово легче всякого другого позволяет понять инонациональный характер, познать историю народа-соседа, пробуждает чувства добрые и прекрасные. Это особенно важно на Северном Кавказе, который нередко был местом межэтнических раздоров, ибо здесь проживает около 50 народов, принадлежащих к разным этническим группам.

Актуальность важной задачи филологического образования подкрепляется и прикладной ее значимостью: «Художественная литература лучше всего знакомит народ с народом», – справедливо говорил М. Горький.

Рассмотренные в данном пособие произведения северокавказских литератур выполняют эту важную миссию, вызывают неизменный интерес студентов к жизни, быту, искусству разных народов, способствуя гармонизации межэтнических отношений и формированию общероссийской идентичности.




Северный Кавказ: историческая справка



Не зря говорится: «Чтобы понять писателя, надо отправиться в его страну». Литературы народов Северного Кавказа нельзя постичь, не зная его истории, поэтому вниманию студентов предлагается краткая справка о жизни региона.

Северный Кавказ – страна древней культуры. Археологические памятники, открытые сравнительно недавно под Майкопом датируются III–I тысячелетием до новой эры; к эпохе «поздней бронзы» относятся и памятники так называемой кобанской культуры, обнаруженные у с. Кобан в Северной Осетии. С VI в. до н. э. в этом регионе обозначилось греческое присутствие, до сих пор сохранились греческие храмы, известны греческие города, колонии, имевшие активные торговые связи с местным населением.

С VII века до новой эры на Северном Кавказе началась эпоха скифов. Несколько позже на его территорию пришли племена меотов – древнейших предков адыгов, занимавшиеся земледелием и рыболовством. В III веке до н. э. скифов сменили кочевники сарматы, из которых выделились аланы, или как их еще называли, ироны, ясы. Они перешли к оседлому скотоводческо-земледельческому образу жизни и, объединившись с местными кавказскими племенами, создали мощное государство Алания (II–I вв. до н. э.) и богатую аланскую культуру. Аланы сыграли большую роль в этнической и политической истории региона и справедливо считаются предками современных горских народов. Остатки аланских городищ находятся не только в Осетии, но и на территории Карачаево-Черкесии, на р. Сунже (Чечня). Алания просуществовала до XIII века нашей эры, прекратив свое существование под натиском монголо-татар.

В равнинную часть Северного Кавказа в VI веке пришли тюрскоязычные кочевые племена – болгары, хазары. С Хазарским каганатом начали борьбу древнерусские князья. Киевский князь Святослав разрушил его столицу Итиль (недалеко от Астрахани) в 965 г. В XI веке из-за Каспия и Поволжья на Северный Кавказ пришли половцы (кипчаки), потеснившие алан в горы и оказавшие большое влияние на этногенез ногайцев и кумыков – тюрскоязычных народов Северного Кавказа.

Постепенно этнический состав региона стабилизировался и принял современные очертания.

Историческая общность народов Северного Кавказа подтверждается их общим культурным достоянием – древнейшим эпосом «Нарты», который занял важнейшее место среди древнейших эпических песен Европы и Азии (гомеровский эпос, древнеисландская «Эдда», «Песнь о Нибелунгах», «Давид Сасунский», «Джангар», «Манас»).

Нартский эпос зародился и сложился в глубокой древности (VIII–VII вв. до н. э.), в доклассовом обществе (он не отразил власти денег, купли-продажи) и, вероятно, изначально он являлся мононациональным, но на протяжении веков переходил и к соседним народам, обрастая новыми эпизодами, персонажами, обретая специфическую национальную окраску принимающей стороны: вводились местные топонимы: названия местностей, гор, рек; фонетической адаптации подвергались имена героев, вследствие чего появились их этноварианты: Сатаней, Сэтэнай-гуащэ, Сэтэни-гуаща, Сэтэнай-бийче, Сата?нси, Сатана, Шэтэна; Саусырыко, Сосрыко, Сосрук, Сослан и т. д. По форме произведения нартского эпоса являются песенными, прозаическими и смешанными: песенно-прозаическими.

Нартский эпос привлек внимание исследователей еще в середине XIX века. В 1841 г. в журнале «Русский вестник» известный адыгский этнограф и публицист Хан Гирей писал о нартском эпосе: «Древние песни и предания о знаменитых воинах, известных под именем нартов, чрезвычайно любопытны. Они любили странствия, поединки, песни, крепкие напитки, обожали женщин». В конце 1860 г. преподаватель Ставропольской гимназии В. Кусиков, знавший адыгейский язык, опубликовал статью «О поэзии черкесов», в которой отмечал как основное ее направление – воплощение в героях идеала мужества и храбрости: «поспорить с ними в этом отношении могут разве только герои „Илиады“». В конце XIX – начале XX вв. тексты адыгского эпоса появлялись в печати в записях или под редакцией Л. Г. Лопатинского, А. Н. Дьячкова-Тарасова и др.

Начало научного исследования нартского эпоса было положено профессором Московского университета академиком В. Ф. Миллером, выпустившем в 1882 г. «Осетинские этюды». Начинания Миллера пробудили живой интерес осетинской интеллигенции к фольклору своего народа, и уже в конце XIX в. основные образцы осетинских сказаний о нартах стали известны миру в переводе на русский язык.

После революции работа по сбору, систематизации и изданию нартского эпоса была сосредоточена в научно-исследовательских институтах Северной Осетии, Адыгеи, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии. В 1945 г. была опубликована работа профессора В. И. Абаева «Нартовский эпос» – первое обобщающее исследование по осетинскому эпосу, в которой автор выдвинул концепцию алано-осетинского происхождения нартов. С 1946 по 1966 гг. сотрудником Адыгейского НИИ, ныне профессором, академиком Адыгской международной Академии Наук A. M. Гадагатлем было собрано, систематизировано и подготовлено к печати 705 текстов адыгского нартского эпоса, изданного в семи томах на языке оригинала (1968–1971). В 1974 г. в Москве, в издательстве «Наука», вышел на русском языке однотомник: «Нарты. Адыгский героический эпос». В результате проделанной работы ученый пришел к выводу о том, что по своему происхождению, эпос «Нарты» является общекавказским, а его ядро – адыгским. Изучение других вариантов Нартского эпоса – абхазского (абазинского), карачаевского – велось учеными Карачаево-Черкесии.

Из зарубежных ученых самым крупным и авторитетным исследователем нартского эпоса явился Жорж Дюмезиль, издавший «Легенды о нартах» (Париж, 1930).

На сегодняшний день нартский эпос народов Северного Кавказа – не только у осетин и адыгов, но и в Дагестане, Карачаево-Черкесии, Чечне, Ингушетии, а также за пределами Кавказа и нашей страны – собран и изучен.

Нартский эпос – свод песен мифологического и героического содержания о борьбе нартов (богатырей) с темными силами природы, лесными великанами, с иноплеменными захватчиками. Подвиги героев, как правило, гиперболизируются. Эпос состоит из циклов легенд и сказаний, группирующихся вокруг основных персонажей, воплотивших идеал народа. Только в одном только адыгском эпосе упоминается более 100 имен собственных, основными среди которых являются Сатаней, Сосруко, Батраз, Бадыноко, Ащамез и др. Внутри циклов обычно соблюдается принцип хронологии, последовательно отражающий рождение нарта, его приключения и деяния, смерть. Основу легенд составляют подвиги героев, преодолевающих различные препятствия для достижения цели.

Сатаней является одним из самых ярких образов эпоса. Она умна и дальновидна, а когда появляется на хасе (совете), превосходит мудростью старейших. Нередко её называют матерью всех нартов (черта матриархата). Какой бы силой ни обладали нарты, но исход борьбы, как правило, определяют ее советы. Сатаней обладает неувядающей красотой и молодостью.

Одним из центральных мужских образов является Сосруко, сын Сатаней, пастух нартов. Чудесное его рождение – из камня – заставляет вспомнить эпические сказания других народов. Однажды, уходя с реки, Сатаней увидела на камне образ ребенка (семя пастуха, пораженного красотой Сатаней), взяла с собой, и, укутав, спрятала. По прошествии 9 месяцев и 5 дней она обратилась к кузнецу Тлепшу, который в течение трех дней и ночей разбивал камень, и, когда, наконец, разбил, из камня выпал огненный младенец. Кузнец, взяв его клещами за колени (по другим вариантам – за бедра), раскалил его над горном, а затем окунул в воду. И эту процедуру закаливания Тлепша проделал семь раз, в результате чего Сосруко оказался неуязвимым ни для меча, ни для стрел. Единственным слабым местом остались колени (бедра), за которые держал его кузнец при закаливании. (вспомним ахиллесову пяту). Впоследствии недруги Сосруко, разгадав его слабое место, расправятся с ним.

Подвиги Сосруко – типичного культурного героя, изображены в легендах: «О том, как Сосруко возвратил нартам семена проса», «О том, как Сосруко возвратил нартам огонь», «О том, как Сосруко отменил обычай убивать состарившихся» и т. д. Сосруко добывал огонь, сбив стрелой звезду (или отняв огонь у великана), он отнял у Еминежа семена проса, а у богов – чудесный напиток сано; Сосруко подвластны морозы и бури. Рядом с Сосруко стоит образ легендарного кузнеца Тлепша, покровителя и других ремесел, воплощающего мастерство трудового народа, Нартоведы выделяют также тему посещения главным героем эпоса подземного мира, с чем связано несколько сюжетных версий. Когда Сосруко столкнули в пропасть, он оказался в подземном царстве и, убив чудовище, освободил источник воды. Самого его вынес на землю орел. В другом сказании герой, вернувшись из похода и узнав о смерти жены, лег в ее могилу и убил двух змей. Лист во рту одной из них помог ему оживить жену. Признаки загробного мира присутствуют в рассказе о чудесах по пути к родителям жены: черные вороны в глубоком ущелье, отсутствие света у родителей жены ознаменовали смерть.

В образе Бадыноко (Щэбатыноко) народ сосредоточил мужество всех нартов и выразил свой идеал настоящего героя. Народная фантазия не скупилась на гиперболическое изображение богатыря-всадника: «Пламя из ноздрей коня опаляет траву у дороги, пена с коня раздувается, словно шатер…» Когда Бадыноко едет к нартам, «на одном плече солнце сверкает, на другом – иней садится». Сурово-величавым воином-аскетом со своим мироощущением, несущим в себе эпический дух эпохи, предстает Бадыноко в эпосе. В песнях и легендах о нем подчеркивается, что титан в своих действиях чрезвычайно скромен, честен, благороден». Его призвание – служить чести. На хасе нартов, Бадыноко показывает себя не только как настоящий воин, но и как непревзойденный танцор, вонзив меч рукояткой в землю, он танцует на носках на кончике его острия!

Рождение героя Батраза в осетинской версии напоминает нам рождение Афины из головы Зевса: он выношен собственным отцом Хамыцем. Что Батраз вырастет истинным богатырем, было видно еще в колыбели: «Потянувшись – два изголовья выломал, поднявшись – две лямки порвал, повернувшись – два ребра колыбели отвалил».

В нартском эпосе есть мифы, сходные с мифами о Прометее. Еще в 1846 г. Хан-Гирей в статье «Мифология черкесских народов» приводил сходный сюжет: «Предание повествует, что на вершине снежного Эльбруса за какие-то грехи прикован один великан. Когда он пробуждается от оцепенения, то спрашивает у своих стражей: «Растет ли еще на земле камыш и родятся ли ягнята?» Безжалостные стражи отвечают: «Камыш растет и ягнята родятся». От такого ответа великан приходит в бешенство, рвет свои оковы, и тогда земля дрожит от его движений, цепи блещут молниями и грохочут громами; его тяжкое дыхание – порывы урагана, стоны – подземный гул, бурная река, вырывающаяся из подножия Эльбруса, – его слезы».

Нартский эпос является правдивым зеркалом народной жизни. Даже наиболее насыщенные фантастикой произведения героического эпоса отражают определенный этап в развитии родовой общины. Сказочная Хаса, как писал еще Шора Ногмов, есть ни что иное как «общий древний обычай», по которому в важных случаях «единоплеменные сходились для совещаний… С общего согласия предпринимали военные походы, избирали вождей». Со сказочной фантастикой нередко соседствует бытовое правдоподобие, но точность топонимики на деле оказывается мнимой. Так, сообщаемые фольклором сведения о том, что при впадении Теберды в Кубань стоял замок, где жил нарт Гиляхсыртан Злоязычный, и неподалеку находится камень Сосруко со следами копыт его коня, дает пример того, как самые фантастические образы и события могут быть прикреплены к определенному, вполне реальному месту. В карачаевской версии сказания об Ачемезе местом действия названо вполне реальное Хумаринское укрепление, но, разумеется, это совсем не говорит о документальности произведения, бытующего у многих народов. Это всего лишь позднейшая его «привязка» к месту хорошо знакомому слушателям.